Главная > Войны, Геноцид, Иудаизм, Коммунизм, О Евреях, Революции, Религии, Сионизм, Фашизм > НАСИЛИЯ ЕВРЕЕВ НАД РУССКИМ НАРОДОМ В СССР

НАСИЛИЯ ЕВРЕЕВ НАД РУССКИМ НАРОДОМ В СССР

2009/12/13


По книге О.Платонова «Терновый венец России», М. 1997г.

Возвращение Ленина и его соратников в Россию из Швейцарии имело характер подрывного заговора и было спланировано германским Генеральным штабом как акция по разрушению внутриполитической стабильности в стране.

«Помогая Ленину поехать в Россию, — писал позднее немецкий военачальник Э. Людендорф, — наше правительство принимало на себя особую ответственность. С военной точки зрения это предприятие было оправдано. Россию было нужно повалить». Аналогично рассуждали и другие государственные деятели Германии. Посланник в Копенгагене граф Брокдорф-Ранцау советует правительству согласиться на проезд большевистских функционеров через Германию, ибо можно надеяться, что через три месяца в России произойдет окончательный развал и крушение русской военной мощи. В конце концов германское правительство разрешает проезд большевиков в обмен на обещание содействовать в немедленном заключении сепаратного мира.

Немецкие власти предоставили Ленину и следовавшей с ним группе граждан враждебной державы — большевиков, бундовцев и других «интернационалистов» — специальный вагон для переезда в Россию. Три двери этого вагона после посадки Ленина и еще 29 пассажиров были запломбированы, а четвертая, задняя, оставалась открытой. С Лениным ехали его жена, Н. Крупская, и любовница, Инесса Арманд, а также ближайшие соратники Зиновьев, Радек, Сафаров, Сокольников и др. Чуть позднее германские спецслужбы перебросили через территорию Германии целый эшелон «интернационалистов» (на 90 процентов евреев), последовательных врагов Русского государства, сыгравших роковую роль в судьбе исторической России, на долгие годы ставших оплотом антирусского режима большевиков* (см. таблицу).

*Общее дело. 14.10.1917; 16.10.1917.

ПАССАЖИРЫ ПЛОМБИРОВАННЫХ ВАГОНОВ

Ленинский вагон

1. Абрамович Мая Зеликовна

2. Айзенбунд Меер Кивович

3. Арманд Инесса Федоровна

4. Гоберман Михаил Вульфович

5. Гребельская Фаня

6. Кон Елена Феликсовна

7. Константинович Анна Евгеньевна

8. Крупская Надежда Константиновна

9. Ленин (Ульянов-Бланк) Владимир Ильич

10. Линде Иоган-Арнольд Иоганович

11. Мирингоф Илья Давидович

12. Мирингоф Мария Ефимовна

13. Морточкина Валентина Сергеевна (жена Сафарова)

14. Пейнесон Семен Гершович

15. Погосская Буня Хемовна (с сыном Рувимом)

16. Равич Сарра Нахумовна

17. Радек (Собельсон) Карл Бернгардович

18. Радомысльская Злата Эвновна

19. Радомысльский-Зиновьев (Апфельбаум) Овшей-Гершен Аронович

20. Радомысльский Стефан Овшеевич

21. Ривкин Залман-Бэрк Осерович

22. Розенблюм Давид Мордухович

23. Сафаров (Вольдин) Георгий Иванович

24. Сковно Абрам Анчилович

25. Слюсарева Надежда Михайловна

26, Сокольников (Бриллиант) Гирш Янкелевич

27. Сулиашвили Давид Сократович

28. Усиевич Григорий Александрович

29. Харитонов Моисей Мотькович

30. Цхакая Михаил Григорьевич

РСДРП

1. Авдеев Иван Ананьевич (с женой и сыном)

2. Аксельрод Товия Лейзерович (с женой)

3. Аптекман Иосиф Васильевич

4. Асириани Сосипатр Самсонович

5. Астров (Повес) Исаак Сергеевич

6. Баугидзе Самуил Григорьевич

7. Беленький

8. Беленький Захарий Давидович (с женой и ребенком)

9. Богрова Валентина Леонидовна

10. Бронштейн Роза Абрамовна

11. Ванадзе Александр Семенович

12. Войков (Вайнер) Пинхус Лазаревич

13. Геронимус Иосиф Борисович

14. Герштен 15. Гишвалинер Петр Иосифович

16. Гогиашвили Поликарп Давидович (с женой и ребенком)

17. Гохблит Матвей Иосифович

18. Гудович 19. Добровицкий Захарий Лейбович

20. Доидзе Соломон Яссевич

21. Жвиф (Макар) Семен Моисеевич

22. Иоффе Давид Нахумович (с женой)

23. Коган Владимир Абрамович

24. Коган Израиль Иремиевич (с женой и ребенком)

25. Копельман

26. Кристи Михаил Петрович

27. Лебедев (Полянский) Павел Иванович (с женой и ребенком)

28. Левина

29. Левин Иохим Давидович

30. Левитман Либа Берковна

31. Луначарский Анатолий Васильевич

32. Люднинская

33. Маневич Абрам-Эвель Израилевич (с женой)

34. Мануильский Дмитрий Захарович

35. Мартов (Цедербаум) Юлий Осипович

36. Мартынов (Пикер) Семен Юльевич (с женой и ребенком)

37. Мгеладзе Власа Джарисманович

38. Мовшович Моисей Соломонович (с женой и ребенком)

39. Мунтян Сергей Федорович (с женой)

40. Назарьев Михаил Федорович

41. Оржеровский Марк (с женой и ребенком)

42. Орлов (Мендер) Федор Иванович

43. Осташкинская Роза Гирш-Араповна

44. Певзая Виктор Васильевич

45. Пшиборовский Стефан Владиславович

46. Пластинин Никанор Федорович (с женой и ребенком)

47. Позин Владимир Иванович

48. Рабинович (Скенрер) Пиля Иосифовна

49. Райтман (с женой и ребенком)

50. Розенблюм Герман Хаскелевич

51. Рохлин Мордха Вульфович

52. Рузер Леонид Исаакович (с женой)

53. Рязанов (Гольдендах) Давид Борисович

54. Сагредо Николай Петрович (с женой)

55. Садокая Иосиф Бежанович

56. Семковский (Бронштейн) Семен Юльевич (с женой)

57. Соколинская Гитля Лазаревна (с мужем)

58. Сокольникова (с ребенком)

59. Строева

60. Туркин Михаил Павлович

61. Финкель Моисей Адольфович

62. Хаперия Константин Алексеевич

63. Шейкман Аарон Лейбович 64. Шифрин Натан Калманович

65. Эренбург Илья Лазаревич

БУНД

1. Абрамович (Рейн) Рафаил Абрамович (с женой и двумя детьми)

2. Альтер Эстера Израилевна (с ребенком)

3. Барак

4. Болтин Лейзер Хаимович

5. Вейнберг Маркус Ааронович

6. Гальперин

7. Димент Лейзер Нахумович

8. Дранкин Вульф Меерович (с женой и ребенком)

9. Дрейзеншток Анна Мееровна

10. Занин Майром Монашевич

11. Идельсон Марк Линманович

12. Иоффе Пинкус Иоселевич

13. Клавир Лев Соломонович

14. Конторский Самуил-Сруль Давидович

15. Левит (Геллерт-Левит) Эйдель Мееровна (с ребенком)

16. Лернер Давид

17. Липнин Иуда Лейбович

18. Любинский Мечислав-Абрам Осипович (с женой и ребенком)

19. Люксембург Моисей Соломонович

20. Махлин Тайва-Зейлик Зельманович

21. Меерович Мовша Гилелевич

22. Нахимзон Меер Ицкович

23. Пинлис Меер Бенцианович

24. Раков Моисей Ильич

25. Розен Хаим Иудович (с женой)

26. Светицкий А. А.

27. Скептор Яков Лейбинович

28. Слободский Валентин Осипович

29. Тусенев Исаак Маркович

30. Хефель Абрам Яковлевич

31. Цукерштейн Соломон Срулевич (с двумя детьми)

32. Шейнберг 33. Шейнис Исер Хаимович

Социалисты-революционеры (эсеры)

1. Безземельный (Устинов) Алексей Михайлович

2. Беляева (Урес) Мария Александровна (с ребенком)

3. Бобров (Натансон) Марк Андреевич (с женой В. И. Александровой)

4. Веснштейн Израиль Аронович

5. Виноградова Елизавета Иевровна

6. Гавронский Димитрий Осипович

7. Дахлин Давид Григорьевич (с женой и ребенком)

8. Кальян Евгения Николаевна

9. Клюшин Борис Израилевич (с женой)

10. Левинзон Меер Абрамович (с женой и ребенком)

11. Лункевич Зоя Павловна

12. Перель Ревекка

13. Прошьян Трон Першович

14. Розенберг Лев Иосифович (с женой и двумя детьми)

15. Ульянов Григорий Карлович

16. Тенделевич Леонид Абрамович (с женой и двумя детьми)

17. Фрейфельд Лев Владимирович (с женой и ребенком)

Анархо-коммунисты

1. Буцевич Александр Станиславович

2. Вьюгин Яков (с женой и детьми)

3. Гитерман Абрам Моисеевич (с женой и ребенком)

4. Гольдштейн Абрам Борисович

5. Липдиц. Ольга (с ребенком)

6. Максимов (Ястржембский) Тимофей Федорович

7. Миллер Абрам Липович (с женой и двумя детьми)

8. Ривкин Абрам Яковлевич

9. Рубинчик Эфраим-Абрам Аронович

10. Сегалов Абрам Вульфович (с женой)

11. Скутельский Иосиф Исаакович

12. Тойбисеман Ветя Израилевна

13. Шмулевич Эстер Исааковна

14. Юстин Давид

Социал-демократы Королевства Польского и Литвы

1. Гольдблюм Роза Маврикиевна

2. Урбан Эрнст Иванович (с женой и ребенком)

3. Шустер Иван Германович

Польская социалистическая партия

1. Кон Феликс Яковлевич (с дочерью и зятем)

2. Лапинский (Левинсон) Меер Абрамович

3. Шпаковский Ян-Игнатий Александрович

Поалей-цион (работники сиона)

1. Воловнина Аласса Овсеевна

2. Кара

Сионисты-социалисты

1. Динес Ривка Хаимовна

2, Розенберг Лев Иосифович

Социал-демократическая партия Литвы

1. Мартна Михаил Юрьевич

Прочие

1. Авербух Шмуль-Лейба Иосифович

2. Балабанова Анжелика Исааковна

3. Брагинский Монус Осипович

4. Гониондский Иосиф Абрамович

5. Зифельд Артур Рудольфович

6. Караджай Георгий Артемьевич (с женой)

7. Киммель Иоган Вольдемарович

8. Макарова Ольга Михайловна

9. Марарам Эля Эвельчевна

10. Мейснер Иван (с женой и двумя детьми)

11. Одоевский (Северов) Афанасий Семенович

12. Окуджава Владимир Степанович

13. Рашковский Хаим Пункусович

14. Слободский Соломон Мордкович

15. Соколов Павел Яковлевич

16. Стучевский Павел Владимирович

17. Трояновский Константин Михайлович

18. Шапиро Марк Леопольдович

***

Православная, духовная мысль уже в конце 1917-го — начале 1918 года приходит к осознанию антирусской и антихристианской при роды происходящих событий. Как было заявлено на Соборе Pyccкой Православной Церкви: «Мы свергли Царя и подчинились евреям! .. Русский народ ныне стал игралищем еврейско-масонских организации, за которыми виден уже антихрист в виде интернационального царя, что, играя фальшивою свободою, кует себе еврейско-масонское рабство».*1 Как писал князь Н. Д. Жевахов, <стало очевидным, что идет война не между народом и его угнетателями, помещиком и крестьянином, а между жидовством и христианством, та именно борьба, какая надвигалась веками, о которой так часто предостерегали Россию ее лучшие сыны, приносившие самих себя в жертву долгу перед Родиной. Так называемое «рабоче-крестьянское правительство» есть правительство антирусское и что его целью являлось не благо народа, а «ликвидация христианства» как один из способов достижения мирового владычества над христианскими народами вселенной. Основная цель русской революции — истребление русского православного населения России>.*2

Пример воинствующей русофобии большевиков того периода представлял сам Ленин.

Как свидетельствует Молотов, Ленин видел главную опасность для большевизма в «великорусском шовинизме», т.е. патриотических чувствах Русского народа.*3

*1 Священный Собор Православной Российской Церкви. Деяния. Кн. V. Вып. I. М., 1918. С. 43. *2 Жевахов Н. Д. Воспоминания. М., 1993. Т. 2. С. 28, 128. *3 Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991 (далее: Беседы с Молотовым). С. 274.

Основную помеху в претворении своих антирусских идей Ленин усматривал в приверженности русского человека к добру, в его добротолюбии. Как вспоминает Троцкий, <Владимир Ильич говорил: «Главная опасность в том, что добер русский человек»>.

«Русский человек добер, — с неприязнью и иронией говорил о русских Ленин, — русский человек — рохля, тютя».

Ненависть и презрение к русским у Ленина с приходом к власти приобрели воинствующий характер. Его записки часто полны эпитетов «дурак», «идиот» применительно к русским. «Русским дуракам раздайте работу».

Антирусские пристрастия Ленина выражались в подборе руководящих кадров правительства и партаппарата. Все главные руководящие посты занимали евреи. Всероссийский Центральный исполнительный комитет возглавил Л. Каменев, а затем Я. Свердлов. Сам Ленин (по матери Бланк) занял пост председателя Совета народных комиссаров. Наркомом иностранных дел, а позднее военным стал Л. Д. Троцкий (Бронштейн), наркомом продовольствия — друг Свердлова И. А. Теодорович, наркомом просвещения — масон А. В. Луначарский (Баилих), наркомом юстиции — Г. И. Ломов (Оппоков), наркомом почт и телеграфов — Н. П. Глебов (Авилов), наркомом внутренних дел — женатый на еврейке А. И. Рыков. Большевистскую администрацию Петрограда возглавил Зиновьев (Апфельбаум).

Однако уже через несколько месяцев состав «народных» комиссаров, руками которых вершилась судьба Русского народа, был таков: Ульянов-Ленин (по матери Бланк), Чичерин-Орнатский (по матери Мейендорф), Джугашвили-Сталин, Прошьян, Троцкий-Бронштейн, ЛаринЛурье, Шлихтер, Кауфман, Ландер, Шмидт, Лилина-Книгиссен, Луначарский-Баилих, Шпицберг, Анвельт, Зиновьев-Апфельбаум, Гуковский, Володарский-Гольштейн, Урицкий, Штейнберг, Шегинштейн, Равич, Заславский.*1

Назначение евреев на разные ответственные посты стало у Ленина государственной политикой. Молотов рассказывает, что однажды по поручению Ленина сформировал одну комиссию, не назначив туда ни одного еврея. Ленин, узнав об этом, запротестовал: «Ни одного еврейчика? Нет, ничего не выйдет! «.*2 По словам Л. М. Кагановича, Ленин постоянно настаивал, чтобы в любом советском учреждении либо сам руководитель, либо его ближайший заместитель был обязательно евреем.*3

*1 Данные — по материалам книг еврейских исследователей И. Бекермана («Россия и русское еврейство») и М. Зарубежного («Евреи в Кремле»). *2 Беседы с Молотовым. С. 273. *3 Чуев Ф. Так говорил Каганович. M., 1992. С. 100.

Аппарат народных комиссаров состоял преимущественно из местечковых евреев, нахлынувших в Петроград и Москву после отмены черты оседлости. Они охотно заменили собой государственных чиновников прежних царских министерств, в большинстве своем отказавшихся сотрудничать с большевиками. Государственная власть попала в руки еврейских столоначальников, как правило некомпетентных в профессиональных вопросах, но чрезвычайно самоуверенных и скорых на «революционный суд и расправу» с русскими людьми. Еврейский националист И. Теодорович, заведовавший продовольственным делом, собрал вокруг себя десятки родственников и знакомых, обеспечил их всех теплыми местечками, жилплощадью за счет выселяемых из столицы русских людей («контрреволюционеров»). Главным направлением деятельности Комиссариата продовольствия было обеспечение продуктами новых большевистских функционеров и их семей путем реквизиции и конфискации у коренного населения страны.

Аналогичным образом управлялся и Комиссариат иностранных дел, находившийся в заведовании Троцкого, перепоручившего свои обязанности некоему И. А. Залкинду, который и сформировал первый состав сотрудников этого наркомата, состоявшего почти сплошь из евреев.

Глубоко чуждые Русскому народу чиновники захватили все местные администрации. Прикрываясь лозунгами о народном благе, они творили самый страшный произвол и надругательство над Русским народом. Не зная толком русского языка, большевистские чиновники составляли нелепые безграмотные декреты, главной целью которых было отменить все русское традиционное, заменив его невиданными ранее выдумками ограниченных и неумных людей. Отменяются старые обращения, титулы, церковный брак. Церковь отделяется от государства, а школа от Церкви. Православный русский календарь заменяется западным. Традиционная русская символика заменяется космополитической. Одним из первых символов большевизма стала свастика, предлагавшаяся еврейскими чиновниками в качестве главного элемента государственного герба. В частности, сохранились проекты нарукавного шеврона Красной армии с изображением перевернутой свастики. Символ свастики использовался большевиками в 1918 году на советских деньгах достоинством в пять и десять тысяч рублей. В первых большевистских документах и советских дензнаках используется звезда Давида. Позднее она была заменена масонской пятиконечной звездой. Видя все это, русский поэт А. Блок отчаянно записывал в свой дневник: «Жизньбезграмотна… оболганная, ожидовелая…»

Т1.517-520

***

Одним из первых чудовищных актов антирусского режима стал разгром Московского Кремля. В Москве большевистские заговорщики не сумели захватить власть так же легко, как в Петрограде. Оружие находилось в Арсенале в Кремле, а он надежно охранялся офицерами и юнкерами. Ленинские комиссары, поддерживаемые солдатским сбродом, иностранными наемниками и люмпен-пролетарскими слоями населения, готовы были уже бежать из первопрестольной столицы, когда председатель замоскворецкого ревкома еврей П. Штернберг потребовал использовать тяжелую артиллерию. В нескольких точках Москвы были установлены тяжелые и осадные орудия, которые обслуживались артиллерийскими унтер-офицерами австро-венгерской и германской армий, отпущенными большевиками из лагерей военнопленных.

В результате варварского обстрела Кремля серьезные повреждения получили семь кремлевских башен. Главный удар большевики сосредоточили на православных храмах. Тяжелые снаряды повредили практически все кремлевские соборы, более всех пострадал собор 12 Апостолов, где оказались разбиты алтарная и часть боковой стены. Малый Николаевский дворец имел множество пробоин в стенах, снаряд разорвался в домовой церкви Петра и Павла, полностью разрушив один из шедевров русского искусства — иконостас великого русского архитектора М. Казакова.

Сильно пострадал главный храм Русского Государства — Успенский собор. Как рассказывал очевидец злодеяния епископ Нестор, в главный купол собора попал снаряд, разорвавшийся среди его пяти глав, из которых кроме средней, повреждена еще одна. В главном куполе образовалась огромная пробоина, по барабану и стенам прошли опасные трещины. Стенопись внутри храма, в куполе была испорчена, паникадила погнуты. Престол и алтарь, гробница святого Патриарха Ермогена засыпаны осколками камня, кирпича и стекла. «Такова мрачная картина разрушения и поругания нашего православно-русского благочестия, — писал епископ Нестор. — И еще становится страшнее, когда вы знаете, что эта всероссийская народная святыня прицельно расстреливалась по обдуманному плану. Расстрел всего этого происходил в ночь на 3 ноября, когда мир был уже заключен и большевики господствовали над священным Кремлем».*1

Надругательство над русскими святынями с приходом к власти большевиков происходило во всех русских городах. Разгромы православных храмов отмечаются во многих губернских и уездных городах. Большевистские комиссары сознательно оскверняли церкви, стреляли по иконам.

Первым священнослужителем Русской Православной Церкви, принявшим мученический венец от богоборческой власти большевиков, стал священник Иоанн Кочуров. Он был злодейски убит комиссарами 31 октября 1917 года в Царском Селе. Только в первые недели и месяцы господства антирусского режима умучены до смерти десятки служителей Православной Церкви. Среди них протоиереи Петр Скипетров, Иосиф Смирнов, Павел Дернов, игумен Гервасий, иеромонах Герасим, священники Михаил Чафранов, Павел Кушников, Петр Покрывало, диакон Иоанн Касторский и многие другие.

Киевского митрополита Владимира большевики убили зверским образом рядом с Киево-Печерской Лаврой, чуть ли не на глазах прохожих. Сняли с него белый клобук, шубу, рясу, подрясник, оставили его в нижнем белье и стали наносить ему штыковые раны, а затем расстреливать из ружей и пистолетов. Замучив его до смерти, злодеи ушли, и труп мученика лежал целую ночь. А участники «революционной акции» и не думали скрываться, их видели на одном из киевских базаров, продававших панагию и бриллиантовый крест с белого клобука митрополита.*2

*1 Нестор, епископ Камчатский. Расстрел Московского Кремля. М., 1992. С. 18-19. *2 Жевахов Н. Д. Указ. соч. Т. 2. С. 36.

Прикрываясь фальшивыми лозунгами о народном благе, большевистские палачи творили страшные злодейства над Русским народом.

В первые же недели после захвата власти большевиками начались расстрелы народных демонстраций — в Москве, Туле, Коврове, Ростовена-Дону. В последнем случае погибли и дети. Этой операцией руководил видный большевистский террорист В. А. Антонов-Овсеенко.

т1. 522-524

***

Усиливая масштабы своего террора, большевики принимают решение уничтожить всех верных слуг царской власти и русских патриотов, которым удалось спастись от преследований Временного правительства. В местные карательные органы рассылается секретный приказ о немедленном расстреле всех полицейских, начиная с чина урядника и околоточного надзирателя. Особо большевики охотились за патриотами из «Союза Русского Народа» и «Союза Михаила Архангела». Их убивали по спискам без суда и следствия, как, например, русского публициста М. О. Меньшикова. 20 сентября 1918 года он был схвачен выездной группой Чека и расстрелян без суда и следствия на берегу Валдайского озера напротив Иверского монастыря.

Первоначально расправы над русским людьми осуществлялись большевистскими военными организациями и ревкомами, которыми руководили ветерайЫ «боевых дружин» еще в 1905-1907 годах. Подавление массовых восстаний русских людей проводилось руками латышских формирований и бывших австро-венгерских военнопленных. Однако уже в ноябре по решению Ленина создается специальная организация, осуществляющая планомерный террор против всех инакомыслящих Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). В день создания Чека ее будущий председатель Дзержинский в речи на заседании Совнаркома так обозначил цели нового органа: «Не думайте, что я ищу формы революционной справедливости. Нам не нужна сейчас справедливость, идет война лицом к лицу, война до койца, жизнь или смерть. Я предлагаю, я требую органа для революционного сведения счетов с контрреволюцией».

Весьма показателен состав руководящей коллегии этого органа большевистской расправы, которую утверждал лично Ленин: Дзержинский (председатель), Петерс (заместитель председателя), члены коллегии Шкловский, Кнейфис, Цейстин, Розмирович, Кренберг, Хайкина, Леонтович, Делафабр, Блюмкин, Александрович, Циткин, Ривкин, Рейтенберг, Фенис, Закс, Гольдин, Гольперштейн, Книгиссен, Дейбкин, Шиленкус, Свердлов, Карлсон, Шаумян, Сейзян, Фогель, Антонов-Овсеенко.

В коллегии первой петроградской Чека состояли: Урицкий, Мейкман, Гиллер, Розмирович, Красиков, Анвельт, Иселевич, масон Козловский, Бухьян, Дизсперсов, Мербис, Пайкис.*1

*1 Данные — по материалам еврейских исследователей И. Бекермана («Россия и русское еврейство») и М. Зарубежного («Евреи в Кремле»)

Чека стала стержнем антинародного большевистского режима, в своей деятельности не останавливаясь ни перед какими преступлениями против Русского народа. Террор, физическая расправа, запугивание стали главным инструментом этой всеохватывающей организации, пронизывавшей своими щупальцами всю страну. Чекистские органы работали не только в центре, но и во всех губернских и уездных городах.

Уже к концу 1917-го — началу 1918 года численность служащих в Чека и других органах революционного подавления (включая карательные латышские и интернационалистические отряды наемников) превышала 200 тыс. человек. Вместе с большевистскими функционерами они составляли настоящую антинародную армию, требовавшую огромных денежных средств. Источниками этих средств были грабежи и деньги германского казначейства.

За короткий срок были истрачены остатки царской казны. Уже в конце октября начинаются насильственные реквизиции ценностей у населения. 30 ноября 1917 года по предложению Троцкого и Бонч-Бруевича от имени правительства назначается премия лицам, которые донесут о наличии золота для реквизиции. Донесшему полагалось выплатить один процент рыночной цены. По всей стране идут планомерные грабежи золота и драгоценностей в особняках и квартирах богачей, в ювелирных магазинах, в хранилищах частных банков, в ризницах храмов и монастырей. Многие случаи грабежей сопровождались пытками и истязаниями лиц, не желавших отдавать свои ценности.

т1. 525-526

***

Подготавливая план убийства царской семьи, большевистские вожди в силу своего этнического происхождения и иудейского образа мысли придавали ему ритуально-мистическое значение. Как отмечал архиепископ Сиракузский и Троицкий Аверкий, убийство носило чисто мистический смысл. «Оно было продумано и организовано не кем другим, как слугами грядущего антихриста — теми продавшими свою душу сатане, которые ведут самую напряженную подготовку к скорейшему воцарению в мире врага Христова — антихриста. Они отлично понимали, что главное препятствие, стоявшее им на пути, — Православная Царская Россия. А потому надо уничтожить Россию Православную, устроив на месте ее безбожное богоборческое государство, которое постепенно распространило бы свою власть над всем миром. А для скорейшего и вернейшего уничтожения России надо было уничтожить того, кто был живым символом ее, — Царя Православного…».*2

*1 Сталин по некоторым сведениям, не поддержал это решение. Как пишет С. Берия, ссылаясь на рассказы своего отца: «Разговоры, помню, были такие: самого Царя, может, и, следовало в той обстановке расстрелять, но уже остальных, включая детей, абсолютно никакой необходимости казнить не было. Во всяком случае, Сталин так считал. Ленин, повторяю, настоял на расстреле…» (Берия С. Мой отец Лаврентий Берия. М., 1994. С.314). *2 Аверкий (Таушев), архиепископ. Современность в свете Слова Божия: Слова и речи. Джорданвилль. Т. III. С. 300.

О ритуальном характере убийства царской семьи свидетельствовала каббалистическая надпись на стене подвала Ипатьевского дома в Екатеринбурге, где было совершено преступление. Известны два варианта расшифровки этой надписи: «Здесь поражен в сердце глава Церкви, народа и государства»; «Здесь по приказанию тайных сил Царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы».*1 Принимавшие участие в следствии об убийстве царской семьи генерал М. К. Дитерихс и журналист Р. Вильтон приводят сведения о том, что за день до совершения преступления «в Екатеринбург из Центральной России прибыл специальный поезд, состоявший из паровоза и одного пассажирского вагона. В нем приехало лицо в черной одежде, похожее на иудейского раввина. Это лицо осмотрело подвал дома», в котором впоследствии и была обнаружена каббалистическая надпись. По свидетельству очевидцев, вечером 18 июля 1918 года через железнодорожный переезд в Коптяковский лес, где преступники совершали разные манипуляции с телами убитых ими жертв, проехал автомобиль с шестью солдатами и одним в штатском — «жид с черной как смоль бородой». Солдаты сопровождения на расспросы сказали, что они московские.*2

*1 Россия перед вторым пришествием. М., 1994. С. 196. *2 Там же. С. 52.

Руководство подготовкой убийства царской семьи осуществлялось Я. М. Свердловым, который через своего старого соратника по террористической деятельности 1905-1907 годов Шая Голощекина подобрал непосредственного исполнителя убийства Царя внука раввина — Янкеля Хаимовича Юровского, личность абсолютно безнравственную, с ярко выраженными садистскими наклонностями, прославившуюся жестокими расправами над русскими людьми в застенках Чека. Занимая пост заместителя екатеринбургской Чека, в руководстве которой находились преимущественно евреи, он фактически был там первым лицом. Вместе с Голощекиным Юровский входил в состав президиума Уралсовета, в котором из четырнадцати человек было только три или четыре русских, да и те из числа старых большевистских террористов. Для совершения преступления был сформирован специальный штаб, куда кроме уже упомянутых лиц входили старые большевистские террористы: А. Г. Белобородов, С. Е. Чуцкаев, Г. И. Сафаров (Вольдин), Ф. Ф. Сыромолотов, П. 3. Ермаков, П. Войков (Вайнер).

Первоначально планировалось осуществить убийство Царя якобы при попытке к бегству. Для этого один из соратников Ленина — Пинхус Войков (Вайнер) составил фальшивое письмо к Царю будто бы от имени офицеров, пытавшихся его спасти. Чекисты хотели спровоцировать Царя на побег, добиться того, чтобы он ответил согласием, а затем организовать инсценировку бегства, во время которой ликвидировать царскую семью, предъявив все письменные доказательства заговора Царя. Государь на провокацию не поддался, поэтому чекистам оставалось только прямое убийство.

16 июля в Екатеринбурге из Москвы через Пермь и была получена телеграмма на условном языке, содержащая приказ об «истреблении Романовых» (записка Я. X. Юровского). Вечером оперативный руководитель преступления Ш. Голощекин дает приказ Юровскому убить царскую семью. У того уже все готово, найдены даже места для сокрытия трупов. Один из участников злодейства — караульный Ал. Стрекотин впоследствии вспоминал:

<Все арестованные были одеты по обыкновению чисто и нарядно. Царь на руках несет своего сына… Царевна дочь Анастасия несет на руках маленькую курносую собачку, эксимператорша под ручку со своей старшей дочерью — Ольгой… Когда арестованные были введены в комнату, в это время группа людей, что раньше вошла в одну из комнат, и направилась к комнате, в которую только что ввели арестованных. Я пошел за ними, оставив свой пост. Они и я остановились в дверях комнаты.

