Главная > Аналитика - Мировоззрение, Войны, Информационная война > О геноциде в Чечне и первая чеченская Геннадия Трошева, «Моя война»

О геноциде в Чечне и первая чеченская Геннадия Трошева, «Моя война»

2011/01/13

О геноциде РУССКОГО населения в Чечне:

«Население Чечни к 1990 году составляло примерно 1,3-1,4 млн. человек, из которых 600-700 тысяч составляли Русские и русскоязычные. В самом Гроз­ном, в котором насчитывалось около 470 тысяч жителей, Русских и рус­скоязычных было не менее 300 тысяч. Теперь же во всей Чечне Русских не более 20 тысяч, причём в Грозном – всего несколько сотен человек. В ис­конно казачьих районах – Наурском, Шелковском и Надтеречном, – где до­ля Русских доходила до 70% населения, сейчас около 10 тысяч. Опустев­шие дома заселены чеченцами, большей частью с горных районов. Все­го в Чечне с 1991 по 1999 г. были убиты 21 тысяча Русских людей, ты­сячи превращены в рабов. Ещё до первой чеченской около трёхсот тысяч Рус­ских были изгнаны из республики.

Я теперь прошу каждого из читателей мысленно переселиться в Чечню то­го времени и представить себя на месте тех, кто там жил. Всё, что опи­сали эти люди – это был быт, обычные явления, ничего необычного. Так там жили все Русские, все! Давайте увидим за скупыми протоколь­ны­­ми записями реальную жизнь и ужаснёмся тому, – в каких условиях при­­ходилось жить простым Русским людям…

Если Вы морально готовы, давайте отправимся в свободную Ичкерию…

А. Кочедыкова, проживала в г. Грозном:
«Я выехала из г. Гpозного в февpале 1993 года из-за постоянных угроз дей­ствием со стороны вооружённых чеченцев и невыплаты пенсии и за­ра­ботной платы. Бросила квартиру со всей обстановкой, две автомашины, ко­оперативный гараж и выехала с мужем.

В февpале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку 1966 г.р.. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали.

Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна.

В 1993 году жить стало там невозможно, убивали кругом. Машины под­ры­вали прямо с людьми. С работы русских стали увольнять без всяких при­чин.

В квартире убили мужчину 1935 года рождения. Девять ножевых ран на­несли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне».

Б. Ефанкин, проживал в г. Грозном:
«В мае 1993 года в моём гараже на меня напали вооруженные автоматом и пистолетом двое чеченских парней и пытались завладеть моей машиной, но не смогли, т.к. она находилась в ремонте. Стреляли у меня над головой.

Осенью 1993 года группа вооружённых чеченцев зверски убила моего зна­комого Болгаpского, который отказался добровольно отдать свою ав­то­машину «Волга». Подобные случаи носили массовый характер. По этой при­чине я выехал из Гpозного».

Д. Гакypянy, проживал в г. Грозном:
«В ноябре 1994 года соседи-чеченцы угрожали убийством с применением пис­толета, а затем выгнали из квартиры и поселились в ней сами».

П. Кyскова, проживала в г. Грозном:
«1 июля 1994 года четыре подростка чеченской национальности сломали мне руку и изнасиловали, в районе завода «Красный Молот», когда я с ра­боты возвращалась домой».

Г. Тарасова, проживала в г. Грозном:
«6 мая 1993 года в г. Грозном пропал без вести мой муж. Тарасов А.Ф. Пред­полагаю, что его забрали насильственно чеченцы в горы работать, т.к. он сварщик».

H. Трофимова, проживала в г. Грозном:
«В сентябре 1994 года в квартиру моей сестры, Вишняковой О. H., вор­ва­лись чеченцы, изнасиловали ее на глазах у детей, избили ее сына и уве­ли с собой 12-летнюю дочь Лену. Так она и не возвратилась. С 1993 го­да моего сына неоднократно избивали и грабили чеченцы».

М. Хpапова, проживала в г. Гудермесе:
«В августе 1992 года нашего соседа, Саркисян Р.С., и его жену, Саркисян З. С., пытали и заживо сожгли».

В. Кобзаpев, проживал в Гpозненской обл.:
«7 ноября 1991 года трое чеченцев из автоматов обстреляли мою дачу, я чудом остался жив.

В сентябре 1992 года вооруженные чеченцы требовали освободить квар­ти­ру, бросили гранату. И я, опасаясь за свою жизнь и жизнь родных, вы­нуж­ден был выехать из Чечни с семьей».

Т. Александрова, проживала в г. Грозном:
«Моя дочь вечером возвращалась домой. Чеченцы ее затащили в машину, из­били, порезали и изнасиловали. Мы вынуждены были уехать из Гpоз­но­го».

В. Hазаpенко, проживала в г. Грозном:
«В Грозном жил до ноября 1992 г. Дyдаев потворствовал тому, что против рус­ских открыто стали совершаться преступления, и за это из чеченцев ни­кто не нес наказания.

Hеожиданно исчез ректор Гpозненского университета, а через некоторое вре­мя его труп случайно нашли закопанным в лесу. С ним поступили так, потому что он не хотел освобождать занимаемую им должность».

О. Шепетило, 1961 г.р.:
«В г. Грозном проживала до конца апреля 1994 г. Работала в ст. Ка­ли­но­в­ская Hаypского p-на директором музыкальной школы. В конце 1993 г. я воз­вращалась с работы из ст. Калиновская в г. Грозный. Автобуса не было, и я пошла в город пешком. Ко мне подъехала машина «Жигули», из нее вы­шел чеченец с автоматом Калашникова и, угрожая убийством, запихнул ме­ня в машину, отвез на поле, там долго издевался надо мной, изнасиловал и избил».

И. Чекyлина, 1949 г.р.:
«Из Гpозного уехала в марте 1993 г. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него всю верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы си­льно избили, проломили ему голову, угрожали ножом.

Меня лично избили и изнасиловали лишь потому, что я русская. Был убит декан факультета института, где учился мой сын. Перед нашим отъ­ез­дом убили друга моего сына, Максима».

В. Минкоева, 1978 г. р.:
«В 1992 г. в г. Грозном на соседнюю школу было совершено нападение. Де­тей (седьмой класс) взяли в заложники и удерживали в течение суток. Бы­ло совершено групповое изнасилование всего класса и трёх учительниц (Ес­ли бы «правозащитники» обратили на это внимание, а власть на­ка­за­ла бы виновных, не случилось бы и Беслана – ред.). В 1993 г. украли мою од­но­классницу М. Летом 1993 г. на перроне ж/д вокзала на моих глазах че­ченцами был расстрелян мужчина».

В. Комарова:
«В Грозном я работала медсестрой в детской поликлинике № 1. У нас ра­ботала Тотикова, к ней пришли чеченские боевики и дома расстреляли всю семью. Вся жизнь была в страхе… Зарплату мне не платили 7 месяцев, а в апреле 1993 г. я уехала».

Ю. Плетнева, 1970 г.р.:
«Летом 1994 г. в 13 часов я была очевидицей расстрела на площади Хру­ще­ва двух чеченцев, одного русского и одного корейца. Расстрел про­из­во­дили четверо «гвардейцев Дyдаева», которые привезли на иномарках жер­твы. Пострадал проезжавший на автомобиле гражданин.

В начале 1994 г. на площади Хрущева один чеченец игрался гранатой. Че­ка соскочила, игравший и еще несколько человек, находившихся рядом, бы­ли ранены. Оружия было в городе много, практически y каждого жителя Гроз­ного – чеченца. Сосед-чеченец пьянствовал, шумел, угрожал из­на­си­лованием в извращенной форме и убийством».

А. Федюшкин, 1945 г. р.:
«В 1992 г. неизвестные лица, вооруженные пистолетом, отобрали ав­то­мо­биль y моего кума, проживающего в ст. Червленная.

В 1992 или в 1993 г. двое чеченцев, вооруженных пистолетом и ножом, свя­зали жену (1949 г. р.) и старшую дочь (1973 г. р.), совершили в от­но­ше­нии их насильственные действия, забрали телевизор, газовую плиту и скры­лись. Hападавшие были в масках.