Юровский коротким движением рук показывает арестованным, как и куда нужно становиться, и спокойно, тихим голосом — пожалуйста, вы встаньте сюда, а вы вот сюда, вот так в ряд.

Арестованные стояли в два ряда, в первом — вся царская семья, во втором — их лакеи, Наследник сидел на стуле. Правофланговым в первом ряду стоял Царь. В затылок ему стоял один из лакеев. Перед Царем, лицом к лицу стоял Юровский — держа правую руку в кармане брюк, а в левой держал небольшой листок, потом он читал приговор…

Не успел он докончить последние слова, как Царь громко переспросил — как, я не понял? Прочитайте еще раз.

Юровский читал вторично, при последнем слове он моментально вытащил из кармана револьвер и выстрелил в Царя в упор. Сойкало несколько голосов. Царица и дочь Ольга пытались перекреститься, но не успели.

Одновременно с выстрелом Юровского раздались выстрелы группы людей, специально призванных для этого, — Царь «не выдержал» единственной пули нагана, с силой упал навзничь. Свалились и остальные десять человек. По лежащим было сделано еще несколько выстрелов. Дым заслонил электрический свет и затруднил дыхание. Стрельба была прекращена, были раскрыты двери комнаты с тем, чтобы дым разошелся.

Принесли носилки, начали убирать трупы, первым был вынесен труп Царя. Трупы выносили на грузовой автомобиль, находящийся во дворе, когда дожили на носилки одну из дочерей, она вскричала и закрыла лицо рукой. Живыми оказались также и другие. Стрелять было уже нельзя, при раскрытых дверях выстрелы могли быть услышаны на улице. По словам товарищей из команды, даже первые выстрелы были слышны на всех внутренних и наружных постах. Ермаков взял у меня винтовку со штыком и доколол всех, кто оказался живым…>

Убив всю царскую семью, большевики только через несколько дней сообщили о «расстреле бывшего Царя», сознательно и целенаправленно распространяя ложь, что остальные члены семьи живы и находятся в безопасном месте.

На следующий день после гибели царской семьи большевистские руководители приказали убить и других членов Дома Романовых, содержавшихся в Алапаевске. Для руководства «операцией» прибыл зампред Уралсовета Сафаров. В осуществлении «операции» участвовал весь аппарат алапаевской Чека и часть большевистского актива этого города. Ночью великих князей схватили и повезли к одной из шахт, находившейся недалеко от перекрестка дорог на Нижнюю и Верхнюю Синячиху. Ссадив с телеги, их стали жестоко избивать. Через шахту была перекинута доска-бревно. Убийцы выбрали для своих жертв особенно мучительный вид смерти. Великих князей заставляли идти по этой доске и прыгать вниз в глубокий, 60-метровый колодец. Скинув великих князей в шахту, большевики забросали их ручными гранатами, а затем завалили бревнами и камнями. Однако агония мучеников продолжалась несколько дней. Окрестные жители слышали из шахты приглушенное молитвенное пение. Убив великих князей, большевики заявили всему миру, что они бежали на аэроплане.

Последним актом спланированного в центре сценария убийства членов царской фамилии стал расстрел в Петропавловской крепости в Петрограде великих князей Николая Михайловича, Павла Александровича, Дмитрия Константиновича и Георгия Михайловича. Они были репрессированы якобы как «заложники» за убийство в Германии немецких коммунистов К. Либкнехта и Р. Гольдман-Люксембург. 27 января 1919 года великих князей вызвали во двор и убили без предъявления каких-либо обвинений.

Продолжая сводить счеты с Русской Историей и Государственностью, один из большевистских вождей, Зиновьев, с одобрения Ленина приказал выпотрошить великокняжескую усыпальницу в Петропавловском соборе, а прах членов Дома Романовых спустить под лед Невы.

т1. 541-544

***

Принципы формирования Красной армии: утвердить железную дисциплину изнутри; создать заградительные отряды в основном из еврейской молодежи, которые «будут действовать извне заодно с внутренним революционным ядром частей, не останавливаясь перед расстрелом бегущих; обеспечить компетентное командование, поставив над спецом комиссара с револьвером; учредить военно-революционные трибуналы и орден за личное мужество в бою».

«Нельзя строить армию без репрессий, — любил повторять Л. Троцкий. — Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади». По личному приказанию только Троцкого в годы гражданской войны расстреляны тысячи людей. В своих воспоминаниях он рассказывает о многих случаях таких репрессий, носящих террористический характер.

Вот один из характерных его приказов, отпечатанный типографским способом и раздаваемый солдатам в качестве листовки: «Предупреждаю: если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым — командир. Мужественные, храбрые солдаты будут поставлены на командные посты. Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули».

Символом террористического руководства Красной армии стал легендарный поезд Троцкого, специально сформированный состав (даже два состава), в который входили бронированные вагоны с боевиками особого назначения, вооруженными автоматическим оружием; типография, телеграфная станция, радио, электростанция, библиотека, гараж на несколько автомобилей, цистерна с бензином, баня. Поезд был как бы подразделением быстрого реагирования и появлялся в местах, где руководство армией проявляло колебание. По прибытии из него выскакивали до зубов вооруженные боевики, одетые в кожаные куртки, и в считанные минуты расправлялись с колеблющимися или, по мнению Троцкого, ненадежными командирами. Для «хороших» командиров и бойцов в поезде имелся запас щеголеватых сапог, кожаных курток, медикаментов, пулеметов, биноклей, карт, часов и всяких других подарков. «Поезд, — признавался Троцкий, — был не только военно-административным и политическим, но и боевым учреждением… Все работники поезда без исключения владели оружием. Все носили кожаное обмундирование, которое придает тяжеловесную внушительность. На левом рукаве у всех, пониже плеча, выделялся металлический знак, тщательно выделанный на монетном дворе и приобретший в армии большую популярность. Вагоны были соединены внутренней телефонной связью и сигнализацией. Для поддержания бдительности в пути часто устраивались тревоги и днем, и ночью. Вооруженные отряды сбрасывались с поезда по мере надобности для «десантных» операций. Каждый раз появление кожаной сотни в опасном месте производило неотразимое впечатление».* «Коженосотенцы», среди которых преобладали лица еврейской национальности, совершали жестокие погромы, убивая для острастки не только неугодных командиров и множество простых бойцов, но и гражданских лиц, неуважительно («антисемитски») относившихся к Троцкому.

т1. 548-549

***

В 1919-1920 годах националистическое еврейство испытывало головокружение от «успехов, достигнутых в России». У многих даже выработалось своеобразное отношение к Красной армии — как к военной силе еврейского народа, возглавляемой его лидерами, а на красноармейцев они смотрели как на своего рода наемников.

В 1919 году в боях с эстонскими вооруженными формированиями был убит красный батальонный командир 11-го стрелкового полка Зундер. В кармане у него был обнаружен документ:

«Секретно. Представителям отделов Всемирного израильского союза.

Сыны Израиля! Час нашей конечной победы близок. Мы стоим накануне мирового господства. То, о чем ранее мы могли лишь мечтать, теперь превращается в действительность. Слабые и беспомощные еще недавно, теперь мы, благодаря общему крушению, с гордостью поднимаем голову.

Однако мы должны быть осторожными, так как с уверенностью можно предсказать, что, перешагнув через разгромленные алтари и троны, мы должны еще далее двигаться по намеченному пути.

Авторитет и верования чуждой нам религии — удачною пропагандою и разоблачениями мы подвергли беспощадной критике и насмешкам. Мы ниспровергли чужие святыни, мы поколебали в народах и государствах их культуру и традицию. Мы совершили все, чтобы подчинить Русский народ еврейскому могуществу и заставить его, наконец, стать перед нами на колени. Мы почти достигли всего этого, однако… мы должны быть осторожными, так как наш исконный враг — порабощенная Россия. Победа над нею, достигнутая нашим гением, может когда-нибудь, в новых поколениях обратиться против нас.

Россия повергнута в прах, находится под нашим владычеством; но ни на минуту не забывайте, что мы должны быть осторожными! Священная забота о нашей безопасности не допускает в нас ни сострадания, ни милосердия.

Наконец-то мы увидели нищету и слезы русского народа! Отняв его имущество и золото, мы превратили этот народ в жалких рабов.

Будьте осторожны и молчаливы. Мы не должны иметь жалости к нашему врагу, нужно устранить от него лучшие и руководящие элементы, чтобы у покоренной России не было вождя. Этим мы уничтожим всякую возможность сопротивляться нашей власти. Надо разбудить партийную ненависть и развить междоусобицу среди крестьян и рабочих. Война и Классовая борьба уничтожат культурные сокровища, созданные христианскими народами. Но будьте осторожны, сыны Израиля! Наша победа близка, так как политическое и экономическое могущество и наше влияние на народные массы усиливаются. Мы скупаем государственные займы и золото и этим господствуем на биржах мира. Мощь в наших руках; но будьте осторожны. <…>

Сыны Израиля! Близок час, когда мы достигнем долгожданной победы над Россией. Тесней сомкните ряды. Проповедуйте громко национальную политику нашего народа. Бейтесь за наши вечные идеалы!

Центральный Комитет Петроградского Отдела Всемирного израильского союза».

Текст обращения был опубликован во многих газетах мира.

т1. 582-583

***

Уже в первые месяцы большевистской революции ее вожди планировали уничтожение по крайней мере 10 млн. русских людей.

«Мы, — декларировал на 7-й петроградской большевистской конференции в сентябре 1918 года Г. Е. Зиновьев, — должны увлечь за собой 90 млн. из ста населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить, их надо уничтожить».*2 Присутствующие партийцы с восторгом зааплодировали. В декларировании террора Зиновьев был не только теоретиком, но и повседневным практиком. Нередко приемы в его кабинете заканчивались расстрелом его недавних гостей. Очевидец рассказывал, как, находясь в Смольном, видел, что к Зиновьеву в кабинет пришла какаято депутация матросов из трех человек. Зиновьев принял их и, почти тотчас же выскочив из своего кабинета, позвал стражу и приказал: «Уведите этих мерзавцев во двор, приставьте к стене и расстреляйте! Это контрреволюционеры…» Приказ был тотчас же исполнен без суда и следствия.

*2 Северная коммуна. 19.9.1918.

Ленин постоянно призывает беспощадно расправляться со всеми противниками большевистской власти. Уже в декабре 1917 года он предлагает полный набор методов борьбы с врагами социализма — выборочные расстрелы лиц, отказавшихся работать на большевистский режим, тюрьмы для всех сомневающихся в правоте «ленинских истин». В статье «Как организовать соревнование» Ленин пишет: «В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы… В другом поставят их чистить сортиры. В третьем снабдят, по отбытии карцера, желтыми билетами, чтобы весь народ, до их исправления, надзирал за ними, как за вредными людьми. В четвертом расстреляют на месте одного из десяти, виновных в тунеядстве…»*1

Террор и насилие над русскими стали главным орудием государственной политики большевиков, начиная с первых дней советской власти. Некоторая ограниченность террора в начальный период господства большевиков объяснялось не их доброй волей, а неналаженностью репрессивной машины и недостатком кадров для проведения массовых расстрелов. Тем не менее уже в конце 1917-го — первой половине 1918 года были репрессированы десятки тысяч русских людей, прежде всего представителей русской армии и государственного аппарата. 3(16) января 1918 года «Правда» писала: «… За каждую нашу голову — сотню ваших».

В Петрограде к концу 1917 года оставалось несколько десятков тысяч офицеров, сопротивления которых большевики очень боялись. За первую половину 1918 года больше половины их было расстреляно сначала под руководством Петерса, а затем Урицкого. Только при Урицком в Петрограде убили около 5 тыс. офицеров.*2 С таким же усердием чекисты искали царских чиновников. Во многих случаях так же, как и офицеров, их убивали без суда и следствия.

*1 Ленин. ПСС. Т. 35, С. 200-204. *2 Жевахов Н. Д. Указ. соч. Т. 2. С, 135.

В первые же годы большевики убили всех, кто был связан с делом Бейлиса и был виновен только в том, что стремился довести процесс до справедливого конца. Еврейские большевики расстреляли министра юстиции Щегловитова, прокурора киевской палаты Чаплинского, товарища прокурора Виппера, члена Государственной Думы Замысловского.

Убийства русских государственных деятелей, чиновников государственного аппарата, офицеров, священников, членов патриотических организаций проводились планомерно и систематически. Как рассказывает очевидец, просидевший весь 1918 год в московской Бутырской тюрьме заключенных регулярно гоняли на закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела. Заключенных вывозили на грузовике под надзором вооруженной стражи на Ходынское поле, Ваганьково и в район Петровского парка. Могилы выкапывались сразу же на 20-30, а то и больше человек. Со своей стражей заключенные успели познакомиться так близко, что она делилась с ними своими впечатлениями о производившихся операциях. Однажды, рассказывает очевидец, по окончании копания очередной сплошной могилы-канавы, конвойные объявили, что на следующее утро предстоит «важный расстрел» попов и министров. В числе расстрелянных оказались: епископ Ефрем, протоиерей Восторгов, министр внутренних дел Н. А. Маклаков, председатель Государственного Совета И. Г. Щегловитов, бывший министр внутренних дел А. Н. Хвостов, сенатор С. П. Белецкий и некоторые другие.

Прибывших разместили вдоль могилы и лицом к ней. По просьбе о. Иоанна Восторгова палачи разрешили всем осужденным помолиться и попрощаться друг с другом. <Все стали на колени, и полилась горячая молитва несчастных смертников, после чего все подходили под благословление преосвященного Ефрема и о. Иоанна, а затем все простились друг с другом. Первым бодро подошел к могиле о. протоиерей Восторгов, сказавший перед тем несколько слов остальным, приглашая всех, с верою в милосердие и скорое возрождение Родины, принести последнюю искупительную жертву. «Я готов», — заключил он, обращаясь к конвою. Все стали на указанные места. Палач подошел к нему со спины вплотную, взял его левую руку, вывернул ее за поясницу и, приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув о. Иоанна в могилу. Другие палачи приступили к остальным жертвам. Белецкий рванулся и быстро отбежал в сторону кустов шагов на 20-30, но, настигнутый двумя пулями, упал, и его приволокли к могиле, пристрелили и сбросили>.

Палачи высказывали глубокое удивление по поводу поведения о. Иоанна Восторгова и Николая Алексеевича Маклакова, поразивших их своим хладнокровием во время убийства. Иван Григорьевич Щегловитов с трудом передвигался, но ни в чем не проявил никакого страха.*1

*1 Двуглавый Орел. 14.6.1922.

Ленин без колебаний идет на все самые страшные меры, являющиеся преступлением против человечества.

Встревоженный известиями о приближении англичан к Баку, он отдает приказ сжечь этот город.

То же самое он предлагает в сентябре 1918 года сделать в Казани. В телеграмме на имя Троцкого в Свияжск говорилось: «Удивлен и встревожен замедлением операций против Казани… По-моему, нельзя жалеть города и откладывать дальше, ибо необходимо беспощадное истребление…» Таким же образом он приказывает действовать в Ярославле во время эсеровского восстания.

26 июня 1918 года Ленин направляет Г. Зиновьеву телеграмму: «Только сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы… удержали.

Протестую решительно!

Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную.

Это не-воз-мож-но!

Надо поощрять энергию и массовидность террора…»

В начале августа 1918 года Ленин настаивает на введении заложничества при изъятиях хлеба у русских крестьян. По его мнению, в каждой хлебной волости следует отобрать 25-30 заложников из богачей, отвечающих жизнью за сбор и ссыпку всех излишков. Причем не просто взять, а назначить поименно по волостям.*1

*1 Ленинский сборник. Т.18. С.145-146.

Ленин дает личное указание об ужесточении террора против русских людей. Этими указаниями переполнены его письма в провинцию.

«Пенза. 9 августа 1918. Копия Евгении Бош.

Провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев, сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».

<В Пензу. Москва, 11 авг. 1918 г.

Товарищам Кураеву, Бош, Минкину и др. пензенским коммунистам.

Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать: 1) Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц 2) Опубликовать их имена 3) Отнять у них весь хлеб…

5) Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц-кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение.

Ваш Ленин.

P. S. Найдите людей потверже>.

18 августа 1918

«Здоровец, Орловской губ., Бурову, Переяславцеву; копия губсовету Орловскому.

Необходимо соединить беспощадное подавление кулацкого левоэсеровского восстания с конфискацией всего хлеба у кулаков и с образцовой очисткой хлеба полностью с раздачей бедноте части хлеба даром, телеграфируйте исполнение».

«Ливны. Исполкому… 20 августа 1918 Москва.

Приветствую энергичное подавление кулаков и белогвардейцев в уезде. Необходимо ковать железо, пока горячо, и, не упуская ни минуты, организовать бедноту в уезде, конфисковать весь хлеб и все имущество у восставших кулаков, повесить зачинщиков из кулаков, мобилизовать и вооружить бедноту при надежных вождях из нашего отряда, арестовать заложников из богачей и держать их…»

«Пенза. Губисполком. 29 августа 1918 г. Крайне возмущен, что нет ровно ничего определенного от вас о том, какие же, наконец, серьезные меры беспощадного подавления и конфискации хлеба у кулаков пяти волостей проведены вами. Бездеятельность ваша преступна…»

«Саратов. Пайкису 22 августа… Временно советую назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты…»

«Шляпникову, 12 декабря 1918 г…. Налягте изо всех сил, чтобы поймать и расстрелять астраханских спекулянтов и взяточников. С этой сволочью надо расправиться так, чтобы все на годы запомнили…»

«Реввоенсовет Южного фронта. Сокольникову.

… Во что бы то ни стало надо быстро ликвидировать до конца восстание (имелось в виду восстание казаков. — О. П.)…если вы абсолютно уверены, что нет сил для свирепой и беспощадной расправы, то телеграфируйте немедленно и подробно…»

«Симбирск. Реввоенсовету Восточного фронта…

Придется вам налечь изо всех сил на мобилизацию, иногда поголовную, прифронтовой полосы, на местные воензаги и на сбор винтовок с населения. Расстреливайте за сокрытие винтовок…»

5 сентября 1918 года большевистское руководство подводит под террор юридическую базу, приняв декрет СНК «О красном терроре», в котором, в частности, говорилось о том, что расширение масштабов террора является прямой необходимостью. ВЧК получает неограниченные права, чтобы изолировать всех потенциальных врагов большевизма в концентрационных лагерях. «Подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам, что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры».

Нарком внутренних дел масон Петровский издает приказ, разосланный по всем губерниям и уездным органам о массовом взятии заложников из числа бывших правящих классов, офицеров, интеллигенции. В случае «малейшего движения в белогвардейской среде» к заложникам предлагалось применять «безоговорочный массовый расстрел».*1 «Всякая попытка русской буржуазии еще раз поднять голову, — грозился чекист Я. Петерс, — встретит такой отпор и такую расправу, перед которой побледнеют все».*2

Принятие декрета «О красном терроре» было порождено животным страхом большевистских палачей за свою жизнь. Ленин не уставал повторять своим соратникам, что у них нет иного пути подчинить Россию, кроме террора. «Иначе всем нам угрожает смерть». Призывая их усилить террор против Русского народа, он, по признанию В. Молотова, говорил: «Иначе вас всех растерзают».*3

Осенью 1918 года в большевистских верхах царило паническое настроение, которое полностью разделял Ленин. Люди, уже тогда залившие кровью страну, смертельно боялись за свою жизнь, ответственности за все злодеяния. «Положение наше безнадежно и наши дни сочтены», — говорил К. Радек. «Нас перережут, — заявлял Мануильский, но перед уходом мы здорово хлопнем дверью и буржуям не поздоровится».*4

*1 Еженедельник ВЧК. 1918. 1. С.11. *2 Еженедельник ВЧК. 1918. Ноябрь. *3 Беседы с Молотовым. С. 210. *4 Борман А. А. Указ. соч. С. 126-133.

Животный страх перед Русским народом продиктовал еврейским большевикам Троцкому и Свердлову директиву по уничтожению русского казачества на Дону.

Секретная директива, подписанная Я. М. Свердловым 24 января 1919 года, гласила:

<Последние события на различных фронтах в казачьих районах наши продвижения в глубь казачьих поселений и разложение среди казачьих войск — заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы при воссоздании и укреплении Советской власти в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо: 1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.

4. Уравнять пришлых «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.

8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.

ЦК постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли>.*1

*1 Известия ЦК КПСС. 1989. N6. С.177-178.

Начались невиданные в истории России массовые убийства казачества. Специальные карательные отряды расстреливали русских казаков день и ночь по 40-60 человек в сутки. Убивали не только взрослых мужчин, но и детей, женщин и стариков.

Было запрещено слово «казак», а также ношение фуражек и штанов с лампасами. Станицы переименовывались в волости, хутора в деревни. Казацкие семьи выселялись из родных куреней, а на их места селили голытьбу из Воронежской губернии.

5 февраля 1919 года местные советы получили инструкцию Ревкома, согласно которой

— все оставшиеся в рядах казачьей армии после 1 марта объявлялись вне закона и подлежали истреблению;

— все семьи казаков, оставшихся в рядах казачьей армии, объявлялись арестованными и заложниками, их имущество описывалось;

— в случае «самовольного ухода» одной из семей, объявленных заложниками, подлежали расстрелу все семьи, состоявшие на учете данного Совета;

— в случае «самовольного ухода» одного из членов семьи, объявленной заложниками, расстрелу подлежали все члены данной семьи;

— имущество расстрелянных подлежало конфискации и распределению среди сельсоветчиков.*1

Хотя 16 марта 1919 года, в день смерти Я. М. Свердлова, директива по истреблению казаков была отменена, ее реализация продолжалась. Руководитель Донбюро студент-недоучка Сырцов требовал расстреливать за каждого убитого красноармейца сотню казаков-заложников. Ретивый руководитель в возрасте 24 лет приказывает подготовить этапные пункты для отправки на принудительные работы в Воронежскую губернию, Павловск и другие места всего мужского казацкого населения в возрасте от 18 до 55 лет. Караульным командам отдается приказ расстреливать пять человек за каждого сбежавшего казака.

Для организации истребления русских казаков на Дон направляются известнейшие большевистские террористы. По приказу Ленина в апреле 1919 года одним из руководителей карателей с чрезвычайными полномочиями становится участник убийства царской семьи двадцативосьмилетний А. Г. Белобородов.*2

Сын кишиневского фармацевта двадцатилетний еврейский большевик И. Э. Якир как член Реввоенсовета 8-й армии отдает приказ о «расстреле на месте всех имеющих оружие и даже процентном уничтожении мужского населения…»*3

*1 Казачий круг. M., 1992. N 2. С. 56. *2 Некрасов В. Тринадцать «железных» наркомов. М., 1995. С.101-102. *3 Бернштам М. Стороны в гражданской войне 1917-1922 гг. М., 1992. С.64.

Всего в ходе войны против русского казачества 1918-1920 годов было убито около 1 млн. казаков и членов их семей.

Наряду с Москвой, Петроградом и казачьими областями неслыханная массовая жестокость большевиков по отношению к Русскому народу проявилась в Киеве, Одессе, Харькове и других малорусских городах, особенно в бывшей черте оседлости. В этих городах, плотно заселенных евреями, расправы над русскими людьми приобрели характер

чисто национальной мести. В этих городах уничтожались все русские, которые, по мнению еврейских большевиков, являлись сознательными патриотами России, прежде всего национальная русская интеллигенция.

В Киеве с 25 января по 16 февраля 1918 года большевики побили все мировые рекорды кровавого террора. Среди десятков тысяч убитых было свыше 6000 русских офицеров и около тысячи офицерских детей, воспитанников местного кадетского корпуса.

Еще более зверская волна террора захлестнула Киев с февраля по август 1919 года. Это была целенаправленная физическая ликвидация национальной русской интеллигенции. Еврейские большевики убили, по разным оценкам, от 40 тыс. до 100 тыс. человек русских интеллигентов и офицеров.

В конце апреля 1919 года Киев посетил Троцкий и приказал расстрелять всех русских патриотов, состоявших в различных патриотических организациях и клубах русских националистов.*1

*1 Жевахов Н. Д. Указ. соч. Т.2. С.76.

Князь Н. Д. Жевахов, сам переживший этот кошмар, рассказывает: «Никакое перо не в состоянии описать тех ужасов, какие совершались цинично и откровенно среди дня, когда каждого прохожего, по виду (русского. — О. П.) интеллигента, хватали и бросали в подвалы чрезвычаек, подвергая неслыханным издевательствам и мучениям, а затем отвозили в загородные кладбища, где живыми закапывали в могилы, вырытые предварительно самими же жертвами. Еще ужаснее было то, что творилось под покровом ночи, что обнаружилось лишь позднее, после прихода деникинских войск… Когда солдаты явились на Садовую, 5, где помещалась одна из киевских чрезвычаек, то обнаружили в огромном сарае усадьбы густую желтую липкую массу, подымавшуюся от пола до верха свыше чем на аршин, так что они были вынуждены очищать этот сарай, стоя по колени в этой массе. То были человеческие мозги…

Здесь, в этом сарае несчастные жертвы не расстреливались из ружей и револьверов, как в других местах, а убивались ударами тяжелых молотов по голове, причем от этих ударов мозг вываливался на асфальтовый пол сарая. В течение дня и ночи фургоны, с наваленными на них трупами и торчащими во все стороны ногами, разъезжали по улицам города, наводя ужас на жителей, из коих каждый считал себя обреченным и только ждал своей очереди. Бежать было некуда и невозможно, ибо город был оцеплен кордоном красных войск… В этот разгар царившей в Киеве вакханалии погибли от руки палачей едва ли не все лучшие люди города, и среди них знаменитые профессора Киевского университета П. Армашевский и Ю. Флоринский, причем первый, как говорили, был зарыт в могилу живым, подвергшись предварительно жесточайшим пыткам и мучениям».*1

В киевской Чека главную роль играл еврейский большевик М. Лацис, а среди палачей нечеловеческой жестокостью славились Роза Шварц и некая «товарищ Вера». У последних страшную ярость вызывали православные русские с нательными крестами. После богохульных глумлений изверги срывали эти кресты и выжигали огнем изображения креста на груди или на лбу своих жертв.*2

Киевский палач М. Лацис учил своих подчиненных:

«Не ищите в деле обвинительных улик; восстал ли он против Советов с оружием или на словах. Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, какое у него образование и какова его профессия. Вот эти вопросы и должны решить судьбу обвиняемого».*3 Этот еврейский большевик получал особое удовольствие от мучений русских людей во время пыток. Очевидцы рассказывали, что при этих сценах отвратительное лицо Лациса расплывалось в улыбке.

В 1919 году в Одессе следователь Чека, бывший присяжный поверенный Гальперин, так напутствовал одну русскую женщину: «Запомни раз навсегда железный закон революции… власть попадает в руки умнейших и сильнейших. Русский народ — темное быдло. Русская интеллигенция — св…, ни к чему не способная; лучшими оказались мы (евреи). И потому вся власть не просто в руках евреев, а сильнейших и умнейших».*4

Одесские чекисты, состоявшие почти сплошь из евреев, даже в своей среде прославились изощренной жестокостью. Для допросов, пыток и казней они использовали два корабля — линейный корабль «Синоп» и крейсер «Алмаз». Особо зверские методы расправ применяли два старых еврейских большевика Вихман и Дейч. Для пытки стойких русских людей палачи приспособили корабельные печи. Самых непокорных прикрепляли железными цепями к толстым доскам и медленно, постепенно продвигали их живыми, ногами вперед, в корабельную печь.*5 У палачей из Чека нередко были и свои особые пристрастия. Сотрудник одесской Чека еврейская большевичка Дора Явлинская (Евлинская) предпочитала убивать русских офицеров. От ее руки погибли 400 офицеров.

*1 Там же. С.76-77. *2 Там же. С.136. *3 Красный террор (чекистская газета). 1.11.1918. *4 Новое время. 3.4.1924. *5 Жевахов Н. Д. Указ. соч. Т. 2. С. 137.

Председатель петроградской Чека Урицкий любил наблюдать расстрелы из окна своего кабинета. «Для меня, — говорил он, — нет высшего наслаждения видеть, как умирают монархисты».*1

Закон против антисемитизма, введенный еврейскими большевиками в России 27 июня 1918 года, служил основой самого неограниченного произвола против русских людей. В нем говорилось: «Совнарком предписывает всем Советам депутатов принять решительные меры к пресечению в корне антисемитского движения. Погромщиков и ведущих погромную агитацию, предписывается ставить вне закона».*2 В 1918-1920 годах достаточно было еврею указать на человека, который, по его мнению, являлся антисемитом (например, только за то, что он бросил на него неодобрительный взгляд), и этого человека забирали в Чека, а, то и расстреливали на месте. Русский писатель А. М. Ремизов рассказывает о случае, свидетелем которого он стал в 1919 году в Петрограде: <Тут недавно возле Академии ученье было, один красноармеец и говорит: «Товарищи, не пойдемте на фронт, все это мы из-за жидов деремся! » А какой-то с портфелем: «Ты какого полку?» А тот опять: «Товарищи, не пойдемте на фронт, это мы все за жидов! » А с портфелем скомандовал: «Стреляйте в него! » Тогда вышли два красноармейца, а тот побежал. Не успел и до угла добежать, они его настигли да как выстрелят — мозги у него вывалились и целая лужа крови>.*3

Большевики, особенно еврейские, не просто убивали русских людей, но самым гнусным образом открыто глумились над ними. Тон здесь задавали сами вожди. Троцкий, например, в брошюре «Октябрьская Революция» глумливо хвастался: «Мы так сильны, что если мы заявим завтра в декрете требование, чтобы все мужское население Петрограда явилось в такой-то день и час на Марсово поле, чтобы каждый получил 25 ударов розог, то 75 процентов тотчас бы явилось и стало бы в хвост и только 25 процентов более предусмотрительных подумали запастись медицинским свидетельством, освобождающим их от телесного наказания…».*4

*1 Там же. С. 11. *2 Дикий А. Указ. соч. С.236. *3 Ремизов А. Взвихренная Русь. М., 1990. С.272. *4 Цит. по: Жевахов Н. Д. Указ. соч. Т.2. С.136.

Творя неслыханную в истории расправу над Русским народом, большевистские вожди укрепляли свои партийные организации кровью миллионов жертв, постепенно превращая почти каждого коммуниста в чекиста-палача.