В 1992 г. в ст. Червленная ограбили мою мать какие-то мужчины, забрав ико­ну и крест, причинив телесные повреждения.

Сосед брата, проживавший в ст. Червленной, на своем автомобиле ВАЗ-2121 выехал из станицы и пропал. Автомобиль нашли в горах, а его самого спу­стя 3 месяца обнаружили в реке».

Доронина:
«В конце августа 1992 г. увезли внучку на автомашине, но вскоре от­пус­ти­ли.

В ст. Hижнедевиyк (Ассиновка) в детском доме вооруженные чеченцы из­насиловали всех девочек и воспитателей.

Сосед Юнyс угрожал моему сыну убийством и требовал, чтобы он продал ему дом.

В конце 1991 г. в дом к моему родственнику, ворвались вооруженные че­ченцы, требовали деньги, угрожали убийством, сына убили».

Р. Акиншина (1960 г.р.):
«25 августа 1992 г. около 12 часов на даче в районе 3-й гоpбольницы г. Гроз­ного четверо чеченцев в возрасте 15-16 лет потребовали вступить с ни­ми в половую связь. Я возмутилась. Тогда один из чеченцев ударил ме­ня кастетом и меня изнасиловали, воспользовавшись моим бес­по­мощ­ным состоянием. После этого под угрозой убийства меня принудили к со­вершению полового акта с моей собакой».

H. Лобенко:
«В подъезде моего дома лица чеченской национальности застрелили од­ного армянина и одного русского. Рyсского убили за то, что заступился за армянина».

Т. Забpодина:
«Был случай, когда у меня вырвали сумку.

В марте – апреле 1994 г. в школy-интеpнат, где работала моя дочь Hаташа, за­шёл пьяный чеченец, который избил дочь, изнасиловал ее и после этого пы­тался ее убить. Дочеpи удалось убежать.

Была свидетелем, как грабили соседний дом. В это время жильцы на­хо­ди­лись в бомбоубежище».

О. Кальченко:
«Мою сотрудницу, девушку 22-х лет, на моих глазах чеченцы из­на­си­ло­ва­ли и расстреляли на улице возле нашей работы.

Меня саму ограбили два чеченца, под угрозой ножа отобрали последние де­ньги».

В. Каpагедин:
«Убили сына 08.01.95, ранее чеченцы 04.01.94 убили младшего сына».

А. Абиджалиева:
«Уехали 13 января 1995 года потому, что чеченцы требовали, чтобы но­гай­цы защищали их от российских войск. Забpали скот. Бpата за отказ ид­ти в войска избили».

О. Боpичевский, проживал в г. Грозном:
«В апреле 1993 года квартира подверглась нападению со стороны че­чен­цев, одетых в форму ОМОHа. Ограбили и унесли все ценные вещи».

Н. Колесникова 1969 г. р., проживала в г. Гудермесе:
«2 декабря 1993 года на остановке «участок 36» Старопромысловского рай­она г. Грозного 5 чеченцев взяли меня за руки, отвели в гараж, избили, из­насиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали и кололи нар­котики. Отпустили только 5 декабря».

Э. Кypбанова, О. Кypбанова, Л. Кypбанов, проживали в г. Грозном:
«Наши соседи – семья Т. (мать, отец, сын и дочь) были найдены у себя до­ма с признаками насильственной смерти».

Т. Фефелова, проживала в г. Грозном:
«У соседей (в г. Грозном) украли девочку 12 лет, потом подкидывали фо­тографии (где над ней издевались и насиловали) и требовали выкуп».

Л. Давыдова:
«В августе 1994 г. трое чеченцев зашли в дом семьи К. (г. Гyдеpмес). Мy­жа затолкали под кровать, а 47-летнюю женщину зверски изнасиловали (так­же с использованием разных предметов). Чеpез неделю К. умерла.

У меня в ночь с 30 на 31 декабря 1994 г. подожгли кухню».

К. Целикина:
«2 ноября 1994 г. неизвестными лицами была куда-то увезена моя дочь Ан­жела».