«Хороший коммунист, — говорил Ленин, — в то же время есть и хороший чекист». А один из связных вождя с немецкой разведкой Я. С. Ганецкий предлагает Ленину «установить самую тесную связь партийных организаций с чрезвычайными комиссиями… Обязать всех членов партии, занимающих ответственные посты, сообщать в чрезвычайную комиссию все сведения, поступающие к ним как частным, так и официальным путем и представляющие интерес для борьбы с контрреволюцией…».*1 Ленин горячо поддерживает предложение Ганецкого.

Еврейский большевик чекист С. И. Гусев (Я. Д. Драбкин) позднее, на XIV съезде партии, признавался: «Ленин нас когда-то учил, что каждый член партии должен быть агентом Чека, т.е. смотреть и доносить… Я думаю, каждый член партии должен доносить. Если мы от чего-либо страдаем, то это не от доносительства, а от недоносительства… Можно быть прекрасными друзьями, но, раз мы начинаем расходиться в политике, мы вынуждены не только рвать нашу дружбу, но идти дальше — идти на доносительство».*2

Чека была привилегированным органом большевизма. Ядро ее кадров сложилось из профессиональных террористов-боевиков большевистских дружин 1905-1907 годов. Русских по национальности в них было сравнительно мало (и то в основном деклассированные, уголовные элементы). Больше половины ее состава насчитывали евреи (в руководящих органах — 75-90 процентов), в значительных количествах были представлены латыши, эстонцы, поляки, армяне и даже китайцы и венгры. Немалая часть сотрудников Чека являлась не просто профессиональными убийцами (в среднем на каждого сотрудника Чека за годы гражданской войны приходилось 30-40 убитых и замученных жертв), а настоящими садистами, специально искавшими «работы» в этом учреждении, чтобы удовлетворить свои патологические наклонности. Сохранилось немало описаний таких чекистов, которые постоянно находились в нервном возбуждении и успокаивались только при виде крови.*3 Причем принимались они в Чека не по ошибке, а специально, так как именно они лучше всего могли выполнять «работу», которую поручали им большевистские вожди.

*1 Ленин и ВЧК. M., 1975. С. 281, 363. *2 XIV съезд ВКП(б): Стенографический отчет. М.; Л., 1926. С. 600-601. *3 Жевахов Н. Д. Указ. соч. Т. 2. С. 132.

Ленинская партия давала этим людям «право» убивать много и безнаказанно. Слой коммунистов-садистов был не мал. Во всяком случае, среди чекистов и красноармейских командиров он достигал трети и более личного состава. За право убивать эти люди спорили и ссорились. Способность убивать не поморщившись становится главным критерием занятия командной должности. А. Голиков, более известный как писатель А. Гайдар, за свои садистские наклонности (а первые убийства он совершил еще в детстве) в 18 лет став командиром полка, ежедневно лично убивал несколько безоружных мирных жителей, отказывавшихся сотрудничать с большевиками. Сам садист Гайдар считал себя «романтиком» революции.*1

Таким же типичным «романтиком» революции — садистом-убийцей — была советская писательница Е. Я. Драбкина. Дочь уже упомянутого нами еврейского большевика Я. Д. Драбкина (С. И. Гусева), жена председателя Чека, она воплотила в себе неистребимую ненависть ко всему русскому. Еще девушкой она в качестве пулеметчицы участвовала в массовых расстрелах русских людей. Позднее любила об этом публично вспоминать с кошмарными подробностями. Слушавший ее однажды К. Чуковский отмечает, что «рассказывала она о них с юмором, хотя все они залиты человеческой кровью, и чувствуется, что, повторись это дело сейчас, она снова пошла бы в эту страшную бойню с примесью дикой нечаевщины».*2

Верша страшную расправу над русскими людьми, «романтики» революции, подобные Гайдару или Драбкиной, творили неслыханные зверства.

В Харькове по изгнании большевиков в подвалах Чека обнаружили много «перчаток» — кожу, содранную с рук вместе с ногтями. На трупах бывших офицеров были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу — советская звезда, а на груди — орденские знаки, были отрезаны носы, губы и уши. На женских трупах — отрезаны груди и сосцы. Масса раздробленных и скальпированных черепов, содранных ногтей с продетыми под ними иглами и гвоздями, выколоты глаза, отрезаны пятки. В некоторых районных Чека русских людей топили в подвалах, открывая водопроводные краны. Пятигорская Чека в 1919 году взяла большое количество заложников. Их увезли за город, на кладбище, с руками, связанными за спиной, заставили встать на колени в двух шагах от вырытой ямы и начали рубить им руки, ноги, спины, выкалывали штыками глаза, вырывали зубы, распарывали животы.*3

*1 Садистские <подвиги> А. Гайдара описаны в документальной повести В. Солоухина «Соленое озеро» (М» 1994). *2 Чуковский К. Дневник, 1930-1969. M., 1994. С. 85. *3 Жевахов Н. Д. Указ, соч. Т. 2. С. 135, 139.

Летом 1920 года Ленин подготавливает новую волну террора. В записке Крестинскому вождь пролетариата предлагает образовать тайную комиссию для выработки экстренных мер — «тайно подготовить террор: необходимо и срочно…»

Подготовка новой волны террора осуществлялась одновременно с разработкой мер по ликвидации всех возможных источников сопротивления как в России, так и за рубежом. Инструкция, подписанная Ф. Дзержинским, предлагалась к немедленному исполнению: 1) Регистрация всех «белогвардейских элементов» (отдельно по краям) для увеличения числа заложников из состава родных и их родственников, оставшихся в советской России; на особом учете держать тех, кто, «занимая ответственные должности в Советской России, изменил рабоче-крестьянскому делу». Эта категория, по мнению Чека, должна была быть уничтожена при первой возможности.

2) Устройство террористических актов над наиболее активными работниками, а также над членами военных миссий Антанты.

3) Организация боевых дружин и отделов, могущих выступать по первому указанию.

4) Немедленное влияние на разведывательные и коитрразведывательные отделы и организации окраины с целью пересоздания их в свои.

5) Организация фиктивных белогвардейских организаций с «целью скорейшего выяснения заграничной агентуры» на территории РСФСР.*1

Апогеем войны большевиков против Русского народа стали массовые убийства русских в Крыму после эвакуации оттуда войск Врангеля. «Чистку» Крыма поручили двум еврейским большевикам — Бела Куну и Розалии Залкинд (выступавшей под псевдонимом Землячка).

Перед отъездом на «чистку» Л. Троцкий сказал Бела Куну, что «не приедет в Крым, пока хоть один контрреволюционер останется в Крыму; Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит, а так как Крым отстал на три года в своем революционном движении, то быстро подвинем его к общему революционному уровню России…»

Страшная резня офицеров, проведенная под руководством Б. Куна и Р. Землячки, заставила содрогнуться многих. Кроме десятков тысяч офицеров, без суда и следствия расстреливали женщин, детей, стариков. Массовые убийства получили такой широкий резонанс, что ВЦИК создал специальную комиссию по расследованию. Все «особо отличившиеся» коменданты городов представили в свое оправдание телеграммы Б. Куна и Р. Землячки, подстрекавшие к массовым расправам.*2

*1 Там же. С. 129. *2 Юность. 1990. N 10. С.84.

Впоследствии русский писатель И. Шмелев, бывший очевидцем красного террора в Крыму, дал подробные показания на суде по делу об убийстве Воровского. Привожу эти показания полностью:

<1. Мой сын, артиллерийский офицер 25 лет, Сергей Шмелев — участник Великой войны, затем — офицер Добровольческой армии Деникина в Туркестане. После, больной туберкулезом, служил в Армии Врангеля в Крыму, в городе Алуште, при управлении Коменданта, не принимая участия в боях. При отступлении добровольцев остался в Крыму. Был арестован большевиками и увезен в Феодосию «для некоторых формальностей», как, на мои просьбы и протесты, ответили чекисты. Там его держали в подвале на каменном полу, с массой таких же офицеров, священников, чиновников. Морили голодом. Продержав с месяц, больного, погнали ночью за город и расстреляли. Я тогда этого не знал.

На мои просьбы, поиски и запросы, что сделали с моим сыном, мне отвечали усмешками: «Выслали на север! » Представители высшей власти давали мне понять, что теперь поздно, что самого «дела» ареста нет. На мою просьбу Высшему Советскому учреждению ВЦИК, — Веер. Центр. Исполнит. Комит. — ответа не последовало. На хлопоты в Москве мне дали понять, что лучше не надо «ворошить» дела, — толку все равно не будет. Так поступили со мной, кого представители центральной власти не могли не знать.

2. Во всех городах Крыма были расстреляны без суда все служившие в милиции Крыма и все бывшие полицейские чины прежних правительств, тысячи простых солдат, служивших из-за куска хлеба и не разбиравшихся в политике.

3. Все солдаты Врангеля, взятые по мобилизации и оставшиеся в Крыму, были брошены в подвалы. Я видел в городе Алуште, как большевики гнали их зимой за горы, раздев до подштанников, босых, голодных. Народ, глядя на это, плакал. Они кутались в мешки, в рваные одеяла, что подавали добрые люди. Многих из них убили, прочих послали в шахты.

4. Всех, кто прибыл в Крым после октября 17-го года без разрешения властей, арестовали. Многих расстреляли. Убили московского фабриканта Прохорова и его сына 17 лет, лично мне известных, — за то, что они приехали в Крым из Москвы, — бежали.

5. В Ялте расстреляли в декабре 1920 года престарелую княгиню Барятинскую. Слабая, она не могла идти — ее толкали прикладами. Убили неизвестно за что, без суда, как и всех.

6. В г. Алуште арестовали молодого писателя Бориса Шишкина и его брата, Дмитрия, лично мне известных. Первый служил писарем при коменданте города. Их обвинили в разбое, без всякого основания, и, несмотря на ручательство рабочих города, которые их знали, расстреляли в Ялте без суда. Это происходило в ноябре 1921 года.

7. Расстреляли в декабре 1920 года в Симферополе семерых морских офицеров, не уехавших в Европу и потом явившихся на регистрацию. Их арестовали в Алуште.

8. Всех бывших офицеров, как принимавших участие, так и не участвовавших в гражданской войне, явившихся на регистрацию по требованию властей, арестовали и расстреляли, среди них — инвалидов Великой войны и глубоких стариков.

9. Двенадцать офицеров русской армии, вернувшихся на барках из Болгарии в январе-феврале 1922 года и открыто заявивших, что приехали добровольно с тоски по родным и России и что они желают остаться в России, расстреляли в Ялте в январе-феврале 1922 года.

10. По словам доктора, заключенного с моим сыном в Феодосии, в подвале Чека, и потом выпущенного, служившего у большевиков и бежавшего за границу, за время террора за 2-3 месяца, конец 1920 и начало 1921 года в городах Крыма: Севастополе, Евпатории, Ялте, Феодосии, Алупке, Алуште, Судаке, Старом Крыму и проч. местах, было убито без суда и следствия до 120 тысяч человек — мужчин и женщин, от стариков до детей. Сведения эти собраны по материалам бывших союзов врачей Крыма. По его словам, официальные данные указывают цифру в 56 тысяч. Но нужно считать в два раза больше. По Феодосии официально данные дают 7-8 тысяч расстрелянных, по данным врачей — свыше 13 тысяч.

11. Террор проводили по Крыму — председатель Крымского ВоенноРеволюционного Комитета — венгерский коммунист Бела Кун. В Феодосии — Начальник Особого Отдела 3-й Стрелковой Дивизии 4-й Армии тов. Зотов и его помощник тов. Островский, известный на юге своей необычайной жестокостью. Он же и расстрелял моего сына.

Свидетельствую, что в редкой русской семье в Крыму не было одного или нескольких расстрелянных. Было много расстреляно татар. Одного учителя-татарина, б. офицера забили насмерть шомполами и отдали его тело татарам.

12. Мне лично не раз заявляли на мои просьбы дать точные сведения, за что расстреляли моего сына, и на мои просьбы выдать тело или хотя бы сказать, где его зарыли, уполномоченный от Всероссийской Чрезвычайной Комиссии Дзержинского Реденс, сказал, пожимая плечами: «Чего вы хотите? Тут, в Крыму, была такая каша! ..»

13. Как мне приходилось слышать не раз от официальных лиц, было получено приказание из Москвы — «Подмести Крым железной метлой». И вот старались уже для «статистики». Так цинично хвалились исполнители — «Надо дать красивую статистику». И дали.

Свидетельствую: я видел и испытал все ужасы, выжив в Крыму с ноября 1920 года по февраль 1922 года>.

***

Рядом с великой русской культурой, ненавистной большевиками, строится новый псевдокультурный монстр, открыто провозглашающий отрицание всего русского, православного, истинно духовного. Не имея сил уничтожить русскую духовную культуру, большевистские власти с психопатическим упорством призывают построить «новые литературу и искусство», соответствующие «величию переживаемой эпохи». На создание этих новых литературы и искусства бросаются огромные средства. «Новаторы», преимущественно из среды еврейской интеллигенции и полуинтеллигенции, а нередко просто из числа многочисленных полуграмотных местечковых евреев, старательно «изобретают новые формы выражения и чувства», сознательно игнорируя литературные традиции и великие достижения русской культуры. В силу особенностей их национального менталитета и воинствующего невежества в русском языке возникает своего рода неповторимое явление — смесь затхлого местечкового мироощущения с триумфальным, ритуальным воплем религиозного еврея, поразившего в спину своего врага. Создается фундамент «культуры малого народа», которая с этих дней начинает активно воздействовать на общественное сознание, оттесняя истинную русскую культуру или даже влияя на ее развитие, привнося в нее чуждые для русского человека элементы — смакование жестокости, любование половой физиологией, глумление над вековыми идеалами Русского народа — Православия, добротолюбия, трудолюбия, нестяжательства, уважения к предкам и старикам, целомудрия и скромности. Создатели «культуры малого народа» с фанатичной иудаистской ненавистью требуют немедленной ликвидации Русской Церкви. Один из творцов «культуры малого народа» художник-футурист К. С. Малевич, назначенный Лениным охранять памятники искусства в России, заявлял: «Церковь должна быть немедленно закрыта как частная торговля… Нужно разбить семью, ибо всякий, родившийся в коммунистическом обществе, уже принадлежит обществу и его воспитанию. Таким образом мы придем к беспредметному миру, очищенному от всякой старой формы, и выйдем к супрематии новой формы предметного мира… Да здравствуют красные вожди современной жизни и красное творчество искусства нового».*1

*1 Красные конкистадоры. С.29.

В качестве «кузницы кадров» деятелей «новой культуры» большевики создают свои высшие учебные заведения — Коммунистический университет им. Я. М. Свердлова и Институт красной профессуры, ставшие одними из главных центров активной антирусской деятельности, три четверти учащихся которых были нерусскими. Никакого серьезного образования, кроме начетнического знания основных работ партийный руководителей, эти заведения не давали, но служили началом успешной карьеры большевистских функционеров.

Условия обучения в старых русских университетах резко ухудшились. Многие профессора и преподаватели были репрессированы, умерли с голоду или бежали. Учебные помещения не отапливались, студенты голодали. Деятельность многих учебных заведений терроризировали студенты-недоучки, чаще всего евреи, выступавшие в роли комиссаров и снабженные мандатами от большевистского руководства. В Киевском университете, например, рассказывает И. Бунин, «все в руках семи мальчишек первого и второго курсов. Главный комиссар — студент киевского ветеринарного института Малич. Разговаривая с профессорами, стучит кулаком по столу, кладет ноги на стол. Комиссар высших женских курсов — первокурсник Кин, который не переносит возражений, тотчас орет: «не каркайте! » Комиссар политехнического института постоянно с заряженным револьвером в руке» (И. Бунин. Окаянные дни).

Литература «малого народа» подводит идейные основы под злодейские «идеалы» большевистских палачей. Обосновывает, защищает и восхваляет массовые убийства и террор Чека, поругание русских святынь. Литераторы «малого народа» радуются разрушению Российской державы, доносами, клеветой, травлей стремятся разделаться с русскими людьми, осмелившимися защищать поруганную Родину.

Литераторы «нового типа» гордятся своей дружбой с самыми одиозными фигурами большевистского режима — Троцким, Дзержинским, Каменевым, Зиновьевым, а особенно с чекистами — Менжинским, Ягодой, Аграновым, Бокием, Л. Рейснер. Большие и малые большевистские вожди, их супруги и подруги открывают, свои салоны, в которых прикармливают и опекают писателей и художников. М. Горький, В. Маяковский, В. Мейерхольд, 3. Райх, С. Третьяков, А. Мариенгоф, В. Луговской, В. Князев, М. Кольцов, Г. Серебрякова, М. Шагинян, В. Катаев и множество других литераторов «малого народа» считают за честь появляться в салонах большевистских палачей, соревнуются друг с другом в желании угодить новым господам. Конечно, в этом стремлении угодить чувствовался не только шкурный интерес, была здесь и своя идея, патологическая опьяненность, национальная увлеченность погромным вихрем над Россией, желание участвовать в этом погроме, более того — быть впереди идущими.

«Сердца единой верой сплавим,

Пускай нас мало, не беда! Мы за собой идти заставим

К бичам привыкшие стада!

<…>

Чего жалеть рабов — солдат

С душою бескрылою и куцей?

Пусть гибнут сотнями, добрят

Поля грядущих революций! «

(В. Князев (по матери — Высоцкий). Красное Евангелие)

Восхищение насилием, кровью, произволом чрезвычаек в большевистских поэтах этого времени переходит в настоящую психопатию, например у Мариенгофа и Маяковского.

«Святость хлещем свистящей нагайкой и хилое тело Христа на дыбе вздыбливаем в Чрезвычайке», — захлебывается в исступлении Мариенгоф, кощунственно выкликая:

«Кровью плюем зазорно

Богу в юродивый взор.

Вот на красном черным:

— Массовый террор!

Метлами ветру будет

Говядину чью подместь

В этой черепов груде

Наша красная месть».

(1919 год)

Не менее кощунственны и противоестественны образы В. Маяковского, призывающего к борьбе за разрушение исторической России и всего христианского мира, послать на смерть и своих отцов.

«А мы, — заявлял Маяковский,

Не Корнеля с каким-то

Расином

Отца, предложи на старье меняться, мы

и его

обольем керосином

и в улицы пустим для иллюминаций».

Или:

«Теперь

Не промахнешься мимо

Мы знаем кого — мети!

Ноги знают, чьими

Трупами

Им идти».

Конечно, главную роль в этом «искусстве» нового времени играют покровители муз, сами претендующие на творчество. Ф. Дзержинский и его заместитель В. Менжинский пишут стихи. Известным графоманом был нарком просвещения масон А. Луначарский, сочинивший, в частности, немало бездарных пьес, которые он, пользуясь служебным положением, заставлял ставить на сценах театров. Драматические произведения сочиняют известные чекистские палачи Раскольников и Лацис, собственноручно расстрелявший сотни русских людей (этот написал пьесу «Последний бой. Революционная хроника в пяти действиях, семи картинах»). Член коллегии ВЧК А. Эйдук, певец чекистских расправ, воодушевленно заявлял в своих стихах:

<Нет большей радости, нет лучших музык,

Как хруст ломаемых костей и жизней,

Вот отчего, когда томятся наши взоры

И начинает бурно страсть в груди вскипать,

Черкнуть мне хочется на вашем приговоре

Одно бестрепетное: «К стенке! Расстрелять! «>

Этот чекист, по воспоминаниям знавшего его торгпреда в Латвии Г. Соломона, когда слышал расстрелы, «жмурился в сладкой истоме» и «нежным и тонким голосом» выражал чувство удовлетворения.*1 А начальник Особого отдела ВЧК М. С. Кедров, замешанный в убийствах тысяч русских людей, после своей «работы» любил музицировать вместе с профессиональными музыкантами.

*1 См.: Соломон Г. Среди красных вождей. М., 1995.

Мероприятия большевистской власти распространяются и на «реформирование русского языка». Уже в 1918 году осуществляются варварские эксперименты, ставящие своей целью якобы «усовершенствование русского языка». Меняются традиционные, признанные народом формы орфографии, грамматики, синтаксиса. Главная цель этих экспериментов — прервать русскую речевую традицию, создать предпосылки для ликвидации русского языка как средства общения народов России, затруднить восприятие новыми поколениями русских людей многовекового культурного и письменного наследия.

В 1918 году Ленин настаивает на закрытии Большого театра в Москве, резко критикуя предыдущее решение СНК (принятое без него) о сохранении Большого театра.

С особым рвением большевистские комиссары обрушиваются на культурное наследие Русского народа. Под лицемерными лозунгами о спасении наследия осуществляются самые варварские мероприятия по его уничтожению.

Невосполнимый урон национальному историческому достоянию нанес подписанный Лениным 12 апреля 1918 года декрет Совнаркома «О памятниках республики». Этот декрет стал одной из главных установок антирусской власти по планомерному уничтожению памятников и святынь Русского народа. Ленин придавал этому декрету особое значение. В письме П. П. Малиновскому, и. о. народного комиссара имуществ Республики, он уже в начале мая требует отчета: «Почему вопреки постановлению СНК… не начаты в Москве работы 1) по хорошему закрытию царских памятников? 2) по снятию царских орлов?»*1

*1 Источник. 1993. N3. С.46.

Ленин как главный погромщик исторической России дает личный пример по уничтожению культурных ценностей. В 1918 году в Московском Кремле он с помощью соратников разрушил памятник в виде креста невинно убиенному великому князю Сергею Александровичу, созданный по рисункам замечательного русского художника В. М. Васнецова. Как описывает очевидец, «Владимир Ильич ловко сделал петлю и накинул ее на памятник. Взялись за дело все, и вскоре памятник был опутан веревками со всех сторон.

— А ну, дружно! — задорно скомандовал Владимир Ильич.

Ленин, Свердлов, Аванесов, Смидович, другие члены ВЦИК, Совнаркома и сотрудники немногочисленного правительственного аппарата впряглись в веревки, налегли, дернули — и памятник рухнул на булыжник…»

Весной 1918 года большевистские комиссары вынашивают идею создания директивного органа по управлению художественной жизнью России. Душой нового начинания стали художники Д. Штеренберг, Н. И. Альтман, П. В. Кузнецов, искусствовед Н. Н. Лунин.

Уже летом 1918 года одним из характерных актов «руководителей искусства» стало постановление об уничтожении ряда памятников русским государственным деятелям, имевших большую художественную ценность: Александру II в Кремле (скульптор А. М. Опекушин, создатель знаменитого памятника Пушкину на Тверской), Александру III возле Храма Христа Спасителя (скульптор А. М. Опекушин), герою русско-турецкой войны 1877-1878 годов М. Д. Скобелеву (скульптор П. А. Саманов), великому князю Сергею Александровичу, убитому террористом (автор В. М. Васнецов). Погром русских святынь и памятников в первые годы антирусской революции, позднее получивший громкое название «ленинского плана монументальной пропаганды», продолжался в Петрограде, где к концу 1918 года снесли памятник и бюст великих князей Николая Николаевича и Николая Александровича, бронзовый бюст перед фасадом Лицея его основателя — Императора Александра 1, у Александровской и гомеопатической больниц бюсты Александра II — основателя и попечителя обоих заведений. Ненавидевшие русскую армию большевистские варвары уничтожили памятник «Питомцам Академии Генерального штаба» перед его зданием.

Там же, в Петрограде, в начале 1919 года прошла серия погромов памятников Петру Великому. У Адмиралтейства снесли два памятника один с изображением эпизода спасения Петром 1 лахтинских рыбаков, во время которого Царь простудился и заболел смертельно; другой «Царь-плотник» с фигурой молодого Петра во время обучения корабельному делу. На Охте ликвидировали памятники Петру — в плотницкой корабельной слободе, а перед зданием Нового Арсенала — с изображением Петра 1 в полный рост, опирающегося на ствол пушки.*1

Погромы русских святынь в Москве и Петрограде стали сигналом к погромам по всей России.

Уже в 1918 году большевики открывают широкую торговлю культурными ценностями, принадлежащими Русскому народу. Скупочные пункты драгоценных металлов и камней в Западной Европе заполонились огромным количеством ценностей из России. Они текли туда как официальным, так и неофициальным путем в виде изделий или уже переплавленными в слитки. Таможенники, осматривающие прибывающие из России пароходы, сообщали, что лично видели ящики, набитые золотой и серебряной церковной утварью: крестами, чашами, дискосами, наугольниками евангелией, наложенными в спешке, кое-как, причем по оставшимся следам можно с уверенностью сказать, что они уминались ногами. На одной из еврейских улиц города Перы (Италия) русские евреи братья Миримские организовали выставку-продажу полученной через Внешторг церковной утвари.*2

*1 Красные конкистадоры. С.39-40. *2 Еженедельник Высшего Монархического Совета. 24.4.1922.

Во многих городах Европы открывались магазины, торгующие картинами, фарфором, бронзой, серебром, коврами и другими предметами искусства, вывезенными из России. В Стокгольме, например, таких магазинов было до шестидесяти, Христиании — двенадцать. Множество таких магазинов появилось в Гетеборге и других городах Швеции, Норвегии, Дании.*1

В феврале 1920 года особым решением советского правительства создается Гохран (Государственное хранилище ценностей) для «централизации хранения и учета всех принадлежащих РСФСР ценностей, состоящих из золота, платины, серебра в слитках и изделиях из них, бриллиантов, цветных драгоценных камней, жемчуга». Согласно этому решению, все советские учреждения и должностные лица обязуются сдать в Гохран в течение трехмесячного срока все имеющиеся у них на хранении ценности. Таким образом, осуществлялась концентрация огромного количества ценностей, принадлежавших русским людям, и использовалась большевиками для особых валютных операций и закулисных коммерческих расчетов. В систему Гохрана привлекаются такие видные еврейские большевики, как, например, убийцы царской семьи Я. X. Юровский и П. Л. Войков (член коллегии Наркомвнешторга).

После издания декрета «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» (июнь 1918) планомерно стал осуществляться еще один этап искоренения исторической памяти Русского народа — уничтожение его архивов, и особенно архивов военной славы.

В 1918-1919 годах, якобы за неимением транспортных средств и денег для вывоза ценного архивного груза в Петроград, уничтожаются фонды воинских частей бывших Царскосельского, Петергофского и Гатчинского гарнизонов, в том числе Собственного Его Императорского Величества полка, сожжен архив лейб-гвардии Драгунского полка. А зимой 20-го года фонды документов лейб-гвардии Измайловского полка передаются на топливо в самом Петрограде.*2

*1 Новая жизнь. 23.5.1918. *2 По материалам ЦГВИА: ф.796, оп.1, д.192, л.19; ф.800, оп.1, д.654, л.45.

В октябре 1918 года по указанию СНК архивы военного ведомства в порядке соблюдения принципа централизации переходят в руки Наркомпроса, т.е. масона Луначарского. Принимали дела от комиссии наркомвоена и учитывали в пудах. Спустя почти год, 12 сентября 1919 года, издан циркуляр Главархива с постановлением коллегии о выявлении подлежащих уничтожению архивных фондов ввиду кризиса в Бумпроме. В течение последующих трех месяцев в одном только Лефортовском архиве в Москве было сдано в макулатуру свыше 20 тыс. пудов архивных дел. Вот этот неполный перечень «макулатуры»:

— именные списки генералов и старших офицеров с 1880 года по 1913 год- 2000 пудов;

— месячные донесения войсковых частей начиная с 1793 года 4000 пудов;

— дела Комиссариатского и Провиантского департаментов с 1811 года по 1865 год — 2000 пудов;

— формулярные списки офицеров Русской Армии с 1849 года по 1900 год — 4500 пудов;

— дела русско-турецкой войны 1877-1878 годов — 2500 пудов;

— дела русско-японской войны 1904-1905 годов — 2000 пудов;

— дела по рекрутским наборам с 1828 года по 1865 год — 1500 пудов;

— дела штаба Отдельного корпуса внутренней стражи с 1816 года по 1865 год — 800 пудов;

— дела Отдельного гренадерского корпуса с 1816 года по 1865 год 400 пудов…*1

Всего за 1917-1921 годы было уничтожено от 30 до 50 процентов фондов архивных хранилищ (включая частные фонды). Так Русский народ лишался своей исторической памяти.

т1 603-626

***

С 1919-1920 годов большевистские вожди почувствовали себя полными победителями и уже не стеснялись вести жизнь подобно вельможам XVIII века. Они захватывают лучшие особняки и роскошные квартиры в Москве. За государственный счет нанимается многочисленная дворня. Многие подмосковные усадьбы русских государственных деятелей, купцов и предпринимателей заселяются новыми «властителями жизни». Для сохранения «драгоценного здоровья» партийных деятелей и наркомов привлекаются лучшие врачи. Широко практикуются поездки для лечения за границу, оттуда поступают самые редкие и дорогие лекарства. Отпуска если берут, то сразу же на несколько месяцев (23 месяца). Рекордсменами по долговременному отдыху стали Троцкий, Зиновьев, Иоффе, Бухарин.

Самые высокопоставленные большевистские вожди выказывают привязанность к царской роскоши, пищу им стали готовить царские повара. Член политического руководства РКП (б), председатель Моссовета Л. Б. Каменев и его жена (сестра Л. Д. Троцкого) совершали хищения дворцового имущества из музеев Московского Кремля.*1

В самый голод 1919-1920 годов большевистские вожди выписывали себе из-за границы всяческие деликатесы и предметы роскоши. Например, главе Коминтерна Зиновьеву в специальных вагонах привозили трюфеля, ананасы, мандарины, бананы, фрукты в сахаре, сардины. Его жене Лилиной, женам и любовницам комиссаров из-за границы выписывали роскошное белье, духи, мыло, инструменты для маникюра, кружева.*2

Александровским дворцом, резиденцией Николая II, завладела жена А. В. Луначарского якобы для устройства там детской колонии. Луначарская и ее единомышленник Телепнев заняли целый антресольный этаж. Как полагал бывший председатель царскосельской художественной комиссии Г. К. Лукомский, «размещение детской колонии было просто нужно как повод для разгрома имущества бывшего Наследника и великих княжен, чтобы стереть с лица земли доказательства исторической, фактической неопровержимости скромной жизни семьи Николая II, а может быть дело было проще: все было затеяно Телепневым, чтобы при переносках вещей воспользоваться предметами обихода, носильным платьем и т.д.»*3 Бесследно исчез царский гардероб, а также значительная часть царской библиотеки.*4

*1 Красные конкистадоры. С. 25. *2 Соломон Г. Среди красных вождей. М., 1995. С. 310. *3 Лукомский Г. К. Художник и революция. Записки художественного деятеля. 1917*4 1922. Берлин, 1923. С. 45. *5 Красные конкистадоры. С. 61.

Народные комиссары, их жены и родственники получали бесплатно из государственных хранилищ России несметные сокровища в золоте и драгоценных камнях. Например, прокурор РСФСР Н. В. Крыленко безо всяких формальностей 10 марта 1921 года получил десять золотых колец с бриллиантами, а жена Л. Б. Красина — Красина-Лушникова множество дорогих бриллиантов.*1

Впрочем, не все украденные у Русского народа драгоценности присваивались отдельными большевиками самочинно. Некоторые драгоценные предметы большевистские вожди дарили своим верным порученцам и соратникам. Так, командир Красной армии В. М. Примаков получил в награду за «Польский» поход золотой дамский портсигар ювелирной работы Фаберже с дарственной надписью Наследника Престола, будущего Николая II балерине Кшесинской.

Характерным образцом новой большевистской «знати» были комиссар Раскольников и его жена Лариса Рейснер, тесно связанные с чекистской верхушкой. Очевидцы рассказывают, эта супружеская пара жила в голодной Москве 1918-1919 годов по-настоящему роскошно особняк, слуги, великолепно сервированный стол. «Своему образу жизни Лариса с мужем нашли соответствующее оправдание: мы строим новое государство, мы нужны, наша деятельность созидательная, а потому было бы лицемерием отказывать себе в том, что всегда достается людям, стоящим у власти».*2 Жизнь большевистской «знати» пронизывали коварство, безмерная жестокость, предательство, подлость. Люди, принадлежащие к ней, отвергали моральные православные устои, <яростно доказывая, что все законы, вроде «Не убий», — сплошные лицемерие и ложь>. Уже упомянутые нами Рейснер с супругом участвовали в вероломных чекистских операциях. Так, например, однажды они вызвались помочь чекистам в аресте военспецов. Для этого большевистские супруги пригласили их к себе в гости. «Прекрасная хозяйка угощала и занимала гостей, и чекисты их накрыли за завтраком без единого выстрела. Операция эта действительно была опасной, но она прошла гладко благодаря ловкости Ларисы, заманившей людей в западню».*3

Свадьбу большевистского комиссара П. Е. Дыбенко и наркома госпризрения А. М. Коллонтай партийные и советские деятели сыграли во дворце Кшесинской, используя посуду с золотыми царскими и великокняжескими вензелями.*4

*1 Там же. С. 121. *2 Мандельштам Н. Я. Воспоминания. Кн.1. Париж, 1982. С. 117. *3 Там же. С. 118. *4 Красные конкистадоры. С. 113.

Полнейшее падение нравов, которое несла антирусская революция, конечно, не ограничивалось массовыми убийствами и грабежами беззащитного населения России. Повсеместно происходили падение половой морали, растление малолетних. Эмансипация полов, к которой призывали многие большевики на захваченных ими территориях, на практике выражалась в вакханалии массовых изнасилований и даже «социализации» женщин, особенно принадлежащих к буржуазному классу. Конечно, в официальных документах РКП(б), ВЦИК и Совнаркома призывов к «социализации» полов мы не найдем, однако негласно сложилось определенное отношение, которое допускало полнейшую эмансипацию полов. Причем под самый гнусный разврат подводилась идейная большевистская основа. <Сексуальная мораль, вырастающая из запросов рабочего класса, — писала А. М. Коллонтай, — служит новым орудием социальной борьбы рабочего класса… Не в интересах класса «закреплять» за отдельным членом революционного класса самостоятельного его представителя, долженствующего прежде всего служить интересам класса, а не выделенной и обособленной семейной ячейке>.*1 Идеологи социализма сулили своим сторонникам массу «радостей свободной любви» и «полнокровное удовлетворение половых потребностей революционного класса».

*1 Коллонтай А. М. Семья и коммунистическое государство. М., 1920. С. 20.

Примером половой эмансипации служили такие большевистские вожди, как Троцкий, Бухарин, Э. Склянский, Антонов-Овсеенко, Коллонтай и многие другие, чья интимная жизнь напоминала сплошную «собачью свадьбу». Естественно, не отставали от них многие представители среднего и низшего звена большевистского актива, особенно чекисты всех уровней. По данным, приводимым С. П. Мельгуновым, многие рядовые исполнители красного террора имели по 4-5 любовниц, а изнасилования и надругательства над беззащитными женщинами стали в террористических учреждениях большевиков обычным явлением. Особая комиссия по расследованию злодеяний большевиков, созданная Деникиным, опубликовала материалы о «социализации» женщин в городе Екатеринодаре уже в марте 1918 года.

В этом городе большевики издали декрет, напечатанный в «Известиях Совета» и расклеенный на столбах, согласно которому женщины в возрасте от 16 до 25 лет подлежали «социализации». Желающим воспользоваться этим декретом предлагалось обращаться в соответствующее революционное учреждение. Инициатором этой акции был комиссар по внутренним делам Бронштейн, который и выдавал мандаты на эту «социализацию». Такие же мандаты предоставляли подчиненный ему начальник большевистского конного отряда Кобзырев, главнокомандующий Иващев, а также и другие советские власти, причем на мандатах ставилась печать штаба «революционных войск Северо-Кавказской Советской республики». Мандаты выдавались как на имя красноармейцев, так и на имя советских начальствующих лиц, — например, на имя Карасеева, коменданта дворца, в котором проживал Бронштейн: по этому мандату предоставлялось право «социализации» 10 девиц. Образец мандата:

МАНДАТ

Предъявителю сего товарищу Карасееву предоставляется право социализировать в городе Екатеринодаре 10 душ девиц возрастом от 16-ти до 20-ти лет, на кого укажет товарища Карасеев.

Главком Иващев.

Место печати.

На основании таких мандатов красноармейцам подобрали больше 60 девушек — молодых и красивых, главным образом из буржуазии и учениц местных учебных заведений. Некоторые из них схвачены во время устроенной красноармейцами в Городском саду облавы, причем четыре из них подверглись изнасилованию там же, в одном из домиков. Около 25 девушек отвели во дворец Войскового Атамана к Бронштейну, а остальные в «Старокоммерческую» гостиницу к Кобзыреву и в гостиницу «Бристоль» к матросам, где и подвергли изнасилованию. Некоторые из арестованных были затем освобождены — как, например, девушка, изнасилованная начальником большевистской уголовно-розыскной милиции Прокофьевым, другие же уведены уходившими отрядами красноармейцев, и судьба их осталась невыясненной. Некоторые, после различного рода жестоких истязаний, были убиты и выброшены в реки Кубань и Карасунь. Ученица 5-го класса одной из екатеринодарских гимназий подверглась изнасилованию в течение двенадцати суток целою группою красноармейцев, затем большевики подвязали ее к дереву и жгли огнем и, наконец, расстреляли.*1

*1 Родина. 1990. N 10. С. 42-43.

Массовым явлением стала проституция среди несовершеннолетних. Известный социолог П. Сорокин, исследовавший этот вопрос, писал в 1920 году: <Особенно огромна была роль в этом деле Коммунистических Союзов Молодежи, под видом клубов устраивавших комнаты разврата в каждой школе… дети двух обследованных колоний в Царском Селе оказались сплошь зараженными гонореей… Один знакомый врач мне рассказывал такой факт: к нему явился мальчик из колонии, зараженный триппером. По окончанию визита он положил на стол 3 млн. рублей. На вопрос врача, откуда он взял деньги, мальчик спокойно ответил: «У каждого из нас есть своя девочка, а у девочки есть любовник — комиссар…» Девочки, прошедшие через распределительный центр Петрограда, откуда они распределялись по колониям, школам и приютам, почти все оказались дефлорированными, а именно: из девочек до 16 лет таковыми было 86, 7 процента»>.

т1. 627-632

***

Кронштадтское восстание вызвало у большевиков панику. Против нескольких тысяч человек кронштадтского гарнизона была брошена 7-я армия под командованием М. Н. Тухачевского и члена РВС Б. П. Позерна, насчитывающая 45 тыс. солдат, вооруженная 159 тяжелыми орудиями и 433 пулеметами. По Кронштадтской крепости ударили тысячи снарядов, а затем, когда в ней не осталось почти никого в живых, «в бой пошли» не только солдаты 7-й армии, но и множество видных большевистских функционеров, в том числе А. С. Бубнов, К. Е. Ворошилов, П. Е. Дыбенко, В. К. Путна.

Все восставшие, попавшие в руки большевиков, были зверски замучены. Еще более страшная судьба постигла крестьянское восстание под руководством А. С. Антонова, сумевшего создать две народные армии, состоявшие из 19 полков, в каждом из которых насчитывалось от 400 до 1000 человек. Для борьбы с крестьянским восстанием решением Политбюро в феврале 1921 года создается специальный штаб под председательством В. А. Антонова-Овсеенко, а в мае формируется группа войск во главе с испытанным карателем народных движений М. Н. Тухачевским. Для ликвидации вождя восстания А. Антонова по распоряжению Ленина были брошены «лучшие чекистские силы»: начальник Особого отдела ВЧК М. С. Кедров (по воспоминаниям многих, откровенный садист) и прославившийся зверскими акциями против восставших крестьян в разных концах России командующий внутренними войсками республики В. М. Волобуев. Они формируют специальное подразделение террористов. Против крестьян, вооруженных в основном винтовками и ружьями, большевики бросают более 60 тыс. солдат, в том числе кавалерийскую бригаду «героя гражданской войны», судимого при Царе за уголовные преступления, Г. И. Котовского, 9 артиллерийских бригад, 5 автобронеотрядов, 4 бронепоезда, 6 бронелетучек и 2 авиационных отряда.*1 По специальному указанию Ленина против крестьян использовались ядовитые газы, запрещенные международной конвенцией.

*1 Гражданская война в СССР. Т.2. С.324.

Чтобы быстрее выполнить требование Политбюро, Тухачевский сразу же бросает против русских крестьян самые варварские средства массового уничтожения. Его приказ от 12 июня 1921 года гласил:

«Для немедленной очистки лесов приказываю: 1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами; точно рассчитать, чтобы облако удушливых газов распространялось по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.

2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов».

Днем раньше (II июня) карательные органы большевиков получают приказ действовать сурово и беспощадно в отношении крестьян. Меры, которые полагались за сопротивление, говорят сами за себя (приказ читался во всех сельсоветах): 1. Крестьян, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте без суда.

2. Объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия.

3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.

4. Семьи, в которых укрывался повстанец, арестовывать и высылать из губернии, имущество конфисковать, а старшего работника в семье расстреливать без суда.

5. Семьи, укрывавшие членов семьи или имущество повстанцев, также наказывать расстрелом старшего работника на месте без суда.

6. В случае бегства семьи повстанца имущество ее распределять между «верными Советской власти крестьянами», а оставленные дома сжигать и разбирать.

Осенью большевистские террористы «до предела усиливают» систему заложничества. Идут массовые расстрелы семей повстанцев. В приказе оперативного штаба тамбовской Чека от 1 сентября 1920 года говорилось: «Провести с семьями восставших беспощадный красный террор, арестовать в таких семьях всех с 18-летнего возраста, не считаясь с полом. Если бандитские выступления будут продолжаться, расстреливать их. Села обложить чрезвычайными контрибуциями, за неисполнение которых будут конфисковываться все земли и имущество».

Семьи-заложники сгоняются в открытое поле и под охраной десятков пулеметов ждут своей участи. Умирали от голода и холода дети, женщины, старики, но ничто не могло вызвать сочувствие у антинародного режима.

В июне 1921 года карательная армия Тухачевского, уничтожая все живое, что встречалось у нее на пути, «добилась успеха», 2-я армия повстанцев под руководством самого Антонова перестала существовать, а чуть позднее была разгромлена и 1-я армия под командованием Токмакова. При подавлении восстания каратели убили более 100 тыс. крестьян, значительную часть которых составляли дети, женщины и старики, Их имущество распределили между местными коммунистами и советскими активистами.

В 1921 году крупнейшее крестьянское восстание разгорелось в Сибири. Возглавлялось оно «Сибирским крестьянским союзом». Восстание охватило огромную территорию, включая Ишимский, Ялуторовский, Тобольский, Березовский, Сургутский, Тюменский и другие уезды. Восставшим крестьянам численностью около 100 тыс. человек удалось захватить ряд больших городов Западной Сибири, в том числе Кокчетав, Петропавловск, Тобольск, а также взять под свой контроль часть Великой Сибирской железной дороги.

Применив тяжелую артиллерию и ядовитые газы, большевики нанесли повстанцам тяжелое поражение. Для окончательного подавления восстания использовались массовые расстрелы семей повстанцев и всех сочувствовавших им.

С такими же карательными походами войска Красной армии прошли по малороссийским и белорусским губерниям, где в 1920-1921 годах прокатилась целая волна разрозненных крестьянских восстаний. В Малороссии подавлением крестьянских восстаний руководили Г. И. Котовский и В. М. Примаков, «прославившиеся» невероятными жестокостями над мирным населением. На территории Белоруссии был создан специальный Реввоенсовет, наделенный чрезвычайными правами, в который вошли лица, известные среди большевиков как сторонники крайних мер: командующий 16-й армией И. П. Уборевич, нарком по военным и внутренним делам И. А. Адамович, председатель Чека Я. К. Ольский, Под руководством этих людей южные и западные губернии России были залиты крестьянской кровью. По нашим расчетам, только на этих территориях в 1921 году было убито более 200 тыс. крестьян.

т1. 643-647

***

В вопросе о принципе объединения советских республик в единое государство Сталин предлагает идею «автономизации». Он подготовил документ, согласно которому объединение национальных республик должно было осуществляться путем их вступления в РСФСР, признавая за ними права «автономии». Таким образом, Российское Государство могло восстановить свои изначальные внутренние структуры и заживить страшные раны, нанесенные по его целостному организму выдуманными границами «независимых» государств типа Украины или Грузии.

Однако против этого выступил Ленин и другие еврейские большевики, стремившиеся навечно закрепить расчленение России, осуществленное в 1917-1921 годах. Ленин, Троцкий, Зиновьев, Каменев предлагают проект создания государства на антирусской основе. Государственная территория России, собранная воедино трудами и кровью многих поколений русских людей, «нарезается» на независимые республики, которые «добровольно» входят в Союз Советских Социалистических Республик с «сохранением полного равноправия каждой из них». Преступность этой идеи состояла в том, что в отличие от прежнего Русского государства, где связующим ядром, объединяющим центром являлся Русский народ, в ленинском принципе построения государства связующей силой служила тоталитарная большевистская партия. Само государство становилось чем-то производным от большевистской партии. Ее гибель и разрушение означала и гибель государства. Ленинская идея государственного устройства СССР делала народы Великого Русского Государства заложниками партийной системы. Ленин как бы определил, что советское государство будет существовать до тех пор, пока сохраняется большевистская партия.

т1 . 669

***

С образованием СССР стихийное политическое строительство большевиков кристаллизовалось в отлаженный механизм государственной власти, центральные руководящие органы которой приобретали характер своего рода «самодержавия». Однако в отличие от истинного Самодержавия русских Царей, имевшего естественные национальные корни, власть руководителей СССР была направлена против Русского народа. Можно даже сказать, что на первых порах своего существования СССР был создан еврейскими большевиками для того, чтобы окончательно похоронить Русское государство, поработить русских людей и построить всемирную космополитическую империю. Действительность не оправдала надежд еврейских большевиков. В конце концов уже в 30-х годах победил более жизнеспособный организм Русского государства, а сам СССР стал только оболочкой, под которой развивались естественные национальные процессы. Тем не менее первоначальный замысел творцов СССР все время продолжал существовать неустранимым дефектом советской политической системы. Формирование руководящих органов в недрах партийной системы делало советскую власть придатком коммунистического режима. Однако сам коммунистический режим вынужден был приспосабливаться к историческим закономерностям Русского государства. Чтобы прийти к осознанию этой истины, руководству коммунистической партии потребовалось 10-15 лет, а на первых порах государственная политика СССР носила откровенно антирусский характер.

Еще при обсуждении программы РКП(б) на VIII съезде весной 1919 года Ленин яростно бичевал «проявления великодержавного шовинизма». Говоря о территориальных уступках Финляндии, по которым ей отходили исторические русские земли, «вождь пролетариата» гневно замечал, что из-за них <слышал немало возражений чисто шовинистических: «Там, дескать, хорошие рыбные промыслы, а вы их отдали». Это такие возражения, по поводу которых я говорил: поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста>.*1 Еще более откровенно говорил Н. Бухарин. «Русские, — по его мнению, должны поставить себя в неравное положение, более низкое сравнительно с другими».*2

Еврейские большевики сильнее всего боялись, чтобы коммунистическая партия из космополитической не переродилась в национальнороссийскую.

Позднее В. М. Молотов объяснял, почему в 20-е годы большевики не создали ЦК партии РСФСР. Оказывается, этому органу не находилось места в большевистской структуре власти. «Это бы умаляло роль партии», ибо «колосс России неминуемо давлел бы над всеми прочими партийными организациями, заставлял бы их идти в фарватере национальных интересов России, что большевистская власть не могла допустить».*3

*1 Ленин. ПСС. Т.38. С.183-184. *2 Цит. по: Молодая гвардия. 1991. N6. С.263. *3 Беседы с Молотовым. С.208.

Большевистская политика разделения Русского государства на отдельные «независимые» республики являлась продолжением оккупационной политики Германии и Антанты, ставивших своей целью уничтожение Русской цивилизации как органичного целого. Расчленение территории России на союзные и автономные республики преследовало задачи ослабить Русский народ, лишить его организующей воли к сопротивлению, разрушить его традиции и обычаи.

Идея независимости Малороссии, Белоруссии, Грузии, Армении, как я уже показал выше, была разработана иностранными оккупантами, большевики же взяли ее в готовом виде. В 1918-1919 годах по стопам иностранных интервентов создаются советские республики в Малороссии (Украинская Советская Социалистическая Республика), в Белоруссии (Белорусская Советская республика), в Закавказье и Средней Азии. Все они имели чисто марионеточный характер, а их руководство осуществлялось преимущественно еврейскими большевиками из Москвы.

Большевистский режим продолжает свою антирусскую политику разделения и противопоставления разных частей Русского народа друг другу.

Большевистская власть передает УССР значительные территории РСФСР, населенные преимущественно великороссами, — Новороссию, Донецкий и часть Таганрогского округов бывшей Области Войска Донского, Путивльский район Курской губернии.

На приднестровских землях Русского государства создается еще одно искусственное образование — Молдавская автономная республика в составе УССР.

Решением Политбюро от 29 ноября 1923 года «республика Белоруссия» расширяется за счет территорий РСФСР. К Белоруссии присоединяют следующие уезды: Городецкий и Мстиславский Смоленской губернии; Витебский, Полоцкий, Богейновский, Оршанский, Себежский, Дриссенский, Невельский, Городокский, Велижский уезды Витебской губернии; Хюгилевский, Рогачевский, Быховский, Климовичский, Чауский, Черниковский, Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губернии и целый ряд других территорий. В результате этого укрупнения территория советской Белоруссии выросла в два раза, а население в три. Все расходы были произведены за счет союзного бюджета. В Белоруссии, являвшейся частью Русской земли, были выделены «национальные районы» — еврейские, польские и др., в которых управление, школа, печать действовали на языке этого национального района, а коренные русские люди (великороссы, белорусы) должны были этому подчиняться.

Отчлененные от России территории малороссийских и белорусских губерний усиленно дерусифицируются. Людям этих территорий, которые веками считали себя неотъемлемой частью Русского народа, всеми средствами пропаганды усиленно внушается мысль, что они принадлежат к особым народам и что с русскими — «угнетателями» — у них нет ничего общего. Вслед за германскими оккупантами 1915-1918 годов большевистский режим не только декларирует существование особых народов украинцев и белоруссов, но и всеми силами стремится стравить эти части России с Матерью-Родиной, объявляя ее угнетательницей и колониальной империей. Процессы целенаправленной дерусификации малороссийских и белорусских губерний находятся под пристальным контролем большевистского режима. Многие еврейские большевики, следуя традиции австро-германских выкормышей типа немецкого агента М. Грушевского, *1 усиленно «работают» над переписыванием истории малороссийской части Русского государства.

*1 В 1919 году этот отщепенец бежал в Австрию, где создал антирусский центр. В 20-е годы еврейские большевики вызвали его в Москву, сделали (! ) академиком (несмотря на протесты русских ученых), предоставили квартиру и дачу, и он верно служил им вплоть до смерти в 1934 году.

Переяславский договор 1654 года, в значительной степени восстановивший историческую целостность Русской земли, объявляется этими «учеными» «началом колониального господства России над Украиной», а главный деятель Переяславской Рады Б. Хмельницкий получает ярлык «предателя и ярого врага украинского крестьянства».*1 В таком же духе пересматривалась история белорусских губерний. Любые попытки простых людей малороссийских и белорусских губерний называть себя русскими жестко пресекаются властями. А с введением паспортов почти все русское население этих территорий принудительно записывается по выдуманной национальности — как украинцы или белорусы. Став частью официального документа, фальшивая национальность с годами приобретает «право гражданства» и постепенно входит в привычку.

В июле 1923 года большевики выкраивают из северной части России еще одну автономную республику — Карельскую АССР в составе РСФСР. То, что карелов в этой «республике» было менее четверти, совершенно не волновало руководство РКП(б), Создание республики было нужно еврейским большевикам, чтобы подавить сопротивление русских людей (этот район считался неспокойным), составлявших 63% населения Карельской автономии.

Еще раньше, в ноябре 1921 года, с такой же целью на южных границах России образуется автономная республика крымских татар Крымская АССР в составе РСФСР. Собственно, крымских татар в автономии насчитывалось менее четверти, а абсолютное большинство населения составляли великороссы.*2

Из русских земель еврейские большевики создают на территории России и другие автономии. Несмотря на то что на этих территориях большую часть населения составляли русские люди, в марте 1918 года образуется так называемая Татаро-Башкирская республика. Через год, в марте 1919, создается автономная Башкирская республика, в мае 1920 — Татарская автономная республика, в апреле 1920 — Якутская автономия. На Северном Кавказе в ноябре 1920 на земле русских казаков сколачиваются автономия Дагестана и Горская автономная республика (распавшаяся впоследствии на несколько автономий — Северо-Осетинскую, Кабардинскую, Черкесскую, Адыгейскую). В 19201921 годах создаются Чувашская, Марийская, Коми-Зырянская области и Карельская Трудовая коммуна, позже также преобразованные в автономные республики. К моменту образования СССР (декабрь 1922) в состав Российской Федерации входили 9 автономных республик и 10 автономных областей.*3

*1 См. например: БСЭ. 1-е изд. Т. 59. С. 816-818. *2 Дьякова Н. А., Чепелкин М. А. Границы России в XVIII-XX веках. M., 1995 (далее: Границы России). С. 172. *3 Союз Советских Социалистических Республик. М.: БСЭ, 1947. С. 670-671.

т2. 671-674

***

Государственное политическое управление, пришедшее в феврале 1922 года на смену Чека, мало чем отличалось от последней. Хотя некоторые его права были вначале ограничены (по сравнению с Чека), но уже к осени восстановлены в полном объеме. ГПУ получило право на высылку, заключение в тюрьму и в некоторых случаях бессудный расстрел контрреволюционеров, к которым относилась большая часть коренных русских людей.

т1 720

***

С 1929 года лагерная система входит в новый, «плановый» этап «развития». Труд заключенных включается в государственный план с ежегодным увеличением хозяйственных показателей «от достигнутого». Возникает не просто новая отрасль народного хозяйства, а сверхотрасль — лагерный сектор социалистической экономики, включавший в себя все виды экономической деятельности.

Возглавляла этот сектор советской экономики группа видных еврейских большевиков, в частности, Г. Г. Ягода, М. Д. Берман, Я. Д. Рапопорт, С. Г. Фирин, Н. А. Френкель.*4 Все они отличались крайней ненавистью к Русскому народу и его святыням. Ближайший родственник Я. М. Свердлова Г. Г. Ягода (занимавший в 1934-1936 годах пост наркома внутренних дел СССР), например, приняв изрядную дозу спиртного, любил стрелять по иконам.

т1 725

7 августа 1932 года по инициативе Л. М. Кагановича и Яковлева (Эпштейна) издается одно из самых жестоких постановлений ЦИК и СНК эпохи еврейского интернационала — «Об охране имущества государственных предприятий и кооперации и укреплении общественной социалистической собственности». Даже за незначительные проступки или просто трагические случайности (рабочий случайно сломал резец, колхозник собрал несколько колосков с убранного поля и т.п.) предполагалось «применение в качестве судебной репрессии и жесточайших наказаний — высшей меры социальной защиты — расстрела с конфискацией всего имущества», а также неприменения по этим «делам» амнистии.

В постановлении, в частности, говорилось:

I

<…>2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества.

3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении грузов на транспорте.

II

<…>2. Применить в качестве меры судебной репрессии за хищение… колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества…

3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.

III

<…>2. Применять в качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилия и угроз со стороны кулацких и других противообщественных элементов лишение свободы от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный лагерь.

3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по этим делам».*1

*1 Собрание законов и рапоряжений рабоче-крестьянского правительства Союза ССР. М., 1932. N 62. Ст. 360. С. 583-584.

т1 731

***

Одним из главных актов в погроме русской культуры еврейским интернационалом стали разрушение национальной русской школы и замена ее механизмом оглупления молодого поколения. Большевистские идеологи провозглашают: «учебники должны быть изгнаны из школы», «труд и учеба должны быть объединены». Упраздняется предметноурочная система обучения. Вводится «бригадный метод», при котором отвечал один «член бригады», а оценку получали все. Вместо старых учебников подготавливаются жалкие пособия Гурвича и Гангнуса, создававшие идеальные условия для оглупления учащихся. «Единственный правильный путь, — заявлял еврейский профессор А. П. Пинкевич, — забыть на время все, что было написано в области педагогики». «Не следует щадить религиозные чувства», — провозглашал зам. наркома просвещения М. Н. Покровский. А его последователь А. Б. Залкинд предлагал отказаться от старой морали и этики и руководствоваться только классовыми интересами, под которыми еврейские большевики подразумевали интересы своего слоя. Выводы новой морали были таковы: убийство противника революции — законное, этическое убийство, дети должны перевоспитывать отцов; выбор «полового объекта» должен соразмеряться с классовой полезностью.

т1. 749

***

Борьба за уничтожение Русского народа и его культуры в 20-е- начале 30-х годов приобретает чудовищные формы. Физический геноцид русских людей уже не мог удовлетворить антирусские силы. На повестку дня поднимается вопрос об искоренении самого русского языка. Проведенные в революцию и 20-е годы реформы языка затруднили восприятие новыми поколениями русских людей многовекового культурного и письменного наследия. В 1930 году наступает новый этап искоренения русского языка. По инициативе А. В, Луначарского начинается подготовка к латинизации русского языка. В статье «Латинизация русской письменности» Луначарский писал: «Отныне наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока, в значительной степени нами же пробужденного… Выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывает нас не только с Западом, но и с обновленным Востоком».*1

Варварскую идею подхватывают многие интеллигенты «малого народа». Выходят статьи и книги с обоснованием латинизации. В 1932 году некто И. Хансуваров выпускает даже монографию «Латинизация орудие ленинской национальной политики». При Главнауке Наркомпроса создается специальная подкомиссия по латинизации русской письменности, которая объявила русский алфавит «идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики», «пережитком классовой графики XVIII-XIX веков русских феодалов, помещиков и буржуазии», т.е. «графики самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма и насильственной русификации».*2

*1 Источник. 1994. N 5. С. 102-103.*2 Там же. С. 103.

Одновременно с ожесточенной борьбой за искоренение русского языка идет активное искоренение русской основы в письменности российских народов, которые пользовались ею в течение десятилетий. Центром борьбы против русского языка среди народов СССР стал Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА), созданный в 1927 году и имевший свой печатный орган «Революция и письменность». Через этот орган велась целенаправленная травля всех сторонников русской основы в языках народов СССР. Они объявлялись представителями «обрусительно-миссионерской политики царизма».

В результате активного искоренения русского алфавита были насильственно навязаны латинизированные алфавиты 10 народам, ранее использовавшим русскую письменность, и целому ряду с русской и арабской, и русской и монгольской письменностью. Активное сопротивление латинизации алфавитов осуществлялось со стороны вепсов, ижорцев, карел, коми-пермяков и народностей Крайнего Севера (ненцев, экенков, эвентов, хантов, манси и др.), которые раньше не имели своей родной письменности, но по известным условиям жизни хорошо знали русский язык и пользовались русской письменностью. В ряде районов латинизация алфавитов и уничтожение русской основы языков стали орудием борьбы с русской культурой местных националистических элит. В Молдавии, например, под видом латинизации происходила румынизация языка, а в Карелии — финизация.

Параллельно латинизации русской письменности представители «малого народа» настойчиво ставят вопрос о реформе русской орфографии, которая «приблизила бы» русский язык к нормам главных западных языков.

В июне 1931 года в Москве проходит Всесоюзное совещание по реформе русской орфографии, пунктуации и транскрипции иностранных слов. На этом совещании утверждается проект новой орфографии и пунктуации русского языка. По этому проекту упразднялись буквы э, и, й, ъ и ‘ (апостроф). Вместо э предлагалось писать е (етаж, електричество). Вместо и вводилось i.

Проект «изобретал» новую букву j (йот), которую предлагалось употреблять, во-первых, везде вместо й, во-вторых, в сочетании с а, о, у, вместо я, е, ю jаблоко, jуг), в-третьих, в середине слов вместо ъ или ь знаков, стоящих перед гласными (oбjeкт, кaлjян), а также в слове миллион (милjон), и, вчетвертых, в сочетании ьи (чjи, ceмjи).

После ж, ш, ч, ц запрещалось писать я, ю, ы (огурцi, революцijа, цiган).