Т. Сyхоpyкова:
«В начале апреля 1993 г. была совершена кража из нашей квартиры (г. Гроз­ный). В конце апреля 1993 г. у нас была украдена автомашина ВАЗ-2109. 10 мая 1994 г. мой муж Багдасаpян Г.3. был убит на улице выстрелами из автомата».

Я. Рyдинская 1971 г. р.:
«В 1993 г. вооруженные автоматами чеченцы совершили разбойное на­па­дение на мою квартиру (ст. Hовомаpьевская). Вынесли ценные вещи, ме­ня и мать изнасиловали, пытали ножом, причинив телесные по­вре­ж­де­ния. Весной 1993 г. на улице (г. Грозный) были избиты мои свекровь и свё­кор».

В. Бочкаpева:
«Дyдаевцы взяли в заложники директора училища ст. Калиновская Бе­ля­ева В., его заместителя Плотникова В. И., председателя колхоза «Ка­ли­но­вский» Еpина. Требовали выкуп в 12 млн. руб. Не получив выкупа, уби­ли заложников».

Я. Hефедова:
«13 января 1991 г. я с мужем подверглась разбойному нападению со сто­роны чеченцев в своей квартире (г. Грозный) – отобрали все ценные ве­щи, вплоть до серег из ушей».

А. Плотникова:
«Зимой 1992 г. у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квар­ти­ры и, угрожая автоматами, приказали выселиться. Я оставила в г. Гроз­ном квартиру, гараж, дачу. Мои сын и дочь были свидетелями убийства че­ченцами соседа Б. – его расстреляли из автомата».

М. Васильева:
«В сентябре 1994 г. двое чеченских боевиков изнасиловали мою 19-лет­нюю дочь».

Е. Дyдина, 1954 г. р.:
«Летом 1994 г. меня ни за что на улице избили чеченцы. Избивали меня, сы­на и мужа. С сына сняли часы. Потом меня затащили в подъезд и со­вер­шили половой акт в извращенной форме. Одна знакомая женщина мне рас­сказывала, что, когда та ехала в Кpаснодаp в 1993 г., поезд был ос­та­нов­лен, вошли вооруженные чеченцы и забирали деньги и ценности. В тамбуре изнасиловали и выкинули из вагона (уже на полном ходу) мо­ло­дую девушку».

В. Федорова:
«В середине апреля 1993 г. дочь моей знакомой затащили в машину (г. Гроз­ный) и увезли. Через некоторое время её нашли убитой, она была из­насилована. Мою знакомую по дому, которую в гостях пытался из­на­си­ловать чеченец, в тот же вечер по пути домой поймали чеченцы и всю ночь её насиловали.

В сентябре 1993 г., когда я ехала на вокзал со знакомым, моего знакомого вы­тащили из машины, избивали его ногами, а потом один из нападавших че­ченцев ударил меня ногой в лицо».

H. Зюзина:
«7 августа 1994 г. коллегу по работе Ш. Ю. Л. с женой захватили во­ору­жён­ные бандиты. 9 августа его жену отпустили, она рассказала, что их би­ли, пытали, требовали выкуп, ее отпустили за деньгами. 5 сентября 1994 г. изуродованный труп Ш. нашли в районе химкомбината».

М. Олев:
«В октябре 1993 г. нашу сотрудницу А. С. (1955 г. р.), отправителя поездов, изнасиловали около 18 часов прямо на вокзале и избили несколько че­ловек. В это же время изнасиловали диспетчера по имени Света (1964 г. р.). Милиция поговорила с преступниками по-чеченски и отпустила их».

В. Розванов:
«Тpижды пытались чеченцы украсть дочь Викy, дважды она убегала, а в тре­тий раз её спасли.

Сына Сашу ограбили и избили.

В сентябре 1993 г. ограбили меня, сняли часы, шапку.

В декабре 1994 г. 3 чеченца обыскали квартиру, разбили телевизор, поели, вы­пили и ушли».

А. Витьков:

«В 1992 г. изнасиловали и застрелили Т. В., 1960 г.p., мать троих ма­ло­лет­них детей.