Упразднялся мягкий знак: 1) после шипящих (рож), 2) в середине счетных слов (пятдесят, семсот), 3) в неопределенной форме глаголов, оканчивающейся на ться (он будет учится).*1

*1 Вечерняя Москва. 29. 6. 1931.

В общем подобная реформа русской орфографии и пунктуации вкупе с латинизацией означали окончательное умерщвление русского языка. Однако наступление на русский язык получило сильнейший отпор широких народных масс. Представители местных народностей, привыкшие к русской языковой графике, стали требовать прекратить антирусские эксперименты. Даже большевистские деятели отмечали, что разрушение русского языка ведет к разрыву культурных связей в стране с единой идеологией, вызывает искусственную изоляцию отдельных народностей. Для партийных и административных органов «реформа» русской письменности затрудняла процессы управления многонациональной страной, ибо лишала устойчивой языковой системы. Последнее, по-видимому, и явилось причиной специального решения Политбюро от 5 июля 1931 года, запретившего всякую «реформу» и «дискуссию» о «реформе» русского алфавита. Однако, несмотря на запрет, представители малого народа продолжали готовить «реформу» русского языка.

По мнению большевистских вождей, русскую культуру следует подвергнуть строгой чистке, а еще лучше создать заново. Как-то в присутствии Л. Троцкого какой-то люмпен-пролетарий сказал: «Надо бы подвести под Петроград динамиту да взорвать все на воздух» (чтобы не достался врагу — тогда к Петрограду подходили войска Юденича). А на вопрос: «А не жалко вам Петрограда?» — ответил: «Чего жалеть: вернемся, лучше построим». Эта варварская погромная идея восхитила Троцкого: «Вот это настоящее отношение к культуре».*1

Русские культурные ценности объявляются наследием эксплуататорских классов и слоев — помещиков, буржуазии, кулаков, служителей культа, — наследием, враждебным революции и подлежащим строгой чистке. «Если мы сохраняем… музейное достояние страны, — писал верховный жрец «новой культуры» масон А. Луначарский, -… то делаем это лишь по отношению к действительно серьезным, действительно нужным… для… народных масс элементам… Наоборот, то, что обслуживало прихоти буржуазии, всякое фривольное декоративное искусство, имевшее сбыт на рынке сытых… паразитических слоев общества… без поддержки государства (должно погибнуть)».*2 Вот по такому принципу большевистские деятели типа масона Луначарского делали за Русский народ выбор, что ему нужно, а что нет. Причем в понятие «фривольное декоративное искусство» входила подавляющая часть всех художественных ценностей, созданных в XIX — начале XX века.

Достижения русской культуры объявляются отжившим, ненужным хламом, который следует заменить достижениями новой эпохи. Делаются самонадеянные заявления о том, что только сейчас создается подлинная история страны, а все предыдущие итоги не представляют интереса.

Страну захлестывает мутный поток погромных призывов. <Пора убрать «исторический» мусор с площадей, — призывают культурные нигилисты в газете «Вечерняя Москва». — Улица, площадь не музей… И это место должно быть очищено от все еще засоряющего его векового мусора — идеологического и художественного>.*3

*1 Москва. 1986. N 11. *2 Луначарский А. Идеализм и материализм. Культура буржуазная и пролетарская. Петроград, 1923. *3 Вечерняя Москва. 23.3.1930.

<Новое городское строительство за последнее время очень часто наталкивается на необходимость сломки тех или иных построек, находящихся под охраной соответствующих органов как исторические памятники архитектуры и зодчества. На этой почве происходит много недоразумений, заключающихся главным образом в том, что «исторические памятники», часто незаслуженно претендующие на «постоянное бытие», не дают возможности развиваться городскому строительству…>.1

Особо страстные призывы несутся по отношению к памятникам, отражающим историческое развитие России. Они объявляются не имеющими никакой художественной ценности или вовсе безобразными. Сюда относятся <памятники князю Владимиру в Киеве, ложноклассический «Минин-Пожарский» на Красной площади, микешинская тумба… в Ленинграде (памятник Екатерине II)… немало других истуканов, уцелевших по лицу СССР… в Новгороде, как ни в чем ни бывало, стоит художественно и политически оскорбительный микешинский же памятник «тысячелетия России» — все эти тонны цветного и черного металла давно просятся в утильсырье>.*2

*1 Известия. 25.5.1927. *2 Вечерняя Москва. 27.8.1930.

Весьма характерно, что одной из первых народных святынь, разрушенных антирусскими силами, еще в конце 1922 года стал памятник героям русско-турецкой войны 1877-1878 годов — часовня Святого Александра Невского недалеко от Красной площади.

Враги Русского народа откровенно призывают к разрушению русских святынь и художественных ценностей. Газеты тех лет пестрят сообщениями о массовых культурных погромах по всей территории СССР. Вот только некоторые примеры.

<В фабричном и городском районах Твери с большим успехом прошли антирелигиозные карнавалы. На «Пролетарке» в карнавале участвовало 7 тыс. человек. Сожжено свыше 1000 икон> (Правда. 8.1.1930).

В номере от 15 января эта же газета печатает письмо в редакцию руководителя тогдашнего органа по государственной охране памятников Главнауки И. Луппола, который сообщает, что его организация «постановила 11 января 1930 года снять с учета около 6000 памятников искусства и старины (из общего числа около 8000), из коих до 70 процентов являются памятниками церковной архитектуры. Из этого должен быть ясен курс, взятый Главнаукой».

22 января «Правда» помещает восторженный репортаж еврейского публициста М. Кольцова (Фридлянда) о взрыве священного памятника Русского народа — Симонова монастыря, имевшего более чем шестьсотлетнюю историю. Этот репортаж напоминает рассказ спортивного комментатора, обсуждающего удачно забитый гол: «Закладывают пироксилиновые шашки в стене Симонова мужского ставропигиального, первого класса монастыря в Москве… А потом грохот… менее сильный, чем ожидалось. И столб, нет не столб, а стена, широкая, плотная, исполинская, черная стена медленно вздымается и еще медленней оползает в просветлевшем небе. Еще один удар — стена опять густеет и долго не хочет растаять…

т1 749-754

***

Первым городом, принявшим на себя главный удар большевистских погромщиков, в силу своего положения стала Москва. В книге «За социалистическую реконструкцию Москвы и городов СССР» (1931 год) Л. М. Каганович писал: «Когда ходишь по московским переулкам и закоулкам, то получается впечатление, что эти улочки прокладывал пьяный строитель… Мы должны знать, где и как строить, проложив ровные улицы в правильном сочетании, выправлять криволинейные и просто кривые улицы и переулки». Этот еврейский большевик был назначен руководителем «плана социалистической реконструкции Москвы». Осуществление реконструкции Москвы в понимании Кагановича означало почти полное уничтожение исторического центра столицы, сохранение из множества памятников и святынь великого русского города только единичных объектов, окруженных современной застройкой. Идею еврейского большевика поддержали многие еврейские архитекторы. Так, архитектор Гинзбург заявил в 1930 году в журнале «Советская архитектура»: «Мы не должны делать никаких новых капиталовложений в существующую Москву и терпеливо лишь дожидаться износа старых строений, исполнения амортизационных сроков, после которых разрушение этих домов и кварталов будет безболезненным процессом дезинфекции Москвы». Погромный план «реконструкции» Москвы стал своего рода эталоном для планомерного разрушения других исторических городов России.

Под предлогом «чтобы освободить место под казармы» в Кремле были снесены великие русские святыни, основанные еще в XIV веке, Чудов и Вознесенский монастыри, с которыми были связаны выдающиеся события культурной и государственной жизни России. Собор Чудова монастыря был построен в конце XV — начале XVI века. Собор Вознесенского монастыря, строившийся и перестраивавшийся в XV-XIX веках, служил усыпальницей великих московских книягинь от времен супруги Дмитрия Донского до эпохи Петра I.

т1 754-755

***

На месте Храма Христа Спасителя большевистские изверги хотели построить Дворец Советов, памятник воплощению сатаны в XX веке, В. И. Ленину. Главный Храм России должен был быть подвергнут ритуальному осквернению, а его место стать капищем собирания темных антирусских сил. В одной из статей 1924 года говорилось о построении памятника Ленину на «лучшем месте Москвы — площади, где стоит Храм Христа Спасителя». «Памятник ЛЕНИНУ должен продолжать дело ЛЕНИНА, быть центром распространения его идей на весь мир, стать штабом мировой революции, штабом III Коммунистического Интернационала, центром Мирового Союза Советских Социалистических Республик… Многочисленные массы пролетариев… будут читать на экранах памятника — чему учил ЛЕНИН; читать лозунги и сообщения об успехах революции на западе и востоке… Прожектора будут освещать окрестные деревни и селения, парки и площади, заставляя всех и ночью обращать мысли к ЛЕНИНУ…»

Решение о взрыве храма было принято на самом высоком уровне Сталиным, Молотовым и Кагановичем. Руководил подготовкой к взрыву Л. Каганович.

В 1934 году разбирается Сухарева башня, замечательный памятник архитектуры, истории и культуры Петровской эпохи, в палатах которой размещалась созданная Петром 1 школа математических и навигационных наук.

т1 757-758

***

В годы правления еврейского интернационала, исполнителем воли которого долгое время был сам Сталин, в Москве разрушили в 2, 5 раза больше святынь и памятников, чем за все остальные годы. За этот период здесь снесено более 150 церквей с колокольнями (без домовых и часовен), т.е. около 40% всех ранее существовавших, а также 350 Других памятников и 1000 зданий исторической застройки.

В российской провинции дела обстояли не лучше. Провинциальные большевики соревновались друг с другом, кто больше уничтожит соборов, церквей, часовен, дворянских усадеб и прочих атрибутов «старого русского мира». В большинстве древних русских городов было утрачено не менее половины храмов. В Архангельске после сноса сохранилось не более трети памятников архитектуры, из почти тридцати церквей осталось не более 6 (из них четыре перестроены). В частности, был разобран Троицкий собор (1709-1765 годов), один из самых светлых и красивых соборов в России, и два старинных монастыря, один из которых, Михаило-Архангельский с собором XVII века, дал имя городу.

Мать городов русских Киев лишился архитектурных памятников мирового значения, в частности Михайловского Златоверхого монастыря XII-XIX веков с собором Архангела Михаила, построенным в 1108-1113 годах с уникальными мозаиками; Никольского военного собора, построенного в 1690-1696 годах архитектором О. Д. Старцевым в стиле малороссийского барокко с семиярусным резным иконостасом; Десятинной церкви первой половины XIX века (архитектор Стасов) храма-преемника на месте первой древнейшей русской церкви.

Скидываются с пьедесталов (и нередко отправляются на переплавку) сотни памятников выдающимся деятелям России (Петру 1 в Архангельске и Петрозаводске, герою войны 1812 года Платову в Новочеркасске и многим другим великим русским людям).

В 1934 году закрывается научно-реставрационный центр — центральные государственные реставрационные мастерские. В этом же году обязаннности по охране и реставрации памятников изобразительного искусства возлагаются на художественные музеи, которые в силу своей малочисленности и отсутствия условий не успевают справляться с огромным массивом памятников, в результате чего происходит их ветшание и гибель.

Особо следует сказать об утрате творений знаменитых русских зодчих и художников. Из построек гениального русского архитектора XVIII века В. Баженова после разных реконструкций 30-х годов не сохранились в Москве дом Анненкова на Петровке (угол Кузнецкого моста) с красивой угловой ротондой, дом Прозоровского на Большой Полянке, церковь Георгия на Всполье, церковь Спаса в Глинищах на Старой площади; в Липецкой области в Вешаловке великолепные готические сооружения усадьбы Знаменка (в художественном отношении не менее интересные, чем комплекс в Царицыне), а также усадебные постройки в Баловневе.

Погрому были подвергнуты выдающиеся постройки и другого великого русского архитектора XVIII века — М. Казакова. В Кремле разобрали Малый Николаевский дворец и готическую палатку Архангельского собора, на Никольской улице — Успенский собор Никольского Греческого монастыря, в Зачатьевском монастыре на Остоженке взорвали великолепный по своей красоте и изысканности собор, на Покровке снесли красивую ротондальную церковь Иоанна Предтечи на Таганке — церковь Воскресения Христова Словущее. Сама могила зодчего, умершего в Рязани, оказалась в 30-е годы на территории предприятия и была потеряна.

В Брянске взрывается собор Свенского монастыря, построенный в конце XVIII века архитектором Мичуриным по проекту Растрелли.

В Иваново-Вознесенке сносится великолепный пятиглавый Спасский собор, украшенный снаружи мозаикой, возведенный по проекту Ф. Шехтеля. Все в этом соборе — от беломраморного иконостаса с золоченой бронзой до утвари, облачения и живописи — было создано по рисункам выдающегося русского архитектора-художника.

В Торжке Тверской области в 1932 году в городском соборе уничтожили 30 ценнейших картин-икон выдающегося русского художника В. Боровиковского. Такая же участь, только позднее, постигла иконостас работы В. Боровиковского в Покровской церкви села Романовка Брянской области.

В Хвалынске на Волге разрушили церковь, расписанную Петровым-Водкиным.

В селе Гриневе Погарского района Брянской области уничтожили иконостас церкви Троицы, принадлежащий кисти О. А. Кипренского.

Известны многочисленные случаи уничтожения произведений выдающихся русских художников В. Сурикова, И. Репина, Д. Левицкого, В. Серова, М. Врубеля, К. Маковского и других.

В 20-30-е годы погибли тысячи великолепных резных иконостасов и церковных росписей, а также миллионы икон от XV до XX века, выполненных лучшими мастерами. При закрытии церквей большая часть икон сжигалась на кострах или разрубалась на дрова. В некоторых местах была организована добыча золота из икон. В частности, свидетели, жившие рядом с Семигородной пустынью в Вологодской области и Аносином монастырем под Москвой, рассказывали, как иконы окунали в чаны с кислотой, на дно которых оседало золото, а затем бросали в костер, где уже горели ненужные в хозяйственных целях старопечатные книги.

В гальваническом цеху подмосковного завода имени Менжинского в 30-е годы наладили новый вид «золотодобычи». Золото смывали в основном с листов обшивки куполов церквей и церковной утвари. Купол Храма Христа Спасителя дал 422 кг золота, всего же с московских церквей «намыли» несколько тонн золота.

Нельзя сказать, что массовая гибель памятников русской культуры происходила при полном молчании и отсутствии протеста. Сопротивление было, но оно быстро подавлялось с помощью НКВД. Находились люди, которые не жалели своей жизни, отстаивая святыни и ценности русской культуры.

Мужественная позиция выдающегося русского архитектора-реставратора П. Д. Барановского позволила спасти от сноса собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве.

т1.759-762

***

Ограбив монастыри, храмы и соборы Русской Церкви, большевистские погромщики принялись за музеи. Решение об изъятии музейных ценностей для продажи за границу принималось на самом высшем уровне, была создана комиссия, главную роль в которой играли все тот же Л. Троцкий и его заместитель Базилевич, от Наркомфина и Гохрана — Ф. А. Вейс, от Наркомпроса и Главмузея — И. Э. Грабарь и С. Н. Тройницкий. Первой жертвой стали произведения Оружейной палаты. Здесь, например, из Евангелия XVI-XVII веков в дорогом окладе редкой художественной работы сняли панагию, украшенную бриллиантами, алмазными розами и цветными драгоценными камнями. Из патриаршей панагии члены комиссии приказали вынуть 20 бриллиантов и на места их вставить специально обработанные стекла. То же самое проделали с митрой Императрицы Елизаветы. Была вскрыта особая витрина Оружейной палаты с золотым оружием, поднесенным в 1814 году городом Парижем русскому главнокомандующему. Из этой воинской реликвии вынули крупный бриллиант, заменив его грубым стеклом.*1

В музее Троице-Сергиевой Лавры большевистская комиссия изъяла для продажи за границу 109 шедевров русского искусства, в том числе 48 серебряных с золочением окладов икон, из них 4 оклада, украшенные жемчугом, бриллиантовыми звездами и цветными драгоценными камнями, 5 серебряных рамок и 2 ризы с икон, отделанные чернью, сканью, чешуйчатой эмалью и жемчугом, 3 серебряных с золочением оклада с Евангелия, 14 чарок, 6 лжиц, 6 напрестольных крестов и 4 лампады из старинного серебра, серебряный золоченый потир с изумрудами и сапфирами.*2

*1 РЦХДНИ, ф. 5, оп. 1, д. 341, л. 33. *2 Там же, л. 37.

Организованному разграблению подверглись Русский музей, Эрмитаж и некоторые другие музеи Петрограда, откуда было вывезено 20 фунтов золотых и до 30 пудов серебряных художественных изделий мирового значения. Из Исторического музея увезли украшенный бриллиантами фельдмаршалский жезл, драгоценное обрамление великокняжеского головного убора и множество других шедевров русского ювелирного искусства.

Из ризницы Новодевичьего монастыря изъяли 28 произведений церковного искусства XVII- XVIII веков, а из Румянцевского музея 120 исторических высокохудожественных экспонатов.

В целом за сентябрь-октябрь 1922 года большевистская комиссия изъяла в пользу преступного режима только из музеев Москвы, Петрограда и окрестностей более 10 кг золота в виде изделий, 35 пудов серебра в изделиях и 150 каратов бриллиантов.*1

*1 Там же, л. 45-46.

Во второй половине 20-х годов постепенно свертывается музейное дело в стране. Из примерно тысячи музеев начала 20-х годов остаются (включая филиалы) 592. Прекращают свою деятельность сотни обществ, занятых изучением и распространением культурного наследия, объединявших многие тысячи энтузиастов, специалистов и краеведов. Закрываются Общество истории и древностей российских (основано в 1804 году), Общество любителей российской словесности (основано в 1811 году), Общество поощрения художеств (основано в 1821 году), Русское общество друзей книги, Общество любителей старины, Общество по изучению русской усадьбы, многочисленные краеведческие объединения в Москве и других городах России. Во второй половине 30-х годов уничтожаются архивные материалы, посвященные снесенным памятникам. Так, была ликвидирована большая часть архивов Оружейной палаты и Патриарший архив. Изымались материалы из Центрального государственного архива древних актов и других центральных архивов. Из памяти народа пытались стереть его историческое прошлое.

Ценности закрытых музеев распределялись между оставшимися музеями (помещения которых чаще всего не позволяли обеспечивать нормального хранения), передавались в Государственный музейный фонд и посредством его продавались за границу или расходились по частным рукам, оседая в особняках и квартирах большевистских вождей.

Огромные художественные ценности России вывозились иностранцами за границу по баснословно дешевым ценам после уплаты 15-процентного экспортного налога. Целое состояние составило на русских художественных ценностях семейство Хаммеров. Например, Хаммерами з.а ничтожную цену было приобретено одно из сокровищ русского Иператорского Двора — платиновое пасхальное яйцо с бриллиантами, выполненное мастером Фаберже в 1906 году. В начале второй мировой войны яйцо было продано египетскому королю Фаруку за 100 тыс. долларов, что по нынешним ценам составляет около миллиона долларов.

Шведский банкир масон О. Ашберг, будучи в 20-е годы в Москве, собрал коллекцию в сотни икон XV — XVII веков. Позднее Ашберг получил специальное разрешение А. В. Луначарского на вывоз своей коллекции в Стокгольм.

Продажа русских художественных ценностей за границу стала постоянным источником казны. Советские внешнеторговые организации в течение всех 20-х годов регулярно продавали за границу предметы церковного искусства, украденные у верующих, конфискованные картины выдающихся русских художников, художественные ценности, реквизированные из усадеб, особняков и квартир русских людей.

В начале 20-х годов индустрия продажи за границу русских святынь и музейных художественных ценностей курировалась членом ЦК РКП(б), масоном Л. Б. Красиным. Ключевые места в этом преступном бизнесе большевистской партии занимали старые соратники Красина по темным делам Н. Е. Буренин и вторая жена Горького М. Ф. Андреева. За ходом продажи русских ценностей и святынь за границу следил сам Ленин. Сохранилось секретное письмо к нему, датированное февралем 1921 года, отражающее масштабы и особенности проводимой «работы»: «Тов. Ленину. Экспертными комиссиями при Отделе Художественных Ценностей Экспортного Управления Народного Комиссариата Внешней Торговли Петрограда и Москвы до сего времени выявлено, взято на учет, а частью собрано на своих складах и приведено в ликвидный вид до 500 000 разных предметов антикварно-художественных и предметов роскоши, имеющих большую валютную ценность.

Работа по дальнейшему выявлению, учету, а также закупки такого рода вещей у частных лиц, учреждений и предприятий продолжаются… <…> ведется планомерно, согласно программе, утвержденной Народным Комиссариатом Внешней Торговли.

<…> Реализация антикварно-художественного товара и предметов роскоши за границей производится т. т. Бурениным, Березиным и Андреевой. Первосортный товар идет преимущественно в Англию и Францию. Товар второстепенного качества — исключительно в Германию. Серебро псевдорусского стиля и новый фарфор — в Скандинавию. Вещи сенсационного характера годны для сбыта, главным образом, в Америке.

Центральным Складом за границей избрана Большая гавань Гамбурга, откуда легче и удобнее всего распределять товар по странам, где имеются хорошо приспособленные для этого помещения, организованная и притом дешевая техническая сила и крепкая охрана».*1

*1 РЦХДНИ, ф. 5, оп. 1, д. 2369, л. 61.

Часть тайных операций по продаже национального достояния России большевики проводили через Коминтерн и коммунистических деятелей зарубежных стран. Так, например, один из лидеров финской компартии — О. Куусинен (будущий учитель и покровитель Ю. В. Андропова) со своими соратниками подпольно специализировался на продаже русских художественных ценностей и бриллиантов в странах Скандинавии.

Некоторые видные большевистские деятели имели подпольный бизнес на распродаже художественных сокровищ России. Так, по признанию В. М. Молотова, у заместителя наркома Альтского в Польше был брат антиквар, через которого за бесценок уходили за границу многие картины из частных коллекций.

Однако самая страшная страница продажи музейных сокровищ за границу началась в 1928 году и продолжалась много лет, за время которых была осуществлена распродажа ценностей Государственного Эрмитажа и других центральных музеев. Отправкой русских сокровищ за границу руководил Наркомат внешней торговли, возглавляемый А. Микояном. За короткий срок были проданы десятки тысяч произведений искусства.

Торговля производилась в полной тайне от Русского народа. Самые выдающиеся произведения купил американский миллионер Э. Меллон. «В результате блестящих покупок Меллона, — писал антиквар Дж. Дьювин, — Эрмитаж лишился величайшей в мире коллекции картин…» Были проданы гениальнейшие произведения Рембрандта, Боттичелли, Рафаэля, Веласкеса, Тициана, Хальса, Веронезе, Перуджино, Яна ван Эйка, Ван Дейка, Шардена и многих других. «За картины Ремрандта, Хальса, Веронезе, Ван Дейка и Шардена, — пишет исследователь утраченных сокровищ Эрмитажа А. Мосякин, — оптом уплачено 2 661 144 доллара; всего за 21 шедевр из Эрмитажа Меллоном на счета «Ноудлер энд компани» переведено 6 654 053 доллара. В 1935 году эти картины были оценены в 50 миллионов долларов, вскоре после войны — вдвое дороже, а об их нынешней стоимости говорить бессмысленно. Они бесценны…».

Бесконечно долго перечислять проданные за границу художественные сокровища — список займет многие тома. Следует только сказать, что продавалось все, что покупалось, — картины и скульптура, ковры и мебель, керамика и стекло, художественное оружие и рыцарские доспехи, изделия художественного металла и гобелены, книги и рукописи.

т1 763-766

***

Уничтожая национальную русскую культуру, правители еврейского интернационала делают ставку на создание собственной космополитической большевистской культуры. В отличие от русской культуры — культуры великого народа, основанной на Русской цивилизации, — создаваемая антирусским режимом псевдокультура исходит из ее отрицания. Большевистские культрегеры делают все, чтобы осквернить и оскорбить святыни и духовные ценности нашей Родины. Жалкие недоучки, преимущественно из-за черты еврейской оседлости, пытаются представлять русское прошлое как сплошное темное пятно. Тесно связанный с масонством и сионизмом, Н. И. Бухарин глумливо говорил о русском прошлом:

«Оно — в темноте,

Оно — в мордобое,

Оно — в пьянстве,

Оно — в матерщине,

Оно — в дряблости, неуважении к труду, хулиганстве,

Оно — в «ладанках» и «иконках», «свечках» и «лампадках»,

Оно — в остатках шовинизма…

Оно — в свинском обращении с женщиной,

Оно — во внутренней разнузданности, в неуменье работать над собой, в остатках обломовщины, интеллигентского самомнения, рабского темпа работы».*2

*1 Аргументы и факты. 1989. N 5. *2 Правда. 12.1.1927.

Под предлогом борьбы с «темным царским прошлым» вытесняется истинно русская культура, заменяясь псевдокультурным эрзацем кучки, примущественно еврейских самозванцев из «малого народа», осмелившихся говорить от имени Русского народа. Сами слова «Россия» и «русский» для представителей этого «малого народа» являются символами вражескими, контрреволюционными. Изменяется вся система культурных духовных ценностей. На место культуры Русской цивилизации, Святой Руси взгромождаются талмудические представления о добре и зле.

Евангельское «простить» заменяется иудейскими «отомстить», «око за око».

Любовь к Родине — ненавистью к ней и насаждением космополитизма.

Любовь к Богу — самым отвратительным безбожием и преклонением перед сатанизмом.

Добротолюбие — принципом «дашь на дашь», «ты мне, я тебе».

Скромность и целомудрие в отношениях мужчины и женщины «свободной любовью» (животным сожительством).

В литературе и искусстве меняются сюжеты и темы. Описание души и внутреннего состояния человека сменяется иллюстративным повествованием внешних событий, смакованием зверств, жестокостей (например, рассказы Бабеля), развратных действий и натуралистических сцен.

По требованию Ленина все преподаватели высших учебных заведений в независимости от возраста были обязаны сдавать экзамены по марксизму. «Кто не сдаст специального марксистского экзамена, будет лишен права преподавания» (М. Покровский).

Из Российской академии художеств и других учреждений русского искусства изгоняются опытные русские педагоги-художники — А. Васнецов, Н. Касаткин, В. Бакшеев, В. Мешков, на их место приходят еврейские функционеры — Д. Штеренберг, О. Брик, И. Школьник и другие. Законодателями вкусов, воспитателями молодежи становятся люди, абсолютно чуждые и даже враждебные русскому искусству, Малевич, Татлин, Шагал, Н. Альтман.

Подобным же образом русские изгоняются и из Академии наук СССР. На их место принимаются люди, враждебные русской культуре. Подбор кадров в действительные члены Академии происходит путем закулисных махинаций. Под грифом «Совершенно секретно» по поручению специальной комиссии ЦК ВКП(б) во все партийные комитеты был разослан специальный циркуляр, в котором говорилось следующее: выборы имеют большое значение, в результате их должно быть укреплено партийное влияние в Академии наук, которая будет полностью обслуживать социалистическое строительство. К инструкции прилагались два списка: лиц из первого предлагалось поддерживать, лиц из второго — всячески порицать. Особо отмечалось: «В целях сохранения конспиративности решительно рекомендуется избегать при проведении этой работы переписки, широких инструктирований и т.п., ограничиваясь личными переговорами».

Мироощущение еврейских местечек задает тон и темперамент «новому искусству». Конечно, выходцы из-за черты оседлости использовали русский язык и по этой причине не могли полностью игнорировать произведения русской культуры, но всяческим образом пытаются подмять ее под себя, приспосабливая к интересам своего сословия.

т.1 775-777

***

К началу 30-х годов активно действовали несколько литературных объединений, среди которых особой антирусской направленностью отличались два — Российская Ассоциация пролетарских писателей (обычно именуемая как РАПП) и «Литературный фронт». Руководство первой состояло преимущественно из еврейских писателей и литераторов, таких, как Л. Авербах, А. Афиногенов, В. Ермилов, В. Киршон, Ю. Либединский, А. Селивановский, В. Сутырин, Л. Левин и др.

Рапповцы считали себя политическими представителями партии большевиков в литературе и всеми силами проводили в ней «партийную линию». Руководство его долгое время пользовалось особой поддержкой высшего эшелона власти. Главный руководитель РАППа «кремлевский барчонок».*1 Л. Авербах был племянником Я. Свердлова, а его родная сестра Ида состояла замужем за Г. Ягодой. Любимец и идейный воспитанник Л. Троцкого, Л. Авербах представлял собой ярого русофоба, претендовавшего на управление всей российской литературой. Для этого литературного начальника было характерно отрицание классической русской литературы, традиций добротолюбия и гуманизма, неприятия зла и насилия. Авербах пропагандирует чуждые русской литературе чувства ненависти и презрение к добротолюбию и гуманизму. «Рассуждения о социалистическом гуманизме, — заявлял он, — слышим мы сегодня от некоторых интеллигентских писателей, стремящихся действительно искренно идти вместе с нами. Они признают и классовую борьбу, но говорят не о классовой ненависти, а о гуманизме…».*2

*1 Вопросы литературы. 1990. N 10. С. 66. *2 Белая Г. Дон-Кихоты 20-х годов. М., 1989. С. 312.

Авербах, как и многие его соратники, понимает классовую борьбу не просто как стремление уничтожить враждебные классы, но и как необходимость искоренить идеи, традиции, идеалы исторической России. Он один из первых обосновывает понятие «социальный заказ» как постоянную готовность писателя совершать погром традиционной русской культуры. Авербах и другие руководители РАППа выдвигают целый ряд воистину погромных лозунгов, каждый из которых был предназначен не столько создавать новое, сколько разрушать старые, традиционные основы русской литературы. Вот некоторые из них: «Союзник или враг» (громи всех чуждых, т.е. русских), «Одемьянивание советской поэзии» (установление для русских поэтов образца в виде вульгарных виршей Д. Бедного), «Создание Магнитостроя литературы» (графомания производственных романов), «Призыв ударников в литературу» (чтобы научить писателей), «Диалектико-материалистический творческий метод» (написание произведений по классовой схеме и борьба с дворянско-буржуазной литературой, под которой понималось все лучшее, что было создано в России в XIX — начале XX века). Для народных крестьянских поэтов самым мягким ярлыком рапповцев был «мужиковстующие», ну а за наклеиванием ярлыков «враг пролетарской культуры» и «враг пролетариата» следовали репрессии ОГПУ, которое возглавлял Г. Ягода.