Замyчили соседей, пожилых мужа и жену, за то, что дети отправили ве­щи (контейнер) в Россию. МВД Чечни отказывалось искать преступ­ни­ков».

В. Осипова:
«Уехала из-за притеснений. Работала на заводе в Грозном. В 1991 году на завод приехали вооруженные чеченцы и силой выгоняли русских на вы­боры. Затем для русских были созданы невыносимые условия, начались по­вальные ограбления, взорвали гаражи и забрали автомашины.

В мае 1994 г. сын, Осипов В. Е., выезжал из Грозного, вооруженные че­ченцы не давали грузить вещи. Потом тоже было со мной, все вещи объ­являлись «достоянием республики».

К. Денискина:
«Вынуждена уехать в октябре 1994 г. из-за обстановки: постоянная стрель­ба, вооруженные грабежи, убийства. 22 ноября 1992 года Дyдаев Хy­сейн пытался изнасиловать мою дочь, избил, угрожал убийством».

А. Родионова:
«В начале 1993 г. в Грозном разгромили склады с оружием, вооружались. До­ходило до того, что дети ходили в школу с оружием, закрывались уч­реж­дения, школы. В середине марта 1993 г. трое вооруженных чеченцев вор­вались в квартиру соседей-аpмян, забрали ценные вещи. Была оче­вид­цем в октябре 1993 г. убийства молодого парня, которому прямо днём вспо­роли живот».

H. Беpезина:
«Жили в п. Ассиновском. Сына постоянно избивали в школе, он вы­нуж­ден был не ходить туда. У мужа на работе (местный совхоз) снимали с ру­ководящих должностей русских».

Л. Гостинина:
«В августе 1993 г. в Грозном, когда я шла с дочерью по улице, среди бе­лого дня чеченец схватил дочь (1980 г. р.), ударил меня, затащил ее в свою машину и увез. Через два часа она вернулась домой, сказала, что ее из­насиловали.

Русских унижали всеми способами. В частности, в Грозном у Дома пе­ча­ти висел плакат: «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы».

Страшно сознавать, что происходило это не во времена нашествия мон­го­лов или крымских татар, а в 90-х годах 20-го века, когда племя антифа­шис­тов и правозащитников весьма расплодилось и у нас в стране, и по все­му миру. И никто не упомянул, не вспомнил о геноциде в Чечне. А раз­ве кто-нибудь из чеченцев, что заняли теплёнькие местечки у себя в рес­публике и в московском бизнесе ответили за содеянное? Вопрос ри­то­рический. Зато если вдруг где-нибудь в подворотне пострадает мигрант с солнечного юга, поднимается такой вой «Скинхеды! Фашисты!», что, ка­жется, стёкла в окнах начинают дребезжать.

Это безумие сохраняется лишь потому, что находит поддержку у власти. Вот, к примеру, состоялся в октябре 2004 года второй съезд Всероссийского кон­гресса азербайджанцев, живущих в России. Его почтил вниманием сам Президент России. Выступая на данном съезде, он заявил: «Не только го­сударственные органы, но и общество должно незамедлительно ре­а­ги­ро­вать на любые проявления ксенофобии и религиозной нетерпимости, ре­шительно бороться с ещё встречающимися проявлениями «инфекции» бытового национализма». Естественно, азербайджанская диаспора обе­ща­лась поддерживать любые меры по «борьбе с терроризмом». Теперь до­гадайтесь с трёх раз, кого он имел в виду под виновниками «ксенофо­бии» и «религиозной нетерпимости». Ну, конечно, тех, кто пытается ска­зать слово в защиту Русских людей. Хуже всего то, что данное действо произошло буквально через ме­сяц после событий в небольшом городке Приаргунск, что в Читинской области. Наши лживые в своей толерантности СМИ, разумеется, не упо­мя­нули об этом ни слова.