Другое антирусское объединение литераторов малого народа — «Литературный фронт» («Леф») хотя и враждовал с РАППом, по своей антирусской направленности ничем от него не отличался. Его руководители — прежде всего А. Безыменский, И. Беспалов, Вс. Вишневский, М. Гельфанд, Г. Горбачев, А. Горелов, А. Зонин, А. Камегулов, Н. Свирин — прославились классическими антирусскими сочинениями.

Антирусские литературные объединения стремятся заглушить все мало-мальские ростки русского сознания в литературе. М. Пришвин, Алексей Толстой, Пантелемон Романов, Николай Заболоцкий, В. Шишков, Андрей Платонов, Михаил Булгаков и другие подвергаются постоянной травле не только в рапповских журналах «На литературном посту», «Октябрь», «Молодая гвардия», но и также в журналах других объединений — «Леф», «Красная Новь», «Новый мир», «Звезда».

В 20-е годы засилье еврейских критиков в литературе стало абсолютным. Даже космополитически настроенный Маяковский, когда речь заходила о критиках, не стесняясь, говорил: «Все они Коганы». Евреи монополизировали практически все журналы. Так, В. Полонский редактировал три журнала — «Новый мир», «Красная нива», «Печать и революция», о чем В. Маяковский с тонкой иронией говорил, что тот «редактирует и «Мир», и «Ниву», и «Печать», и «Революцию». Сформировалась целая когорта критиков и литераторов, готовых травить любое проявление самобытного русского таланта.

Свою ненависть к русскому они прикрывали разными ярлыками «кулацкой литературы», «отсутствием классового подхода» (О. Бескин, А. Безыменский, Б. Розенфельд и т.п.), а также лозунгами борьбы против «кумачовой халтуры», «фальши», «буржуазного индивидуализма» Л. Авербах, Б. Бухштаб, Б. Беккер, А. Горнфельд, И. Гроссман-Рощин, С. Дрейден, В. Ермилов, К. Зелинский, П. Коган, А. Лежнев, Г. Лелевич, И. Машбиц-Веров, Н. Насимович-Чужак, М. Ольшевец, А. Селивановский, Д. Тальников, Ю. Юзовский.

Особой оголтелой критике подвергались С. Есенин, А. Толстой, Н. Сергеев-Ценский, А. Чапыгин, М. Пришвин, М. Шолохов.

«Не было омерзительнее и паскуднее времени в литературной жизни, чем время, в которое мы живем, — писал С. Есенин. — Тяжелое за эти годы состояние государства… выдвинуло на арену литературы революционных фельдфебелей… (которые трубят)… около семи лет об одном и том же, что русская современная литература контрреволюционна…».*1 Эти фельдфебели поучают русских писателей, что и как им писать.

*1 ЦГАЛИ, ф. 190, оп. 1, д. 66.

Ярчайшим выразителем «еврейской школы критики» был В. Шкловский, заслуживший брезгливое презрение многих русских писателей. Ахматова и Блок, например, считали, что он принадлежит к тому «бесчисленному разряду критиков, которые, ничего не понимая в произведениях искусства, не умея отличить хорошее от плохого, предпочитают создавать об искусстве теории, схемы — ценят то или иное произведение не за его художественные качества, а за то, что оно подходит (или не подходит) к заранее придуманной ими схеме».*1 А схема эта была изначально космополитической и антирусской. Все, что не укладывалось в нее, и прежде всего национально-русское восприятие жизни и патриотическая позиция, объявлялось проявлением черносотенства, ретроградства и антисемитизма.

Наряду с большевистским руководством литературой правители еврейского интернационала стремятся взять под полный контроль все другие сферы культуры и искусства, и прежде всего кино, которому новый режим придавал особое значение.

т1 782-785

***

Интеллигенция малого народа и связанные с ней слои служащих больше всего боялись возрождения русского национального сознания, которое ими ассоциировалось с неизбежной карой за участие в преступлениях против России и русских после 1917 года. Опасаясь русского национального возрождения, большинство из них подозревали в этом грехе друг друга, торопливо информируя о своем подозрении органы ГПУ-НКВД. Отсюда всеохватывающий дух доносительства и стукачества, пронизавший новую интеллигенцию. «Служащие несли свой мед директору, секретарю парторганизации и в отдел кадров. Учителя при помощи классного самоуправления — старосты, профорга и комсорга — могли выжать масло из любого школьника. Студентам поручалось следить за лектором. Взаимопроникновение тюрьмы и внешнего мира было поставлено на широкую ногу».*2 Доносительство за любое проявление русского национального чувства было тем главным фактором, который определял атмосферу страха и подозрительности в 20-е и 30-е годы. Доносители как бы соревновались друг с другом в наветах и нередко становились жертвами своего же недуга.

*1 Искусство кино. 1964. N 4. С.14-15. *2 Мандельштам Н. Воспоминания. Нью-Йорк, 1970. С. 37.

Интеллигенция малого народа была готова выполнить любой социальный заказ, воспеть любое беззаконие и даже систему концлагерей и рабского труда. В 1933 году она с готовностью подтвердила это, создав самую позорную книгу в истории России «Беломорско-Балтийский канал», описание строительства канала ручным трудом сотен тысяч заключенных, десятки тысяч которых остались навечно лежать на его берегах. В этом страшном документе эпохи отразилась вся глубина падения литераторов, поставивших свои способности на службу антирусскому режиму. Тридцать шесть авторов во главе с М. Горьким и Авербахом изощрялись в издевательстве над Россией, дискредитации ее коренного народа, подобострастном восхвалении большевистских вождей и чекистов. К слову сказать, русских в этом коллективе было совсем немного, а более трех четвертей составляли евреи. Вот некоторые из них: А. Берзин, Е. Габрилович, Н. Гарнич, Г. Гаузнер, С. Гехт, К. Горбунов, М. Горький, С. Диковский, К. Зелинский, М. Зощенко, Вс. Иванов, Вера Инбер, В. Катаев, М. Казаков, Б. Лапин, Д. Лебеденко, Д. Мирский, Л. Никулин, В. Перцов, Я. Рыкачев, Л. Славин, К. Финн, 3. Хацревин, В. Шкловский, А. Эрлих, Н. Юргин, Бруно Ясенский.

Однако авторский коллектив не включал всех желающих. За право участвовать в позорной книге разгорелась борьба. Те, кому не повезло, слали в НКВД стихи, письма и телеграммы: И. Ильф, Е. Петров, Л. Кассиль, Кукрыниксы, А. Малышкин, Е. Шварц.

Не отказался от командировки на Беломорканал и О. Мандельштам и даже написал «гладенький стишок».

т1. 786-787

***

Великая страна, 80% населения которой были русские, в 20-30-е годы управлялась государственным аппаратом, состоявшим в верхних его звеньях преимущественно из лиц еврейской национальности.*3 Административные и репрессивные органы новой власти формировались, как правило, из инородцев. Приток русских, если и осуществлялся, то только из люмпен-пролетарских и бедняцких слоев (наиболее неподготовленных для такой работы). Совершенно невозможно было поступить на государственную службу человеку из бывшего правящего класса России или даже просто крестьянину, сохранившему национальнальное сознание (именовавшееся у большевиков «черносотенством»).

На глазах Русского народа «совершилась замена правящего класса и евреи превратились в советских вельмож, комиссаров и командиров, а за ними потянулись их многочисленные родственники и единоплеменники, заполняя все государственные учреждения».*4

*1 Там же. С. 41. *2 Там же. *3 А у многих русских по происхождению большевистских вождей жены были еврейки — например, у Молотова, Ворошилова, Рыкова, Кирова, Калинина, Андреева, Бухарина (Беседы с Молотовым. С. 272). *4 Дикий А. Указ. соч. С.210.

Как отмечал еврейский исследователь И. М. Бикерман: «Русский человек никогда не видел еврея у власти; он не видел его ни губернатором, ни городовым, ни даже почтовым чиновником. Были и тогда, конечно, и лучшие и худшие времена, но русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов, Русский народ рос и богател, имя русское было велико и грозно. Теперь еврей — во всех углах и на всех ступенях власти. Русский человек видит его и во главе первопрестольной Москвы, и во главе Невской столицы, и во главе Красной Армии, совершеннейшего механизма самоистребления. Он видит, что проспект св. Владимира носит теперь славное имя Нахамкеса, исторический Литейный проспект переименован в проспект Володарского, а Павловск — в Слуцк. Русский человек видит теперь еврея и судьей и палачем. Он встречает евреев и не коммунистов, а таких же обездоленных, как он сам, но все же распоряжающихся, делающих дело советской власти: она ведь всюду и уйти от нее некуда. А власть эта такова, что, поднимись она из последних глубин ада, она не могла быть ни более злобной, ни более бесстыдной. Неудивительно, что русский человек, сравнивая прошлое с настоящим, утверждается в мысли, что нынешняя власть — еврейская и что потому именно она такая осатанелая. Что она для евреев и существует, что она делает еврейское дело, в этом мнение его укрепляет его сама власть.»*1

*1 Россия и евреи. Берлин, 1924. С.22-23.

Презрение к Русскому народу и его культуре пронизывало верхушку нового правящего режима. Неудачи, провалы политики объяснялись ею «отсталостью» и «головотяпством» народа. Как отмечал в своих дневниках М. Пришвин, именно <эти слова употребляют вообще и все высшие коммунисты, когда им дают жизненные примеры их неправильной, жестокой политики. Помню, еще Каменев на мое донесение о повседневных преступлениях ответил спокойно, что у них в правительстве все разумно и гуманно. «Кто же виноват?» — спросил я. «Значит, народ такой», — ответил Каменев>.

Отношение к России нового правящего класса определялось словами Ленина, который однажды сказал: «…а на Россию мне наплевать» (! ). Центральные органы печати советского правительства декларативно заявляли: «У нас нет национальной власти — у нас власть интернациональная. Мы защищаем не национальные интересы России, а интернациональные интересы…» (Известия. 8.2.1921). «Русь! .. Сгнила?.. Умерла?.. Подохла?.. Что же! .. Вечная память тебе» (Правда. 13.8.1925). «Писатели должны выкинуть за борт литературы мистику, похабщину, национальную точку зрения» (Правда. 1.1.1925).

Гигантский аппарат еврейского интернационала на основе деятелей культуры малого народа создает всеохватывающую систему пропаганды и агитации.

т1. 790-791

***

В 20 — 30-е годы число евреев в России составляло не менее 3 млн. человек. Жили они, как правило, в крупных городах, в том числе полмиллиона в Москве. Человек, посетивший Москву в 1922 году, рассказывал: «Почти все магазины в руках евреев. Получается вообще впечатление, будто русский человек попал в дореволюционное время в черту еврейской оседлости. Свыше половины современного населения Москвы — евреи. В советских учреждениях поражает обилие служащих евреев. И вот что чрезвычайно характерно. Во всех советских учреждениях отношение к просителям русского происхождения чрезвычайно пренебрежительное, даже грубое. Совсем иначе обходятся с евреями. Для них широко раскрыты все двери».*1

Доля евреев среди студентов высших учебных заведений составляла 20, 4 процента, в то время как удельный вес евреев в населении СССР не превышал 1, 8 процента. В некоторых учебных заведениях доля евреев достигала 40 и более процентов.*2

В то время как по всей стране происходило закрытие русских церквей, верующим иудеям позволили построить в Москве две синагоги.*3 Открыто действовали десятки еврейских националистических и сионистских организаций, учреждений, органов печати.

В Екатеринославе, Волыни, Одессе, Полтаве, Кременчуге, Харькове, Минске и даже в самой Москве существовали молодежные сионистские организации Маккаби, Цирей-Цион, Гехолуц».*4 Большевистские власти поддерживают добрые отношения с еврейскими националистическими организациями.

Когда в 1923 году органами ОГПУ производилась в административном порядке массовая высылка из Москвы «социально-паразитических элементов» и она в какой-то степени затронула евреев, еврейская община в Москве и Еврейский общественный комитет помощи подали об этом меморандум большевистскому правительству, на который последнее заверило, что «с сего времени каждое выселение в отдельности будет предварительно основательно обследовано».*5

Политика большевиков в отношении сионизма в этот период определяется национальным составом партийного и советского руководства. Как отмечал в 1925 году Ф. Э. Дзержинский, «мы принципиально могли бы быть друзьями сионистов». Возникшие трения между сионистским и большевистским руководством Дзержинский рассматривал как ошибку последнего. Нужно, считал он, пересмотреть «нашу тактику», чтобы сионисты вступили в полное сотрудничество с советской властью и через свои связи за рубежом способствовали ее поддержке в Европе и Америке».*6

*1 Новое время. 5.7.1923. *2 Дикий А. С. Указ. соч. С. 271. *3 Паламарчук П. Сорок Сороков// Слово. 1990. N11. С.30. *4 Алексеев В. «Штурм небес» отменяется? М., 1994. С.192. *5 Источник. 1994. N4. С.114. *6 Там же. С. 114-116.

Безжалостно расстреливая русских патриотов, Чека, по сути дела, поощряла антирусскую работу сионистов и подпольной сионистко-социалистической партии. Самое суровое наказание — высылка в Палестину — было подарком для сионистов, получавших возможность за общественные средства очутиться на «земле обетованной».

На деньги и руками русских людей в Биробиджане и в Крыму строятся поселения для евреев, которые по условиям существования выгодно отличались от населенных пунктов, где приходилось жить коренному народу.

В 20 — 30-х годах в условиях усиления террора и резкого ухудшения уровня жизни Русского народа разительный контраст представляли сообщения различных сионистских деятелей об улучшении уровня жизни еврейского населения. В ежемесячнике «Бнай-Брит» за декабрь 1935 года сообщалось, что условия жизни в еврейских колониях СССР «непрерывно улучшаются: съестных припасов изобилие, прекрасные дома и неизменно повышающийся уровень жизни». На вопрос: каково общее настроение еврейского народа в Советском Союзе? — доктор Карпф, член Исполкома еврейского агентства, со счастливой улыбкой ответил: «Многие говорили мне, что это их обетованная земля».

Еврейские деятели считали, что с тех пор, как евреи покинули Палестину, они нигде не пользовались такой полной экономической, политической и социальной свободой. «Вождями жизни и труда по всей территории Советского Союза являются в большинстве случаев евреи, — писал в ежемесячнике «Бнай-Брит» за февраль 1935 года раввин С. Вооль, — и самые богатые вклады в новый строй этой замечательной страны — плоды рук, мозга и души еврейского народа».*1

Евреи ощущали себя особым привилегированным классом, самым «прогрессивным» народом среди десятков других народов России.

В пропагандистских материалах 20-х годов евреи без стеснения называются «предвестниками российского Октября». В «Курсе Политграмоты», выпущенном Госиздатом в 1925 году, в частности, отмечалось, что «рабочее еврейское движение было застрельщиком классовой борьбы российского пролетариата».

Любая попытка русских людей протестовать против еврейского засилья объявлялась вылазкой черносотенцев. С «нарушителями» боролась не только Чека, но и широкая еврейская общественность.

т1 802-804

***

Перед тем как Сталин открыто бросил вызов еврейскому интернационалу, положение в госаппарате было таково:

ДИПЛОМАТЫ И ПРАВИТЕЛЬСТВО СССР

(1936-1937 годы)

А. Дипломаты

I. ЛИГА НАЦИЙ

1. Глава делегации СССР — Литвинов-Баллах………….. еврей

2. Член делегации — Розенберг…………………….. еврей

3. Член делегации — Штейн………………………… еврей

4. Член делегации — Маркус……………………….. еврей

5. Член делегации — Бреннер………………………. еврей

6. Член делегации — Гиршфельд, ……………………. еврей

7. Член делегации — Гальфанд……………………… еврей

8. Член делегации — Сванидзе…………………….. грузин

Итого: евреев — 7; грузин — 1; русских — 0.

II. ПОЛПРЕДЫ (В ЕВРОПЕ)

1. Великобритания — Майский (Штейнман) Иван Михайлович, еврей

2. Германия — Суриц Яков Захарьевич……………….. еврей

3. Италия — Штейн Борис Ефимович………………….. еврей

4. Бельгия — Рубинин Евгений Владимирович………….. еврей

5. Австрия — Лоренц Аркадий Иванович………………. еврей

6. Греция — Кобецкий Михаил Вениаминович…………… еврей

7. Румыния — Островский Моисей Семенович…………… еврей

8. Латвия -Бродовский Леонид Борисович…………….. еврей

9. Литва — Карский Александр Алексеевич……………. еврей

10. Норвегия — Якубович Игнатий Моисеевич………….. еврей

11. Швеция — Коллонтай Александра Михайловна……… русская

12. Дания — Тихменев Николай Сергеевич…………… русский

13. Эстония — Устинов Иван Михайлович……………. русский

14. Финляндия — Асмус Эрик Адольфович……………… латыш

15. Польша — Даватьян Яков Христофорович…………. армянин

16. Венгрия — Бекзадьян Артемий Моисеевич………… армянин

17. Чехословакия — Раскольников Федор Федорович…… русский

18. Болгария — Александровский Сергей Сергеевич…… русский

19. Франция — Потемкин Владимир Петрович…………. русский

20. Швейцария (неофиц.) — д-р Багоцкий…………….. еврей

Итого в Европе: русских — 6; армян — 2; латыш — 1; евреев — 11.

ПОЛПРЕДЫ В НЕЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВАХ

1. Китай — Богомолов Дмитрий Васильевич………….. русский

(До него много лет полпредом был Бородин — он же Грузенберг)

2. Япония — Юренев Конст. Конст. (Ганфман)…………. еврей

3. США — Трояновский…………………………… русский (жена — еврейка)

4. Внешняя Монголия — Таиров Борис Исаевич…………. еврей

ПРАВИТЕЛЬСТВО СССР

(9 НАРКОМОВ И 12 ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ — ЕВРЕИ)

1. Народный комиссар иностранных дел СССР — Литвинов Максим Максимович

2. Нарком внутренних дел — Ягода Генрих Григорьевич

3. Нарком внешторга — Розенгольц Аркадий Павлович

4. Нарком внутренней торговли — Вейцер Израиль Яковлевич

5. Нарком путей сообщения — Каганович Лазарь Моисеевич

6. Нарком совхозов — Калманович Моисей Иосифович.

7. Нарком легкой промышленности — Любимов (Козельский) Исидор Елисеевич

8. Нарком здравоохранения — Каминский Григорий Наумович

9. Председатель комиссий советского контроля — Беленький Захар Моисеевич

1. Заместитель наркома обороны СССР — Гамарник Янкель Борисович

2. Заместитель наркома тяжелой промышленности — Каганович Михаил Моисеевич

3. Заместитель наркома финансов — Левин Лев Борисович

4. Заместитель наркома просвещения — Эпштейн Моисей Соломонович

5. Заместитель наркома земледелия — Гайстер Арон Израилевич

6. Заместитель наркома связи — Любович Арон Моисеевич

7. Заместитель наркома пищевой промышленности — Беленький Марк Натанович

8. Заместитель наркома водного транспорта — Розенталь Эпох Фридрихович

9. Заместитель наркома лесной промышленности — Сокольников (Бриллиант) Григорий Яковлевич

10. Заместитель наркома юстиции — Сольц Исай Борисович

11.. Помощник прокурора СССР — Иохеллес Иосиф Исаевич

12. Начальник Центрального управления народного хозяйственного учета (ЦУНХУ) — Краваль Иосиф Антонович

ЕВРЕИ В СОСТАВЕ ОГПУ (НКВД)

Нарком внутренних дел СССР — Ягода Генрих Григорьевич, литовский еврей

Первый заместитель — Агранов (Сорензон) Яков Саулович

ЕВРЕИ В ГЛАВНОМ УПРАВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Начальник Особого отдела — Гай Мирон Ильич

Начальник Экономического отдела — Миронов Самуил

Начальник Иностранного отдела — Слуцкий Аркадий Аркадьевич

Начальник Транспортного отдела — Шанин Аорам Моисеевич

Начальник Оперативного отдела — Паукер Карл Вениаминович

Начальник Специального отдела — Добродицкий Вениамин Исакович Начальник Антирелигиозного отдела — Иоффе Исай Львович

Начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции — Бяльский Лев Наумович

Начальник уголовного розыска НКВД СССР — Вуль Леонид Иосифович

ЕВРЕИ В ГЛАВНОМ УПРАВЛЕНИИ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ ОХРАНЫ

Начальник — Могильский Борис Ефимович

Инспектор пограничных войск НКВД СССР — Ширвиндт Семен

ВЫСШИЕ ОРГАНЫ НКВД

Генеральный комиссар госбезопасности —

*Ягода Г. Г. — нарком ВД СССР

Комиссары госбезопасности 1 ранга:

* Агранов Я. С. — зам. наркома В. Д. СССР.

Балицкий В. А. — нарком В. Д. УССР.

Дерибас Т. Г. — начальник Дальневосточного Управления НКВД

* Прокофьев Г. Е. — зам. наркома ВД СССР.

* Реденс С. Ф. — начальник Московского Управления НКВД

* Заковский Л. М. — начальник Ленинградского Управления НКВД

Комиссары Госбезопасности II ранга:

* Гай М. И.- начальник Особого отдела ГУБГ НКВД СССР.

Гоглидзе С. А. — нарком В. Д. ЗСФР

* Залкис Л. В. — начальник управления НКВД Казахской АССР

* Каценельсон — зам. наркома В. Д. УССР.

Карлсон К. М. — начальник Харьковского Управления НКВД

*  Леплевский — нарком инутренних дел БССР.

Молчанов Г. А. — начальник Спецотдела НКВД СССР

* Миронов С. — начальник Эконом. отдела НКВД СССР

* Паукер К. В. — начальник Оперативного отдела НКВД СССР

* Слуцкий А. — начальник Иностранного отдела НКВД СССР

* Шанин А. М. — начальник Транспортного отдела НКВД СССР

* Вольский А. И. — начальник Главного управления Р. К. милиции

Пилар Р. А. — начальник Саратовского Управления НКВД

Звездочкой (*) отмечены евреи.

Всего: евреев — 14; неевреев — 6.

Кроме того, в НКВД в конце 1935 и в начале 1936 года состояли евреи:

Фриновский, комкор — зам. наркома ВД и команд, пограничными войсками

Берман Борис, комисс. Ill ранга — начальник отдела НКВД СССР

Берман Матвей, комисс. Ill ранга — начальник Главн. Упр. испр. труд. лагерей (ГУЛАГ)

Островский Иосиф — начальник отдела НКВД СССР

Шпигельглас — зам. начальника Иностранного отдела НКВД

Шапиро — секретарь наркома ВД СССР

Работники ГУЛАГа (начальники крупных лагерей):

Фирин Самуил Яковлевич

Коган Самуил Леонидович

Еще перед схваткой между космополитическими и государственно-патриотическими элементами государственного аппарата пламенные революционеры воссоздают внесудебный орган по типу Чека для расправы с русскими людьми.

5 ноября 1934 года ЦИК и СНК СССР принято постановление «Об Особом Совещании при Народном комиссаре внутренних дел СССР», наделившее этот орган правом применения внесудебных репрессий к любым гражданам, кого НКВД причислял к категории общественно опасных лиц.

Идея создания внесудебных органов расправы для рассмотрения дел арестованных без суда, так называемых «троек», была предложена Кагановичем. Сохранился проект соответствующего документа, написанный его рукой. Руководителями «троек» были первые секретари горкомов, обкомов, краевых и республиканских комитетов партии. Причем некоторые первые секретари не только приговаривали людей к смерти, но и лично их расстреливали (например первый секретарь компартии Азербайджана М. Д. Багиров).*1

*1 Байбаков Н. К. Сорок лет в правительстве. М., 1993. С.202.

т2. 15-18

***

К числу антирусских тенденций 30-х годов следует также отнести произвольную перекройку внутренних границ России и создание на коренной русской территории нерусских «национальных республик». В 1936 году автономное образование в составе РСФСР Киргизская АССР преобразуется сразу в две «союзные республики» — Казахская ССР и Киргизская ССР. Это произошло несмотря на то, что большую часть населения так называемой Казахской ССР составляли русские.

В 1940 году в составе РСФСР таким же образом создается Карело-Финская АССР (число карел и финнов в ней не превышало пятой части населения), а из Малороссии выделяется так называемая Молдавская ССР. В конце 30-х годов возник конфликт между поэтами и писателями разгромленной Сталиным антирусской политической группировки (старых большевиков) и новыми поэтами и писателями патриотического направления.

Певцы геноцида Русского народа, чекистских застенков и «чисток», концентрационных лагерей составляли довольно компактную и этнически однородную массу лиц, заинтересованных в сохранении своего положения. Их позиция была проявлением одновременно шкурного интереса и своеобразной антиидеи, заключавшейся в отвращении к патриотической теме, презрении к историческому прошлому России. Этот антипатриотизм деятели «малого народа» нередко пытались представить как борьбу за эстетику, хотя эстетизм их был крайне убог.

К началу 30-х годов советская интеллигенция вполне перестроилась: от восхваления и восхищения космополитами 20-х годов она легко переходит к прославлению Сталина и других лидеров государственного строительства. Сочиняются книги, пишутся стихи, говорятся речи. «Я, — заявлял писатель Тынянов, — восхищаюсь Сталиным как историк. В историческом аспекте — Сталин как автор колхозов, величайший из гениев, перестроивший мир».

Для многих восхищение сталинским руководством имело вполне искренний характер. Трудно заподозрить в лицемерии писателя К. Чуковского, испытавшего вместе с поэтом Б. Пастернаком упоение личностью Сталина. В своем дневнике за 22 апреля 1936 года К. Чуковский записал эпизод, который очень характерно отражает состояние советской интеллигенции того времени: «Вчера на съезде сидел в 6-м или 7-м ряду. Оглянулся: Борис Пастернак. Я пошел к нему, взял его в передние ряды (рядом со мной было свободное место). Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН стоял, немного утомленный, задумчивый и величавый. Чувствовалась огромная привычка к власти, сила и в то же время что-то женственное, мягкое. Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотворенные и смеющиеся лица. Видеть его — просто видеть для всех нас было счастьем. К нему все время обращалась с какими-то разговорами Демченко. И мы все ревновали, завидовали — счастливая! Каждый его жест воспринимали с благоговением. Никогда я даже не считал себя способным на такие чувства. Когда ему аплодировали, он вынул часы (серебряные) и показал аудитории с прелестной улыбкой — все мы так и зашептали: «Часы, часы, он показал часы» — и потом, расходясь, уже возле вешалок вновь вспоминали об этих часах. Пастернак шептал мне все время о нем восторженные слова, а я ему, и оба мы в один голос сказали: «Ах, эта Демченко заслоняет его! (на минуту)». Домой мы шли вместе с Пастернаком и оба упивались нашей радостью».*1

*1 Чуковский К. Дневник 1930-1969. M., 1994. С.141.

Тот же Пастернак писал, обращаясь к Сталину:

Я понял: все живо.

Векам не пропасть,

И жизнь без наживы

Завидная часть.

Спасибо, спасибо

Двум тысячам лет,

В трудах без разгиба

Оставившим свет.

Я понял все в силе,

В цвету и соку,

И в новые были

Я каплей теку.

И вечным обвалом

Врываясь извне,

Великое в малом

Отдастся во мне

И смех у завалин

И мысль от сохи,

И Ленин и Сталин

И эти стихи.

Или вот еще стихи Пастернака о Сталине:

А в те же дни на расстояньи

За древней каменной стеной

Живет не человек, преданье,

Поступом ростом с шар земной.

Судьба дала ему уделом

Предшествующего предел,

Он то, что снилось самым смелым,

Но до чего никто не смел.

Можно ли удивляться, что подпись Пастернака мы находим под требованием расстрела «фашистских шпионов» Тухачевского, Якира и других? «Мы требуем расстрела шпионов. Мы вместе с народом и в едином порыве говорим — не дадим житья врагам Советского Союза».*1

Духовное одичание интеллигенции «малого народа», потерявшей своих покровителей в лице еврейских большевиков, приобретало самые невообразимые формы. Писатель Вирта, например, построил свой загородный дом-имение недалеко от церкви, где служил священником его отец, — в том самом месте, где этого отца расстреляли. Он обращался к местным властям с просьбой перенести подальше от его дома кладбище — где похоронен его отец, так как вид этого кладбища «портит ему нервы». Рамы на окнах своего дома он сделал тройными, чтобы не слышать мычание тех самых колхозных коров, которых описывал в своих романах.*2

Соратник Эйзенштейна драматург А. Ржешевский написал сценарий, по которому в тургеневских местах снимался фильм «Бежин луг», «модернизированный к современности» так, что прообразом главного героя был сделан Павлик Морозов. Основной замысел фильма состоял в глумлении над Русским народом. Недаром сценарист Ржешевский на съемках фильма в селе Тургеневе в поисках золота осквернил могилу предков Тургенева, взломав склеп и вытащив оттуда гроб. Не обнаружив золота, он в досаде раскидал кости из гроба возле церкви. Однако времена открытого глумления над Русским народом прошли и еврейский драматург был с позором изгнан из села.

Сталин как-то рассказывал М. Шолохову, что перед войной у него на даче были два юных корреспондента. «Два таких щупленьких еврейчика вошли ко мне, и вот один озирается и говорит: «Плохо живете, товарищ Сталин, мой папа живет лучше»».*3

*1 Литературная газета. 11.6.1937. *2 Чуковский К. Дневник… С.212. *3 Чивилихин В. Дневники… С.181.

т2. 56-58

***

В годы войны по-новому обострился еврейский вопрос. Связано это было преимущественно с двумя факторами. Во-первых, по сравнению с другими национальностями СССР евреи составляли непропорционально большую часть состава тыловых и медицинских служб и старших офицеров. Количество евреев в зоне боевых действий было очень незначительно, что вызывало раздражительную реакцию у части русских солдат. Во-вторых, не меньшее раздражение вызывали попытки некоторой части еврейских националистов представить еврейский народ как особо пострадавший в войне и внесший особый вклад в победу над врагом. Немало евреев предпочитали «воевать» против врага в составе различных комитетов и других гражданских организаций, старательно избегая поездок на фронт.*2

*2 Конечно, это не относится ко всем евреям. Можно назвать целый ряд имен евреев, храбро воевавших и даже погибших за Россию (генералы Д. Драгунский, Л. Доватор, майор Ц. Кунников). Честь им и хвала!