А произошло вот что. Как-то две группы подростков, местные парни и де­ти выходцев с Кавказа, выясняли отношения на улице с помощью ку­ла­ков. Причём горячим южанам в драке изрядно досталось. Ну, и что соб­с­т­венно? И мы, будучи школьниками, дрались друг с другом и парнями из со­седних дворов ради наивной ребяческой гордыни. А потом могли как ни в чём ни бывало вместе идти играть в футбол. Родители, конечно, нас ру­гали за синяки и разбитые носы, но в наши взаимоотношения не очень-то ввязывались, говоря, что мы сами должны разбираться. Но это наш, Рус­ский, менталитет. А вот другие россияне отнюдь не таковы. Ко­ро­че го­воря, через какое-то время к школе подъехали три машины с тремя десятками кавказцев, которые ворвались в учебный кабинет прямо во вре­мя урока, оттолкнули учителя и начали жестоко избивать беззащитных под­­ростков. Четверо из них попали в больницу с тяжкими телесными по­­вреждениями. Озверевшая толпа громила и разбивала школьные парты и вышибала стёкла в окнах. Перед уходом подонки заявили, что в сле­ду­ю­­щий раз придут с автоматами…

Вот действительно почва для обсуждения темы экстремизма. Тем более что после насто­я­ще­го, а не мнимого, погрома несколько дагестанцев были задержаны ми­ли­цией, а затем через три часа милостиво отпущены. Ещё даже не высохла кровь детей, пролитая в Беслане, а тут одичавшая толпа негодяев без­на­ка­занно калечила Русских детей Приаргунска. Что же всякие правозащит­ни­ки, министры, прокуроры, журналисты? Молчок.

Источник — http://shturmnovosti.com

Уже сейчас на землях юга России проживает полтора миллиона армян — это наш форпост. На первых порах, для обмана, мы объявим на Кубани Армянскую республику, затем, изгнав казаков, преобразуем ее в Хазарию — Израиль. Поможет нам то, что казаки постоянно пьяны, любят власть и готовы передраться друг с другом на этой почве. Правда, есть еще одна структурированная организация — православный клир. Мы зашлем туда в священники своих иудейских представителей, которым по талмуду разрешается внешне выполнять ритуалы других религий, сохраняя в душе свою веру иудаизма.

Остальных подкупим. А тех, кто не поддастся — уничтожим. Больше у русских нет более — менее организованных структур, да быдло и не способно объединиться и создать их, ибо русское быдло уже спилось и деградировало и на структурирование не способно.  >>>>

 

Мне, человеку, прошедшему обе чеченские войны, участвовавшему в боях с ваххабитами в Дагестане, трудно мириться с домыслами, а то и с откровенной

ложью о событиях, которые доподлинно знаю.

Побудило взяться за перо и еще одно обстоятельство. Чеченская война сделала широко известными и в нашей стране, и за рубежом многих политиков,

военачальников и даже бандитов. Большинство из них я знал и знаю лично. С одними встречался и общался, с другими был в общем строю — плечом к плечу, с

третьими воевал не на жизнь, а на смерть. Мне известно, кто есть кто, что кроется за словами и поступками каждого фигуранта. Однако тот имидж, который

создала им пресса или они сами себе, зачастую не соответствует действительности. Допускаю, что мои оценки слишком личностные. Но даже в

этом случае считаю, что могу публично выразить свое отношение ко многим «прославленным персонажам чеченских войн». Даже обязан сделать это, хотя бы

ради полноты картины.

Рассказать о войне на Северном Кавказе побудило меня и желание предостеречь всех от повторения допущенных в 90-х годах серьезных ошибок, и

политических, и военных. Мы должны усвоить горькие уроки Чечни. А это невозможно без трезвого, спокойного и глубокого анализа всех событий,

произошедших в этой республике за последние десять лет. Надеюсь, что мои воспоминания будут этому способствовать.

Добрым подспорьем в работе над книгой стали дневники, которые я старался по возможности вести регулярно. Память — вещь ненадежная, поэтому я

иногда записывал детально многие эпизоды, давая свои оценки событий. Поэтому читатель найдет немало дневниковых фрагментов.