В связи с этим нередко возникали конфликты, среди которых весьма характерными были стычки между русским писателем М. Шолоховым и рядом еврейских националистических деятелей Еврейского антифашистского комитета.

Организация эта была создана кавказским евреем Л. П. Берией совместно с сионистом С. Михоэлсом для установления контактов с международными еврейскими организациями, фактически для сотрудничества с сионизмом.*1 В результате в работе этой организации главное место занимала не борьба с фашизмом, а установление солидарных связей советских евреев с сионистскими вождями.

Во время встречи с американской делегацией, состоявшей исключительно из евреев и заявившей об особой роли евреев во второй мировой войне, М. Шолохов встал и гневно опроверг это, сообщив, что в этой войне гибли в основном русские, а не евреи.*2 По-видимому, после этого случая еврейский писатель И. Эренбург распространяет лживые слухи о том, что М. Шолохов хотел перейти на сторону немцев.*3

В другой раз, рассказывал М. Шолохов: «Прихожу и вижу во главе стола — Илью Григорьевича Эренбурга, а вокруг него пятнадцать евреев. А я в военной, не очень свежей, форме, с пистолетом, в сапогах. И вижу, сидит ближе всех ко мне, качается в качалке американский еврей Леонид Первомайский, протягивает мне качающуюся руку и говорит: «Здравствуйте, Михаил Александрович! » Я как заору на него: «Встань, сволочь! » Он вскочил и за спину Ильи Григорьевича. А тот суровым голосом обращается ко мне: «Надеюсь, мы находимся в интеллигентном обществе, и я прошу вас, Михаил Александрович». «А идите вы все… Борцы за мир! Я же один среди вас русский».*4

*1 Позднее сын Л. П. Берии писал: «Отец действительно был инициатором создания Еврейского антифашистского комитета. Целый ряд видных деятелей, связанных с сионизмом, были связаны — я этого не отрицаю — и с моим отцом». (Берия С. Мой отец Лаврентий Берия. М., 1995. С. 338-339). *2 После этой стычки Сталин попросил своего секретаря передать Шолохову: «Правильно сделал» (сообщение писателя Ф. Ф. Шахмагонова). *3 Чивилихин В. Указ. соч. С. 180. *4 Там же. С. 181.

После этого конфликта у Шолохова был разговор со Сталиным, из которого писатель понял, что и на этот раз Сталину пришлась по душе его отповедь людям, стремившимся бороться за победу чужими руками.

«Антифашистский» еврейский комитет и его активисты, в частности И. Эренбург, С. Михоэлс, В. Гроссман, стали деятельными творцами мифа о «холокосте», якобы гибели 6 млн. евреев в газовых камерах, мифа, призванного представить, что будто именно еврейский народ больше всех других пострадал во второй мировой войне и за это остальные народы обязаны испытывать чувство вины, каяться и платить возмещение. Создатели мифа о «холокосте» во много раз преуменьшали жертвы Русского народа.

В «Энциклопедии холокоста», например сообщается, что в германских лагерях было убито 3 млн. евреев, а также «десятки тысяч цыган  и советских военнопленных». Эти данные, распространяемые сионистской пропагандой, совершенно не соответствуют действительности. На самом деле число только советских военнопленных, погибших в немецких лагерях до 1944 года, составляло около 3, 3 млн. человек. Действительное же число евреев, погибших в войну, составляет около 500 тыс., из них на советских евреев приходится около 200 тыс. Конечно, и это число погибших очень велико и вызывает глубокое соболезнование. Однако по сравнению с 22 млн. погибших русских (включая малороссов и белорусов) оно в 44 раза меньше.

Именно Русский, а не какой-либо другой народ (даже в пропорциональном отношении) испил самую большую чашу страданий во вторую мировую войну и спас все человечество от кошмара «нового мирового порядка».

т2. 136-138

***

Когда Сталин произносил свой знаменитый тост за Русский народ, «патриарх космополитов» И. Эренбург вдруг заплакал. Как пишет очевидец, Эренбургу это показалось обидным.*1 Эренбург выражал чувства многих советских евреев, не желавших признать эту очевидную для всего мира истину и уступить русским людям большую часть тех мест, которые евреи несправедливо заняли, а точнее, отняли у русских во время господства их кровожадных соплеменников — еврейских большевиков с 1917-го по 1930-е годы.

Несмотря на чистки конца 30-х годов, удельный вес лиц еврейской национальности в госаппарате, а также в учреждениях культуры, науки, искусства и других привилегированных сфер деятельности был непомерно высок. Как я уже отмечал, во многих учреждениях этих сфер доля евреев составляла 40-60% всех работников.

Еще в августе 1942 года Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) подготовило докладную записку о подборе и выдвижении кадров в искусстве. В ней говорилось, что «отсутствие правильной и твердой партийной линии в деле развития советского искусства в Комитете по делам искусств при СНК СССР привело к извращениям политики партии в деле подбора, выдвижения и воспитания руководящего состава учреждений искусства, а также вокалистов, музыкантов, режиссеров, критиков и поставило наши театры и музыкальные учреждения в крайне тяжелое положение». «В управлениях Комитета по делам искусств и во главе учреждений русского искусства оказались нерусские люди (преимущественно евреи)».*2

*1 Чуковский К. Дневник 1930-1969. М., 1994. С.214. *2 Цит. по: Совершенно секретно. 1991, N11. С.88.

В записке приводилось множество примеров. В Комитете по делам искусств руководящие должности занимали евреи: Фалковский, Владимирский, Плоткин, Шлифштейн, Гольцман; в Большом театре СССР — Леонтьев (главный режиссер), Самосуд (главный дирижер), дирижеры Файер, Штейнберг, Габович, Мессерер, Купер-Кауман, Жук, Садовников; в Московской государственной консерватории — Гольденвейзер (директор), Столяров (зам. директора), заведующие основными кафедрами (Цетлин, Ямпольский, Дорлиак, Гедике, Пекелис и др.); в Ленинградской государственной консерватории — Островский, Штейнберг, Эйдлин, Гинзбург. В записке также отмечалось, что музыкальная критика находится полностью в руках евреев, сознательно поддерживавших только «своих» и замалчивавших достижения русских музыкантов (приводятся примеры ведущих критиков — Рабинович, Гринберг, Коган, Шлифштейн, Житомирский, Цукерман). Позднее, уже в 1943 году, поднимался вопрос и о ведущем органе художественной критики газете «Литература и искусство». Оказывается, что ее сотрудники состояли сплошь из евреев, проводивших протекционистскую политику в отношении «своих».

После войны во Всероссийском театральном обществе только 15% членов были русские, *1 свыше 50% — евреи, остальные 35% — лица других нерусских национальностей.

То же наблюдалось в Союзе советских композиторов, где насчитывалось 435 русских, 239 евреев, 89 армян и т.д. Приводились данные и по региональным отделениям Союза: в Москве — 174 русских, 116 евреев, 13 армян; в Казахской организации — 6 казахов, 6 евреев; в Молдавской — 8 евреев, 5 молдаван, 3 русских; в Ростовском отделении — 5 русских, 5 евреев.*2

Документы тех лет свидетельствуют: «… В Московской филармонии на протяжении длительного времени работает большая группа бывших антрепренеров, людей, связанных между собой круговой порукой «…» В течение ряда лет, особенно в военные и послевоенные годы, в столичной филармонии скапливались артисты и руководители различных разделов концертной работы преимущественно одной национальности. Из 312 штатных работников филармонии 111 евреев. Из 33 руководящих работников, организующих концерты, 17 — русских, 14 — евреев, 2 — других национальностей. Из 34 кассиров районных касс только 15 — русских, из 13 администраторов-организаторов концертов только 5 — русских».*3

*1 Костырченко Г. В плену у красного фараона. М., 1994. С.189. *2 Там же. С. 227-228. *3 Там же. *4 Там же.

Похожая картина была в цирках, где из 87 директоров, главных режиссеров и главных администраторов 44 — евреи, 42 — русские.*4

Особенно заметно еврейское засилье чувствовалось в области идеологии, где после войны сложилось просто удручающее положение. Весной 1949 года Отделом пропаганды и агитации ЦК совместно с Министерством высшего образования СССР была проведена проверка кадрового состава кафедр марксизма-ленинизма, политической экономии и философии 213 вузов Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Ростова-на-Дону, Саратова, Казани, Свердловска. При этом главное внимание уделялось численности преподавателей-евреев на общественно-политических кафедрах. В итоге получилась следующая статистика: в обследованных учебных заведениях марксизм-ленинизм преподавали 720 русских, 350 евреев и 318 представителей других национальностей; политэкономию — 263 русских, 157 евреев и 85 преподавателей других национальностей; философию — 25 русских, 24 еврея и 19 представителей других национальностей.*1

В Московском юридическом институте национальный состав профессорско-преподавательских кадров был таков: русских 74 человека, евреев — 56, представителей других национальностей — 12.*2

В ряде учебных заведений прием студентов был чуть ли не наполовину монополизирован евреями. Так, в МГУ на физическом факультете на одного русского приходился один еврей*3:

+——+———————————————————-+

|Годы  |Число еврейской молодежи (в %), окончившей

| факультет, по отношению к русским

+——+———————————————————-+

|1938 | 46 |

|1939 | 56 |

|1940 | 58 |

|1941 | 74 |

|1942 | 98 |

+——+————————————————————+

Евреи монополизировали и большую часть учреждений экономического профиля. Среди студентов экономических учебных заведений евреи составляли до трети всех учащихся. На расширенном заседании Академии наук 25 августа 1949 года отмечалось, что «среди научных сотрудников Института экономики слабо представлены ученые русской национальности». Из 34 работавших в институте член-корреспондентов и докторов наук было 20 евреев, всего 12 русских и 2 представителя других национальностей. Среди 83 старших научных сотрудников института насчитывалось 44 русских, 34 еврея и 5 представителей других национальностей.*4

*1 Костырченко Г. Указ. соч. С.242. *2 Там же. *3 Там же. С.286 *4 Там же. С.257.

В медицинских учреждениях доля евреев была настолько высока, что во многих из них на работу принимали только евреев. Боткинская больница, например, по словам самих евреев, стала их «вотчиной». Главврачом здесь в течение 18 лет был известный сионист Б. А. Шимелиович, выделявший на прием русского персонала небольшую квоту предпочитая брать на работу только своих соплеменников.

Как крик отчаяния звучат слова письма в ЦК партии одного из русских людей северной столицы:

«Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград — искони русский город и даже построенный на костях только русских рабочих. Его население всегда в основном русское. Все звенья хозяйства города всегда управлялись русскими. В настоящее время в некоторых звеньях хозяйства города для русских создалось невыносимое положение. Торговля, местная промышленность, разного рода институты, наука, здравоохранение и прочее уверенно подбираются в руки евреев. А для русских в системе здравоохранения создалось уже совершенно невыносимое положение, здесь все русское решительно вытеснено. Нет больше мочи терпеть, как тяжело русским работать в органах здравоохранения. Все центральные позиции здравоохранения находятся в руках евреев, которые на пушечный выстрел не допускают русских к делу управления здравоохранением в г. Ленинграде».

В другом письме в ЦК партии, присланном в сентябре 1949 года врачами-психиатрами, говорилось: «В июне месяце сего года состоялась научная сессия Института психиатрии Министерства здравоохранения СССР. Присутствовало около 300 человек, среди них было много врачей, приехавших из отдаленных мест Советского Союза. Мы… не могли не обратить внимание, что тон в науках невропатологии и психиатрии задают исключительно евреи».*2

*1 Неправедный суд. Последний сталинский расстрел /Стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета. M., 1994. С.35. *2 Костырченко Г. Указ. соч. С.294.

По материалам письма провели проверку, которая, в частности, выявила следующее: «… В Москве имеются 3 института психиатрии, 4 клиники и 5 нервно-психиатрических больниц. В руководстве всех этих учреждений, за исключением одного института, стоят врачи еврейской национальности. По отдельным научным психиатрическим институтам и лечебным учреждениям состав научных работников и врачей следующий: в Центральном институте психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР (директор Посвянский) имеется 65 научных сотрудников, из них евреев 43 человека, из которых 28 чел. состоят в должности старшего научного сотрудника; в Центральном научно-исследовательском институте судебной психиатрии им. Сербского (директор Фейнберг) из 82 научных сотрудников 52 по национальности евреи, причем все руководящие и административные должности института заняты евреями; в клинической психиатрической больнице им. Ганнушкина (главврач Посвянский) из 35 врачей евреев — 21, в психиатрической больнице им. Кащенко из 79 работающих врачей 43 еврея, в клинике нервных болезней 1-го Московского медицинского института из 10 человек научных сотрудников — 8, в клинике нервных болезней 2-го Московского медицинского института (заведующий кафедрой проф. Гринштейн) из 7 преподавателей — 4 еврейской национальности.

Правильным также является утверждение автора письма, что психиатрическую помощь по Министерству здравоохранения СССР, Министерству здравоохранения РСФСР, Мособлздравотделу возглавляют лица еврейской национальности».*1

Непомерно высокая концентрация евреев в госаппарате, науке, культуре, искусстве служила питательной средой сионизма, развитие которого в послевоенный период протекало в два этапа.

На первом этапе организованная сионистская деятельность советских евреев развивалась в рамках так называемого Еврейского антифашистского комитета и акцентировалась главным образом на борьбе за создание еврейского государства на территории России.

На втором этапе развитие сионизма было связано с образованием в мае 1948 года еврейского государства в Палестине и поддержкой войны Израиля за вытеснение арабского народа с его территории. На этом этапе деятельность сионизма в СССР приобрела крайне агрессивный характер, открыто противопоставляя евреев всему советскому народу, и прежде всего русским.

Весьма показательно, что позиция Сталина в еврейском вопросе до осени 1948 года имела достаточно спокойный, сдержанный характер, без внешнего проявления какой-либо враждебности к этой нации. Отношение Сталина к евреям всегда носило принципиальный и идейный характер. Еще в 30-х годах Сталин возмущается космополитическим духом многих евреев, коробившим его патриотические чувства. Как отмечал Молотов, Сталин «был настороже в отношении евреев». Он не любил, когда евреи меняли свою фамилию на русскую и спрашивал: «А русской нации он не изменит?»*2

*1 Костырченко Г. Указ. соч. С.295. *2 Беседы с Молотовым. С.274, 276

После войны Сталин понял, что сионизм и космополитизм являются главными внутренними противниками Русского государства. Видя вокруг себя такое большое количество евреев на самых ответственных постах в госаппарате, науке, культуре, искусстве, он, возможно, вспоминал слова Т. Герцля по поводу тайной миссии сионистских организаций: «Настоящая организация не бравирует по поводу и без повода своими действительными возможностями. При нужде, однако, нельзя упускать из виду и эту форму демонстрации. Великая сила американской сионистской организации заключается в неисчислимости ее контактов и связей, в доскональной осведомленности о тех, кто распоряжается людскими ресурсами, являющимися базой этих контактов. Разве у англичан не возникла необходимость заполучить надежного информатора в Одессе, разве им не нужен был в Харбине довереннейший агент? А когда президент Вильсон потребовал в кратчайший срок представить ему обобщенную информацию в тысячу слов, детально излагающую, какие силы стоят за Керенским, пришедшим к власти в России?.. Все эти услуги обеспечил нью-йоркский (сионистский) центр, не претендуя ни на что, но получая многое — уважение и расположение деятелей, чьи подписи скрепляли великие дела. Тысячи сионистов работали повсюду и служили верно на своих глубоко эшелонированных позициях».*1

О том, что Сталин понимал угрозу сионизма, свидетельствует его дочь Светлана, которая однажды в конце 1948 года услышала от него такую фразу: «… Ты не понимаешь! Сионизмом заражено все старшее поколение (евреев. — О. П.), а они и молодежь учат… Сионисты подбросили и тебе твоего первого муженька.*2

После войны в Политбюро было 2 еврея — Каганович и Берия. Однако влияние евреев на высшую власть этим не ограничивалось. Такие ключевые фигуры советского руководства, как Молотов, Калинин, Ворошилов, Андреев, а также многолетний личный секретарь Сталина Поскребышев имели жен-евреек. Зятя-еврея имел Маленков.*3

*1 Цит. по: Костырченко Г. Указ. соч. С.130. *2 Аллилуева С. И. Двадцать писем к другу. М., 1990. С.149. *3 Костырченко Г. Указ. соч. С.131.

Сталин, говоря своей дочери о том, что старшее поколение евреев заражено сионизмом, имел в виду, конечно, примеры, с которыми сталкивался сам. На его глазах происходило перерождение некоторых еврейских большевиков в деятелей сионистского движения. Открывались настоящие корни большевистской идеологии, и за нагромождением партийных лозунгов высвечивались эгоистические национальные интересы еврейского народа. Шелуха партийных одежд сбрасывалась и вместо пламенного революционера-интернационалиста появлялся пламенный еврейский националист. Так, например, жена маршала К. Е. Ворошилова Голда Горбман — фанатичная еврейская большевичка — в дни создания Израиля изумила своих родственников фразой: «Вот теперь и у нас есть родина».

Одним из активистов еврейского националистического движения в СССР стала жена В. М. Молотова, член ЦК КПСС П. Жемчужина. Ее сионистские симпатии проявлялись еще до войны, когда ее даже хотели арестовать, но спасло вмешательство Берии.*1 Брат Жемчужиной был известным в еврейских кругах США капиталистом. А сама Жемчужина училась в гимназии вместе с будущим первым послом Израиля в СССР Голдой Меир. Очутившись в Москве, последняя не преминула восстановить старую связь. Они часто ходили друг к другу пить чай, много времени проводили вместе».*2 Жемчужина стала главным лоббистом сионистских кругов в СССР.

*1 Берия С. Указ. соч. С. 57-58. *2 Бережков В. Указ. соч. С. 360.

В начале 1942 года по инициативе Л. П. Берии, связанного с международными сионистскими организациями, был образован Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), ставший центром развития сионистского движения в СССР. Среди активистов этого комитета были еврейский артист С. М. Михоэлс (председатель), поэт И. С. Фефер (секретарь и одновременно тайный агент МГБ), директор института физиологии АН СССР Л. Штерн, поэт П. Маркиш, главный врач ЦКБ имени Боткина Б. Шимелиович, журналист Л. Тальми и др. Фактическим руководителем и правительственным куратором ЕАК стал старый еврейский большевик С. А. Лозовский.

С самого начала деятельность этого комитета приобрела националистический, а точнее, сионистский характер, ибо все его руководители были единодушны в вопросе о необходимости создания на территории Русского государства еврейской республики. Сам замысел образования такой республики на территории Русского государства являлся преступлением против Русского народа, так как посягал на его волю и суверенитет.

Как позднее показало следствие, разработка идеи создания еврейской республики в Крыму осуществлялась уже в 1943 году совместно с советскими и американскими сионистами, хотя инициатива, по-видимому, принадлежала последним. Американских сионистов в этом вопросе поддерживало правительство США. Руководитель сионистской организации «Джойнт» Д. Розенберг заявлял, что «Крым интересует нас не только как евреев, но и как американцев, поскольку Крым — это Черное море, Балканы и Турция».*1

Американские покровители обещают советским сионистам материальную помощь при организации еврейской республики. Хотя первоначально разрабатывались 2 варианта такой республики — крымский и немецкий (волжский). Как позднее показал на допросе один из руководителей ЕАК Фефер: «Мы уже знали о том, что из Крыма выселили часть населения и что будет ставиться вопрос о заселении его. Мы решили не писать письмо до тех пор, пока не поговорим с одним или двумя членами Политбюро, так как это очень серьезный вопрос, и до того, как писать письмо, мы попросились на прием к В. М. Молотову.*2 Он нас принял (меня, Михоэлса и Эпштейна). Там среди других вопросов мы поставили вопрос о создании еврейской республики в Крыму или на территории, где была республика немцев Поволжья. Тогда нам это нравилось и красиво звучало: «Где раньше была республика немцев, должна стать еврейская республика». Молотов сказал, что это демографически хорошо звучит, но не стоит ставить этого вопроса и создавать еврейскую республику на этой территории, так как евреи народ городской и нельзя сажать евреев на трактор. Далее Молотов сказал: «Что касается Крыма, то пишите письмо, и мы его посмотрим». После этого мы посоветовались с Лозовским. Мы посоветовались с Юзефовичем, Шимелиовичем и показали проект письма Маркишу. Текст письма, как видите, получился неудачным. Здесь сказалась больше наша психика, чем сознание. По сути говоря, это националистическая затея, и в этом я признаю себя виновным».*3

*1 Неправедный суд. С.25. *2 Прием был организован с помощью жены Молотова активистки ЕАК П. Жемчужиной. *3 Неправедный суд. С.28.

15 февраля 1944 года на имя Сталина поступило письмо с предложением о создании на территории Крыма Еврейской социалистической республики, подписанное руководством Еврейского антифашистского комитета: С. М. Михоэлсом, Ш. Эпштейном, И. С. Фефером (под редакцией С. А. Лозовского).

Однако Сталин отклонил это посягательство еврейских националистов на суверенные права Русского народа. Как позднее вспоминал Н. С. Хрущев: «Когда из Крыма выселили татар, тогда некоторые евреи начали развивать идею о переселении туда евреев, чтобы создать в Крыму еврейское государство. А что это было бы за государство? Это был бы американский плацдарм на юге нашей страны. Я был против этой идеи и полностью соглашался в этом вопросе со Сталиным. Нельзя идти на поводу у даллесов, которые не прочь бы создать плацдарм против нас».*1

Несмотря на то что члены ЕАК совершили государственное преступление, Сталин тогда не стал их наказывать, так как это могло испортить его отношения с союзниками. Тем не менее он ничего не забыл и не простил, вернувшись к этому случаю в 1948 году, в период возникновения государства Израиль в Палестине. Роковая идея поддержать создание государства Израиль за счет территорий арабских народов ради торжества сионизма была подсказана Сталину скорее всего Л. П. Берией, находившимся, по признанию его сына, в близких контактах с деятелями сионистского движения. Берия убеждал Сталина, что очень большое число людей еврейской национальности, включая техническую интеллигенцию, рассеяно по всему миру и в интересах Советского Союза этих людей сделать своими союзниками. Создание еврейского государства, утверждал Берия, станет актом восстановления исторической справедливости, а поддержка Советского Союза будет воспринята с благодарностью.*2

*1 Источник. 1994, N 3. С.99. *2 Берия С. Указ. соч. С.339.

В заявлении руководителя советской делегации А. А. Громыко на Генеральной Ассамблее ООН 20 апреля 1948 года, подготовленном еврейскими большевиками (Б. Е. Штейном и др.), говорилось: «Тяжелые жертвы, которые понес еврейский народ в результате произвола гитлеровцев в Европе, еще больше подчеркивают необходимость для евреев иметь свое собственное государство и справедливость требований о создании самостоятельного еврейского государства в Палестине».

СССР был первой страной, официально признавшей незаконно возникшее на арабской территории сионистское государство. Образование Израиля сразу же привело к войне в Палестине и вытеснению из нее около 500 тыс. арабов. По указанию Сталина на помощь Израилю через Чехословакию было направлено оружие. 12 июля израильская газета «Кол-Гаам» сообщила, что «транспорты оружия, которые прибыли в нашу страну в первые недели существования государства Израиль, дали возможность нашему государству устоять».

Дело дошло до того, что по инициативе еврейских большевиков выдвигается предложение решить арабо-израильский конфликт за счет СССР и Русского народа. Постоянный представитель Украинской ССР в Совете Безопасности ООН еврейский большевик Д. 3. Мануильский осенью 1948 года предлагал переселить палестинских арабов-беженцев (свыше 500 тыс. человек) в советскую Среднюю Азию и создать там арабскую союзную республику или автономную область.*1

Сталин рассчитывал, что Израиль станет форпостом СССР на Ближнем Востоке и поможет ему закрепиться на Средиземном море.

Однако уже во 2-й половине 1948 года стало ясно, что Израиль не собирается ориентироваться на СССР, а находится в тайном союзе с США, Англией и другими странами. Полученные советской разведкой документы свидетельствовали, что правительство Израиля однозначно заняло прозападную, проамериканскую позицию, враждебную СССР.

Более того, Сталин вскоре понял, что политика поддержки Израиля усиливает позиции националистических еврейских организаций, а также провоцирует сионизацию советских евреев, «вдруг почувствовавших себя неотъемлемой частью международного еврейства».

В связи с образованием Израиля Еврейский антифашистский комитет направляет его временному президенту приветственную телеграмму, в которой поддерживаются массовые убийства арабов на захваченных у них территориях. Еврейские активисты шлют в ЕАК предложения о сборе средств на закупку вооружения для израильской армии и направлении добровольцев на войну против арабов. Поддерживается идея создания на базе ЕАК Еврейского комитета помощи борцам за независимость Израиля.

В те дни в ЕАК приходили Д. А. Драгунский (тогда еще полковник) и сионистский активист И. Г. Рогачевский, предлагавшие сформировать для отправки в Палестину специальную еврейскую дивизию. «Сейчас, — писал в ЕАК сионистский активист Ю. Б. Шмерлер, — когда борьба идет не на жизнь, а на смерть, когда война становится все более ожесточенной, когда льется кровь наших братьев и сестер, когда арабские фашистские банды…хотят задушить, потопить в крови героический еврейский народ, мы, советские евреи, не можем молчать и сидеть в ожидании. Мы должны активно помочь беззаветным героям добиться победы, а активно участвовать — это бороться, сражаться плечом к плечу с нашими братьями. Это наш священный долг. Когда идет священная отечественная война, нельзя ждать, нужно воевать».*2

*1 Костырченко Г. Указ. соч. С. 110-111. *2 Цит. по: Костырченко Г. Указ. соч. С. 113.

Из этого письма ясно, каким кровожадным духом были охвачены еврейские националисты в СССР.

По стране проходят массовые сионистские демонстрации. В связи с созданием Израиля в июне 1948 года московская хоральная синагога организовала торжественное богослужение, на котором присутствовало 10 тыс. человек. Молящиеся заполнили не только помещение синагоги, но и улицы, ведущие к ней. Внутри синагоги были вывешены плакаты, на некоторых из них написано: «Еврейский народ жив», «14 мая 1948 года провозглашено Государство Израиль». Такие же богослужения прошли тогда в Ташкенте, Черновцах и других городах.*1

Еще более широкомасштабная сионистская демонстрация прошла в Москве осенью 1948 года. Связана она была с посещением московской синагоги первым послом Израиля в СССР Голдой Меир и членами израильского дипломатического представительства на еврейский Новый год 4 октября 1948 года. Около синагоги собралось 30 тыс. евреев, большая часть которых желала уехать в Израиль. Расследование показало, что в манифестации участвовали не только московские евреи, но и приехавшие из самых отдаленных местечек СССР. Выяснилось, что собравшиеся евреи являются частью неформальной организации с хорошей системой взаимного оповещения, позволившей в короткий срок (без всякой официальной информации в газетах и по радио) собрать в одном месте десятки тысяч человек. По сути впервые советское правительство узнало о существовании в СССР массового сионистского подполья, во многом враждебного СССР и явно ориентировавшегося на западный мир.

Весьма характерно для этого времени, что сионисты и еврейские большевики нередко существовали в одном лице. Так, воронежский раввин Шиф не прекращал своей антирусской деятельности и даже усилил ее, вступив в КПСС и достигнув там должности второго секретаря самаркандского горкома. Конечно, главное свое призвание он скрывал. Днем он вел коммунистическую пропаганду, а по вечерам в узком кругу доверенных местных евреев «раввинствовал».*2

*1 Костырченко Г. Указ. соч. С. 112. *2 Известия. 10.6.1994.

В Сталинске в ноябре 1949 года на квартире некоего Израиля Рапопорта была раскрыта нелегальная синагога, созданная еще в 1942-1943 годах евреями, эвакуированными из западных областей Малороссии, Белоруссии, Прибалтики, беженцами из Польши и местными жителями. После того как в 1945-1946 годах произошла репатриация польских граждан и многие из эвакуированных советских евреев возвратились обратно в европейскую часть СССР, руководство синагогой перешло к тем, кто жил в Сталинске постоянно, — Рапопорту, Левенсону, Шильдкрауту.

Было установлено, что многие руководители-евреи, работавшие на Кузнецком металлургическом комбинате (КМК), в том числе заместитель директора Я. Г. Минц, главный прокатчик С. А. Либерман, начальники финансового отдела С. 3. Аршавский, отдела снабжения Надот, отдела оборудования — Уральский-Троцкий, планового отдела-Г. Ш. Зельцер, отдела технического контроля — А. Я. Дехтярь и другие, через своих жен и родственников передавали денежные взносы синагоге. Собранные средства шли на вспомоществование нуждавшимся евреям, и в первую очередь тем из них, кто оказался в лагерях, тюрьмах и ссылке. Еврейская община, объединившаяся вокруг городской синагоги, несмотря на свое нелегальное положение, действовала довольно активно. В 1948 году она направила даже свою делегацию в Москву для встречи прибывавшей в Советский Союз Голды Меир. В 1949 году община насчитывала более 70 активных членов.*1

Сионистские организации существовали на целом ряде промышленных предприятий, в руководстве которых находились евреи. Особенно большая сионистская ячейка находилась на знаменитом Московском автомобильном заводе имени И. В. Сталина (ЗИС). Сионистские сборища проводились в кабинетах некоторых руководителей-евреев. На них, в частности, обсуждались планы создания еврейского государства на территории России и заявлялось: «Советским евреям не нужен маленький неблагоустроенный Биробиджан. Это унизительно для еврейского народа. Нужно создать союзную еврейскую республику в Крыму или на территории бывшей Республики немцев Поволжья».*2

*1 Костырченко Г. Указ. соч. С. 274. *2 Там же. С. 266.

Сионистская организация ЗИСа устраивала, в частности, коллективные походы в театр Михоэлса, на похороны которого в январе 1948 года евреи-автозаводцы послали свою делегацию. В мае того же года еврейские рабочие и инженеры этого предприятия направили в Еврейский антифашистский комитет телеграмму, в которой были и такие строки: «От глубины души приветствуем образование государства Израиль. Еврейский народ наравне со всеми другими народами имеет полное право на независимость и свободное развитие».