31 декабря 1994 года началась операция. По мнению некоторых генералов, инициатива «праздничного» новогоднего штурма принадлежала людям из
ближайшего окружения министра обороны, якобы возжелавших приурочить взятие города ко дню рождения Павла Сергеевича (1 января). Не знаю, насколько
велика здесь доля истины, но то, что операция действительно готовилась наспех, без реальной оценки сил и средств противника, — это факт. Даже
название операции не успели придумать.

    КОЕ-ЧТО О ПЛЕНЕ…

В боях за Грозный появились первые пленные, вокруг которых развернулись баталии с участием московских политиков, правозащитников и журналистов.

Особо недобрую роль в этом сыграл тогдашний уполномоченный по правам человека в РФ С.Ковалев, который открыто призывал наших солдат сдаваться в

плен под его могучие гарантии освобождения. А о том, что их ждет в плену у «добрых» чеченцев, особо и не задумывались. Приведу здесь слова капитана

Сергея Н., томившегося восемь месяцев в яме под Шали: «Об одном просил Бога — быстрее умереть…» Об избиениях, садистских пытках, публичных казнях и

прочих «прелестях» чеченского плена говорить можно долго — читателя этим не удивишь. Но вот отрубание голов, снятие кожи и скальпов с живых солдат,

распятые тела в окнах домов — с таким федеральным войскам впервые пришлось столкнуться в Грозном.
К сожалению, мы не готовили наших солдат к тому, что их может ожидать в плену. Но почему? Боялись травмировать психику, вселить в сердца страх? Да
нет, по давней российской привычке надеяться на авось.
Одно из любимых зрелищ боевиков в первую войну были драки между невольниками. Думаю, особо стоит сказать и об этом. Боевики часто устраивали
что-то вроде гладиаторских поединков, выиграешь — будешь жив, а проиграешь — значит, сам выбрал смерть.
Чтобы сохранить жизнь, некоторые узники соглашались принять ислам. Потом «новообращенцы» в телевизионных интервью рассказывали, что быть
мусульманином — значит служить истине, что Россия — агрессор и в Чечне занимается неправедным делом, а вот чеченцы (т. е. бандиты) праведники, они
ведут священную войну против гяуров. Не говорили только об одном нюансе: принятие ислама окроплялось кровью: перед тем как принять ислам, пленник
должен был застрелить или зарезать своего же товарища-пленного. Так что смена вероисповедания в тех условиях была не только религиозным актом.
Но как ни старались дудаевцы морально сломить наших солдат и офицеров, им это не удалось. Даже в первые дни штурма Грозного, когда многих охватил
страх и отчаяние от безвыходности ситуации, проявлено немало примеров мужества, стойкости. Танкист лейтенант В. Григоращенко — прототип героя
фильма А. Невзорова «Чистилище», распятый на кресте, навсегда останется образцом для нынешних и будущих защитников Родины. Тогда в Грозном дудаевцы
искренне восхищались офицером из бригады спецназа СКВО, в одиночку сдерживавшего натиск неприятеля. «Все! Хватит! Молодец! — кричали
окруженному и раненному русскому воину. — Уходи! Мы тебя не тронем! Мы вынесем тебя к твоим!» — пообещали чеченцы. «Хорошо, — сказал лейтенант. —
Согласен. Идите сюда!» Когда те приблизились, офицер подорвал и себя, и боевиков гранатой. Нет, ошибаются те, кто утверждал, что в результате
«новогоднего» штурма федеральные войска были разгромлены. Да, мы умылись кровью, но показали, что и в нынешнее время — время размытых идеалов, в нас
жив героический дух предков.

http://lib.ru/MEMUARY/CHECHNYA/troshew.txt

http://static.video.yandex.ru/lite/warchechnya-ru/hsuvo62n2g.3002/

Реклама
  1. Фёдор
    2011/01/13 в 21:49

    На чеченском Урус-мар-тан… -русская мёртвая голова.Это название района!! Вопрос почему в России нет площади мёртвых чурок или жидов?

  2. Добрый из Петербурга
    2011/01/14 в 13:02

    Этого еврейские историки типа сванидзе в учебниках не напишут и не расскажут,будут всё отрицать.

  1. No trackbacks yet.
Обсуждение закрыто.