Сионистские настроения в СССР все более усиливались, и как следствие этого среди евреев росла враждебность к России и Русскому народу, якобы угнетающему «людей Израилевых». Параллельно среди евреев возрастают симпатии к США как стране, где евреям даны все права.

Весьма характерно эти настроения проявились в еврейском театре, ставшем в это время своего рода барометром сионизации. «Еврейский Драматический театр в БССР, — отмечалось в аналитических материалах, направленных 6 февраля 1949 года руководителями БССР в ЦК партии, — до последнего времени вел идеологически неверную репертуарную политику… В ряде своих постановок (например, в пьесе Галкина «Музыкант») театр изображал Америку «обетованной страной», в которой только и могут расцветать и находить применение еврейские таланты. Театр поставил по Шолом-Алейхему «Блуждающие звезды» (в постановке И. Добрушина), в которой извратил содержание произведения Шолом-Алейхема, пропагандировал проамериканские настроения, ставил своей целью внедрить в сознание еврейского населения мысль, что еврейский театр — не обычное культурное учреждение, а центр особого «еврейского дела».

Пропаганда этого особого «еврейского дела» приобретает характер противопоставления его социалистическим интересам трудящихся всех других национальностей СССР. Среди работников театра длительное время распространялись националистические настроения, будто бы русские и белорусы повинны в смерти тысяч евреев, так как не защитили их от немцев и помогали немцам в истреблении евреев. Особенно усилились такие клеветнические измышления после пребывания в Минске лидера еврейских националистов Михоэлса».*1

Цит. по: Костырченко Г. Указ. соч. С.163.

В Большом театре Союза ССР еврейские националисты переиначили на свой лад либретто оперы К. Сен-Санса «Самсон и Далила» (готовилась к постановке в 1950 году), превратив ее в своего рода сионистский агитационный материал. Как справедливо отмечалось в заключении экспертов, «в опере безусловно имеются мессианские, библейско-сионистские черты… Новый текст оперы, улучшенный в стилистическом отношении, идеологически по-прежнему остается весьма сомнительным. Больше того, основная тема гонимых и презираемых евреев, мстящих за свою судьбу, в некоторых случаях оказалась усиленной… В новом тексте либретто резче, острее противопоставлены два лагеря — евреи и филистимляне. Так, например, Далила «повышена в ранге» и действует вместе с верховным жрецом филистимлян. Евреи, во главе с Самсоном, «снижены» во второй половине оперы до положения рабов. Но это только сильнее подчеркнуло мессианские мотивы и слова еврейского старейшины, обращенные к евреям «как поучение толпящимся вокруг молодым»: «Пусть око за око, зуб за зуб! _Да будет так_до_срока_дней! _» (здесь и далее выделено в мною. — О. П.), приобретают совершенно определенный символический смысл. Можно привести еще целый ряд примеров из текста либретто, вызывающих аналогичные ассоциации: хор евреев «Настало наше время», проходящий лейтмотивом в финале первого акта, монолог Самсона, указывающего на «гриву назорея» — символ могущества древних евреев, или, например, такие «вещие» слова Самсона, обращенные к филистимлянам: «_Но _тысячи_нас_и_тьма_нас_и_всех_ты_не_сочтешь_«. В тексте встречается большое количество слов-символов из Библии и древнееврейского эпоса, например, «земля Ханаанская», «назореи», или в начале второй картины: «Празднуй, Израиль, солнце вновь засияло. Пал извечный твой враг». Следует… указать, что замена в большинстве случаев многократно повторяющегося в старом тексте либретто слова «Израиль» — «Адонаем» не меняет дела, ибо Адонай — это только вариант древнееврейского слова «господь», «господин». Даже самый финал оперы вызывает большое возражение. Если в старом тексте Самсон обращался к Богу и просил Его дать силы разрушить храм, чтобы за Него (Бога) отомстить, то в новом тексте заключительные реплики Самсона приобретают опять-таки многозначительное, символическое значение: «Пришла, пришла пора отмщенья! » Все эти примеры… вызывают большое сомнение в целесообразности постановки этого произведения с таким текстом на сцене Большого театра. Постановка этой оперы, отдельные ее эпизоды могут сыграть отрицательную роль… стимула для разжигания сионистских настроений среди еврейского населения, особенно если учесть некоторые известные факты последних лет».*1

*1 Костырченко Г. Указ. соч. С.225.

Взгляды многих представителей еврейской интеллигенции носили агрессивный националистический характер. Весьма показательны в этом смысле сообщения тайного агента МГБ (по кличке Зорин), еврейского поэта И. С. Фефера по поводу высказываний некоторых деятелей ЕАК: «Националистические взгляды (Я. Г. Этингера. — О. П.) полностью разделяли академик Б. И. Збарский, профессор 2-го Московского медицинского института А. Б. Топчан, руководитель клиники лечебного питания М. И. Певзнер, главный терапевт Советской Армии М. С. Вовси… Этингер весьма недоволен тем, что Советский Союз не оказывает помощи государству Израиль, и обвинял Советское правительство в том, что оно ведет якобы враждебную политику в отношении евреев. Он говорил: «Мои друзья (имея в виду Збарского, Певзнера и Других лиц, мною названных выше) просто удивлены этим невозможным положением. Евреи всего мира помогают воинам Израиля… а мы лишены этой возможности. Если Советское правительство не хочет помогать израильским евреям, пусть оно разрешит нам это сделать»».

Осенью 1948 года Сталин понял огромные масштабы сионистского подполья в СССР, угрожающего самим основам Русского государства.

В условиях холодной войны, которую западный мир вел против России, еврейские националистические организации, ненавидевшие русских и симпатизировавшие Америке, представляли собой «пятую колонну» Запада, готовую ударить в спину Русского народа.

По указанию Сталина МГБ начинает операцию по ликвидации сионистского подполья в СССР. Зимой 1948-1949 годов производятся аресты многих еврейских националистов, действовавших, как правило, под крышей разных гуманитарных организаций. 13 января 1949 года Г. М. Маленков вызвал к себе С. А. Лозовского и в присутствии председателя Комиссии партийного контроля М. Ф. Шкирятова потребовал объяснение по поводу письма Сталину, направленного руководством ЕАК о создании в Крыму еврейской республики. Осенью этого же года Лозовского арестовали.

За 1948-1952 годы по делу Еврейского антифашистского комитета были арестованы свыше 100 человек, 10 из них приговорены к расстрелу, 20-к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.*1

*1 Берия С. Указ. соч. С.342.

В тюрьме оказались руководители подпольной синагоги в Сталинске, сионистской организации Московского автомобильного завода и других подобных подпольных заведений. Специальным закрытым постановлением ликвидировались ставшие очагами сионистской идеологии еврейские театры в Москве, Киеве, Минске и Черновцах. Некоторое число активистов еврейского националистического движения уволили с работы. Однако по сравнению с действительным числом участников сионистского движения масштабы репрессий были незначительны — сказывалось то, что большинство еврейских националистов имело высокопоставленных покровителей в правительстве и госаппарате. В высших эшелонах власти никто, кроме П. Жемчужиной, не пострадал, да и она отделалась только ссылкой.

Новая волна репрессий в отношении активистов сионистского подполья ожидалась в связи с так называемым делом врачей.

Дело это имело под собой серьезное основание в загадочной смерти ближайшего соратника Сталина А. А. Жданова. Электрокардиограмма Жданова констатировала инфаркт миокарда. Однако кремлевские врачи упорно настаивали на диагнозе: «функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической болезни». И вместо того чтобы лечить больного от инфаркта, лечили его от гипертонии, став таким образом виновниками его смерти. Сейчас уже не определить, было ли это задумано самими врачами или главную роль здесь сыграл Берия, но 31 августа 1948 года Жданов умер. Уход его изменил соотношение сил в политическом руководстве в пользу еврейских большевиков и сионистского подполья.

Заведующая кабинетом электрокардиографии кремлевской больницы Л. Ф. Тимашук, имевшая непосредственное отношение к лечению Жданова, открыто обвинила руководство больницы в неправильном лечении и смерти Жданова, написав об этом Сталину. Еврейские врачи кремлевской больницы стали преследовать Тимашук, заставляя отказаться от сделанного ею правильного диагноза, а когда это не получилось, уволили ее. В 1952 году, отталкиваясь от диагноза Тимашук, следственные органы под руководством М. Д. Рюмина выявили серьезные нарушения в организации лечения членов правительства и других лиц, принадлежащих к высшим эшелонам власти.

В январе 1953 года в советских газетах было опубликовано сообщение ТАСС, ставшее важным документом эпохи:

«АРЕСТ ГРУППЫ ВРАЧЕЙ-ВРЕДИТЕЛЕЙ

Некоторое время тому назад органами Государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза.

В числе участников этой террористической группы оказались: профессор Вовси М. С., врач-терапевт; профессор Виноградов В. Н., врач-терапевт; профессор Коган М. Б., врач-терапевт; профессор Коган Б. Б., врач-терапевт; профессор Егоров П. И., врач-терапевт; профессор Фельдман А. И., врач-отоляринголог; профессор Этингер Я. Г., врач-терапевт; профессор Гринштейн А. М., врач-невропатолог; Майоров Г. И., врач-терапевт.

Документальными данными, исследованиями, заключениями медицинских экспертов и признаниями арестованных установлено, что преступники, являясь скрытыми врагами народа, осуществляли вредительское лечение больных и подрывали их здоровье.

Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно злодейски подрывали здоровье последних, умышленно игнорировали данные объективного обследования больных, ставили им неправильные диагнозы, не соответствовавшие действительному характеру их заболеваний, а затем неправильным лечением губили их.

Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью товарища А. А. Жданова, неправильно диагностировали его заболевание, скрыв имевшийся у него инфаркт миокарда, назначили противопоказанный этому тяжелому заболеванию режим и тем самым умертвили товарища А. А. Жданова. Следствием установлено, что преступники также сократили жизнь товарища А. С. Щербакова, неправильно применяли при его лечении сильнодействующие лекарственные средства, установили пагубный для него режим и довели его таким путем до смерти.

Врачи-преступники старались в первую очередь подорвать здоровье советских руководящих военных кадров, вывести их из строя и ослабить оборону страны. Они старались вывести из строя маршала Василевского А. М., маршала Говорова Л. А., маршала Конева И. С., генерала армии Штеменко С. М., адмирала Левченко Г. И. и других, однако арест расстроил их злодейские планы, и преступникам не удалось добиться своей цели.

Установлено, что все эти врачи-убийцы, ставшие извергами человеческого рода, растоптавшие священное знамя науки и осквернившие честь деятелей науки, состояли в наемных агентах у иностранной разведки.

Большинство участников террористической группы (Вовси М, С., Коган Б. Б., Фельдман А. И., Гринштейн А. М., Этингер Я. Г. и др.) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах. На самом же деле эта организация проводит под руководством американской разведки широкую шпионскую, террористическую и иную подрывную деятельность в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе. Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву «об истреблении руководящих кадров СССР» из США от организации «Джойнт» через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса.

Другие участники террористической группы (Виноградов В. Н., Коган М. Б., Егоров П. И.) оказались давнишними агентами английской разведки.

Следствие будет закончено в ближайшее время»

В такой обстановке в среде близкого к кремлевским кругам еврейства было составлено коллективное письмо в редакцию газеты «Правда», в котором «кремлевские евреи» решительно отмежевывались от своих соплеменников — врачей, обвиненных в участии в антиправительственном заговоре. Письмо подписали десятки известных еврейских общественных деятелей, в том числе литератор Д. Заславский, историк И. Минц, философ М. Митин, генерал Д. Драгунский, композитор М. Блантер, писатель В. Гроссман.

Кроме этого письма существовало и другое, которое составил И. Эренбург, предназначенное лично Сталину. В этом письме еврейский писатель пошел еще дальше, чем вышеуказанные «кремлевские евреи», и требовал у советского правительства как можно строже наказать «врачей-убийц», опозоривших еврейский народ. Эренбург и другие подписанты этого письма верноподданнически просили Сталина «милости» — депортировать всех евреев из Москвы и других городов в Биробиджан, с тем чтобы спасти их от справедливого гнева советского народа.*1 Сбором подписей под письмом-обращением о депортации евреев на восток страны занимался лично Л. М. Каганович.

*1 См. воспоминания Э. Маркиш «Столь долгое возвращение» (Тель-Авив, 1989); впоследствии Эренбург свое предложение о депортации евреев пытался лживо представить как идею, принадлежавшую лично Сталину. Однако не существует ни одного документа, подтверждающего эту ложь. Даже Л. М. Каганович в своих воспоминаниях категорически отвергал распространяемый среди евреев слух о том, что незадолго до смерти Сталин принял решение о выселении всех евреев в Биробиджан (Чуев Ф. Так говорил Каганович. М., 1994. С.175-176). *2 Миннинберг Л. Л. Советские евреи в науке и промышленности СССР в период второй мировой войны (1941-1945). М., 1995. С.230. *3 Это признавали даже еврейские исследователи. Так, в книге Г. Костырченко «В плену у красного фараона» указывается, что профессор Виноградов в своей записке Берии от 27 марта 1953 года писал: «Все же необходимо признать, что у А. А. Жданова имелся инфаркт, и отрицание его мною, профессорами Василенко, Егоровым, докторами Майоровым и Карпай было с нашей стороны ошибкой. При этом злого умысла в постановке диагноза и метода лечения у нас не было» (С. 315). Таким образом, сведения, сообщенные Тимашук следствию в 1952 году о болезни и лечении Жданова, носили достаточно квалифицированный и в значительной мере обоснованный характер. Тем более, что 29 августа главный терапевт Минздрава СССР, профессор П. Е. Лукомский, дал заключение, подтверждающее диагноз Тимашук. *4 Сталин, возвысивший Рюмина до генеральского звания и должности зам. министра МГБ, быстро разочаровался в нем. На деле Рюмин оказался не способным разобраться в сложных хитросплетениях заговорщической деятельности иностранных спецслужб с сионистскими и масонскими кругами. Дальше общих посылок и эмоциональных выводов Рюмин не сумел продвинуться. А Сталин ждал от него конкретных сведений, раскрытия связей, источников финансирования и планов сионистского и масонского подполья. Убедившись, что от Рюмина большего не добиться, он приказывает «убрать шибздика». Рюмина «перекидывают» на рядовую должность в Министерство госконтроля. На этой должности его и арестовали.

Впрочем, «дело врачей» не было расследовано до конца. Предварительные итоги свидетельствовали о том, что лечение многих лиц велось действительно неправильно.

Был ли здесь злой умысел или просто преступная некомпетентность еврейских врачей, предстояло еще выяснить. В ходе первых допросов выявились связи многих обвиняемых с сионистским подпольем, их активные националистические симпатии. Сразу после смерти Сталина дело закрыли, а человека, который больше всего мог бы рассказать о нем, — М. Д. Рюмина, по указанию Берии спешно расстреляли.

С апреля 1953 года в такой же спешке стали отпускать на свободу всех осужденных участников сионистского подполья и еврейских националистических организаций. Освобождены были и врачи, чья некомпетентность (или злой умысел?) привела к смерти нескольких человек; их даже не лишили права медицинской практики.

т2.238-256

***

Сразу же после войны происходит консолидация антирусских сил, организованным ядром которых становится объединение критиков при Всероссийском театральном обществе, а также часть руководства Союза советских писателей, в том числе некоторое время К. Симонов*1 и руководитель комиссии по драматургии А. А. Крон (Крейн). За спиной этих сил стояли Каганович и Маленков, всецело связавшие свою жизнь с еврейским большевизмом и люто ненавидевшие всякое проявление русского духа.

Впоследствии он изменил свою позицию: в мартовском номере «Нового мира» за 1949 год появилась его статья, направленная против театральных критиков — «антипатриотов», идейным руководителем которых, по мнению Симонова, был В. Шкловский с его книгой «Гамбургский счет».

Понимая, что открытые нападки на Русский народ в новых условиях невозможны, космополитические силы выбирают обходный пути распространяют ядовитую ложь о нашей Родине, стремятся принизить значение России в мировой культуре, всяческим образом преувеличивают достижения Запада.

В отношении русских писателей космополитические силы составляют настоящий заговор, целью которого было установление полного контроля над русской литературой. Ведется закулисная интрига по дискредитации таких русских писателей, как А. Фадеев (тогда руководитель Союза советских писателей), А. Суров, М. Бубеннов, А. Первенцев, Б. Ромашов, А. Софронов. Осенью 1948 года проходит творческая конференция, посвященная спектаклям, поставленным московскими театрами к 31-й годовщине Октябрьской революции. На этой конференции в присутствии высокопоставленных руководителей ЦК выступает некто А. Борщаговский, построивший свой доклад как откровенный донос на русских писателей, обвиняя их в духе еврейских большевиков в идеологических ошибках. Интриганы-космополиты стремились всеми силами заменить руководство Союза советских писателей, и прежде всего Фадеева на К. Симонова. Активную роль в этой интриге кроме Борщаговского играл целый ряд критиков еврейского происхождения.*1

В тех условиях попытка еврейских большевиков и космополитов в полной мере вернуть себе власть была чистой воды авантюрой. Русскогосударственные тенденции, сложившиеся в обществе, могли быть подорваны только смертью Сталина, твердо сделавшего ставку на державные традиции Русского народа.

Попытки интеллигенции «малого народа» явочным порядком осуществить свой «ренессанс» после войны натолкнулись на противодействие русских патриотов. Мысль о необходимости вести непримиримую борьбу с космополитической «безыдейщиной» была высказана самим Сталиным. По его поручению Жданов проверяет деятельность двух известных литературных журналов «Звезда» и «Ленинград». На основании этой проверки в 1946 году было подготовлено специальное постановление ЦК ВКП(б), в котором в рамках привычной фразеологии о классовых принципах и борьбе пробивалась совершенно новая тенденция борьбы против космополитизма и антипатриотизма в русско-советской культуре.

т2.256-257

***

Антипатриотические, космополитические настроения деятелей культуры «малого народа» усилились в период обострения холодной войны Запада против СССР и образования государства Израиль. Большая часть так называемых космополитов принадлежала к еврейской национальности и, как правило, была связана с сионистским подпольем. Многих из них отличали откровенное преклонение перед Западом и восхищение деятельностью Израиля, осуществлявшего геноцид арабского народа. Такое националистическое пристрастие придавало их борьбе с русскими патриотами особо нетерпимый характер.

Делаются неоднократные попытки наступления на русский патриотизм. Небезызвестный русофоб Д. Заславский и целый ряд ему подобных личностей ведут оголтелую кампанию против Достоевского. Злобным нападкам подвергаются Лесков и Бунин. Островский и другие русские драматурги вытесняются из театра, заменяясь переводными зарубежными пьесами. Все это делается под видом борьбы за советское интернациональное искусство, используя привычные заклинания о гегемонии пролетариата и социалистическом реализме. Тон этих критиков в отношении русской культуры был откровенно враждебным.

т2. 259-260

***

Корни космополитизма, отмечали тогда русские патриоты, следует искать прежде всего в еврейском национализме. Поэтому патриотическое движение в это время приобрело характер борьбы с еврейским засильем и сионистским подпольем.

В 1949-1952 годах антипатриоты в области культуры были в значительной степени вытеснены из редакций, театров и других учреждений. Многие космополиты, люди безыдейные и беспринципные, быстро перестроились и, не переставая в своей среде поносить все русское, объявили себя русскими патриотами. Так, например, один из идеологов космополитизма еврейский критик и русофоб Борщаговский написал даже патриотическую книгу «Русский флаг», хотя по-прежнему ненавидел Россию и ее народ.

т2.262

***

В течение суток с момента смерти Сталина Министерство госбезопасности и Министерство внутренних дел были объединены под руководством Берии, который тем самым получил в свои руки мощные рычаги влияния на партию и государство в борьбе за высшую власть. В интересах этой борьбы он сразу же под видом проверки и пересмотра «фальсифицированных» (?) дел устраняет из органов госбезопасности всех неугодных ему лиц. Одновременно безо всяких повторных расследований по чисто формальным признакам на волю выходят лица, осужденные за сионистскую деятельность, а также связанные с «мегрельским делом» и «делом МГБ».

Кроме сионистов по инициативе Берии на свободу из лагерей выпускается свыше миллиона уголовников — воров, насильников, мошенников, хулиганов. Русские люди были буквально терроризированы волной преступлений и хулиганств, захватившей многие местности страны. Все это создало напряженную и опасную обстановку, в условиях которой Берия и намеревался захватить власть, рассчитывая, по-видимому, опереться не только на официальные структуры МВД, но и на все антирусские и люмпен-пролетарские слои общества.

Собственно, идея устранения своих политических противников под видом борьбы с последствиями «культа личности Сталина» принадлежала не Хрущеву, а Берии. В апреле-июне 1953 года этот политический монстр выступает с предложениями по ликвидации ГУЛАГа и освобождении политзаключенных. Взяв инициативу в свои руки, Берия еще на апрельском пленуме ЦК 1953 года обрушивается с нападками по адресу Сталина и Игнатьева, обвинив их в злоупотреблении властью и фабрикации «дела врачей». Шаг этот, поддержанный Хрущевым, был необходим Берии для смещения Игнатьева с поста секретаря ЦК, курировавшего органы безопасности. Устранив Игнатьева, бывшего человеком Маленкова, Берия и Хрущев усиливали свои позиции в контроле над партией, а Маленков потерял свое руководящее положение в аппарате ЦК и уже фактически зависел от своих двух более ловких «товарищей». Однако, как справедливо отмечалось, Маленков «не понимал этого и преувеличивал свой авторитет, все еще думая, что он второй после Сталина человек в партии и государстве и что все, кто вокруг него, включая Президиум ЦК, заинтересованы в хороших с ним отношениях».*1 Однако в новых условиях каждый член Президиума, а особенно Берия и Хрущев, вынашивал собственные планы захвата власти.

Чтобы очернить своих политических противников, Берия фабрикует ряд скандальных обвинений по адресу умершего вождя. 2 апреля 1953 года он адресует в Совет Министров СССР докладную записку, в которой без привлечения конкретных доказательств утверждал, что известный сионистский деятель Михоэлс якобы был злодейски убит по приказу Сталина группой работников МГБ.

Старания Берии как можно скорее освободить и реабилитировать лиц, связанных с сионистской деятельностью, русские люди объясняли его еврейским происхождением и желанием угодить евреям. В связи с этим, видимо, по просьбе самого Берии, Хрущев направил закрытое письмо партийным организациям с требованием не комментировать опубликованное в печати сообщение МВД по «делу врачей» и не «обсуждать проблему антисемитизма на партийных собраниях».*2

*1 Судоплатов П. Указ. соч. С. 402. *2 Там же. С. 403.

Под гегемонией Берии новый правящий режим носит демонстративно антирусский характер. Уже в первые месяцы после смерти Сталина происходит смещение русских с руководящих постов. Хотя впоследствии акция эта приписывалась только Берии, осуществление ее, совершенно очевидно, не могло происходить без одобрения всего Политбюро.

По инициативе Берии осуществляется так называемая «коренизация» (привлечение только национальных кадров) партийно-государственного аппарата, а также дается предписание вести делопроизводство союзных республик на местном языке. Таким образом, русские лишались возможности участвовать в государственной и общественной жизни российских окраин и становились там вроде иностранцев или людей второго сорта.

Основные положения антирусской программы Берия изложил в докладе на заседании Президиума ЦК КПСС 12 июня 1953 года. Возражений ни у кого не было. Приняли постановление, в котором, в частности, сказано следующее: 1) обязать все партийные и государственные органы коренным образом исправить положение в национальных республиках — покончить с извращениями советской национальной политики; 2) организовать подготовку, выращивание и широкое выдвижение на руководящую работу людей местной национальности; отменить практику выдвижения кадров не из местной национальности; освобождающихся номенклатурных работников, не знающих местный язык, отозвать в распоряжение ЦК КПСС; 3) делопроизводство в национальных республиках вести на родном, местном, языке.

Введенный Сталиным список должностей в аппарате управления, которые предпочтительнее отдавать русским, по сути дела отменяется, а право выдвижения кадров на эти должности отдается на откуп националистам. Русских вытесняют с руководящих должностей. В Малороссии первого секретаря ЦК великоросса Мельникова заменяют малороссом Кириченко; в Латвии второй секретарь ЦК Ершов заменяется латышом Круминьшем. Как писал зампред КГБ СССР Ф. Бобков: «Если бы подобные перестановки проводились спокойно, без надрыва, они, возможно, даже могли получить поддержку у населения республики. Однако это перетряхивание кадров осуществлялось шумно, демонстративно и имело явно антирусскую направленность. Тех, кого освобождали от должности, грубо оскорбляли, не считаясь с тем, хорошо или плохо работал человек. Объективно это был поход против «чужаков», кампания по изгнанию русских из республик, что неизбежно вызвало всплески национальной вражды».*1 Таким образом, новое политическое руководство пересматривает политику Сталина на преобладание русских кадров в системе управления СССР. Более того, уже с середины 1953 года в недрах бериевской госбезопасности идет подготовка к осуществлению нового политического процесса, главными действующими лицами которого должны были стать русские кадры, и прежде всего те из них, на которые непосредственно опирался Сталин в последние годы своей жизни.

т2 294-297

***

Разрыв с патриотическим курсом Сталина ознаменовался резким оживлением космополитических, антирусских сил в общественных науках.

Снова начинаются гонения на историков-патриотов. Руководить журналом «Вопросы истории» в 1953 году назначается историк-космополит, приверженец антирусской школы М. Покровского А. М. Панкратова (получившая в этом же году звание академика АН СССР за свои абсолютно бездарные труды). Главными идеологами в области общественных наук становятся академики И. И. Минц и П. Н. Поспелов (Фогельсон).

Редактором правительственной газеты «Известия» становится молодой еврейский большевик, зять Хрущева Аджубей, «надменный временщик, и подлый, и коварный», «околорадский жук» (он был женат на дочери Хрущева Раде).

На посту президента Академии художеств русский художник А. М. Герасимов заменяется евреем Б. Иогансоном.

Зеленый свет дается детям и родственникам палачей Русского народа, подобных начальнику Особого отдела Чека М. С. Кедрову или организатору Чека М. И. Лацису. Сын Кедрова, например, становится академиком АН СССР по философии, а родственник Лациса — влиятельным журналистом. Снова на поверхности появляются имена родственников Свердлова, Антонова-Овсеенко, Окуджавы, Дзержинского и других кланов еврейских большевиков.

Снимаются все кадровые ограничения на прием в учреждения госаппарата, культуры, науки, искусства лиц еврейской национальности, и за короткий период степень еврейского засилья здесь достигает довоенного уровня.*1 Еврейский национализм, и прежде всего сионизм, приобретают воинствующий характер. На критику евреев и явлений еврейского засилья накладывается негласный запрет. Преследованию и увольнению с работы подвергаются все, кто пытается публично высказывать свое отношение к несправедливой практике приоритета еврейских кадров над русскими.

Игнорирование интересов Русского народа, вытеснение русских кадров из важнейших сфер деятельности общества лишили российский государственный корабль правильных ориентиров. Снова, как и в 20-е годы, происходит подмена интересов Русского народа некими космополитическими, интернациональными целями. Не без влияния таких партийных идеологов, как еврейские большевики Поспелов (Фогельсон) и Минц, Хрущев выдвигает утопическую идею «построения коммунизма за двадцать лет». Если для Хрущева это был прежде всего «красивый политический ход», то для еврейских большевиков и разного рода космополитов — попыткой вытеснения из общества русских национальных идей и русского патриотизма, полной дерусификации страны, превращение ее национальной идеологии в космополитическую утопию.

т2 307-308

***

Духовная и патриотическая цельность русского общества сознательно деформируется в пользу космополитической идеологии «малого народа». Начинает выходить из подполья и расширяться слой людей, у которых понятие русского патриотизма и величие Русского государства вызывали ненависть и активное неприятие. Постепенно формируются группы единомышленников, узнававших друг друга по общим символам. Хорошими в их понимании были те, кто любил Эренбурга, предпочитал иностранную литературу русской, увлекался фальшивой и деланной поэзией Евтушенко, Вознесенского, Рождественского. Плохими и отсталыми — кто восхищался Шолоховым и другими русскими писателями, считал себя патриотом, любил поэзию Есенина.

Еврейские литераторы, вроде того же Эренбурга, не стесняются выступать с нападками на русских писателей, привычно обвиняя их в антисемитизме. Их неудовольствие вызывают даже А. Т. Твардовский и А. И. Солженицын, которых они обвиняют во враждебности интеллигенции, имея в виду только интеллигенцию «малого народа».

Интеллигенция «малого народа» создает себе особый иллюзорный мир ориентированный на Запад. Духовным ценностям русской культуры, продолжавшим существовать в произведениях русских писателей, художников, она предпочитает вымышленный мир (удивительно напоминающий западный), куда она пытается поселить и нашего современника, своеобразно трактуются модные произведения тех лет «Алые паруса» и «Человек-амфибия». Проводится мысль, что все хорошее только за горизонтом, из нашей мрачной (русской) действительности можно уйти в прекрасный зарубежный мир, где «красивая жизнь», где «благородные дамы и господа» научат народ, как надо жить по-настоящему. Репертуар театров переполняют переводные зарубежные пьесы, которые с упоением и своеобразными акцентами и трактовками играют преимущественно еврейские актеры, смакующие бытовые подробности нездешнего мира.

Если в 20-30-е годы интеллигенция «малого народа» воспевала геноцид русских и восхищалась разрушением России, то после Сталина она по-прежнему привержена «героике» тех лет, но уже посматривает в сторону Запада и как бы духовно эмигрируют из России.

Именно на этой закваске возникает новая модификация идеологии «малого народа» — так называемое шестидесятничество. Движение это апеллировало к «золотой эре» советской власти, «двадцатым годам» и по своей сути было антирусским. Оно выступало не столько против советской системы, сколько против ценностей Русской цивилизации и Русского государства, частично возрожденных при Сталине.

Ортодоксальный большевизм и его новая модификация «шестидесятничество» были ветвями одного антирусского дерева. И тех, и других объединила общая ненависть к исторической России. Недаром в 60-е годы большевистский журнал «Октябрь» и орган либеральных шестидесятников «Новый мир» совместно ополчились на журнал «Молодая гвардия», робко отстаивавший русские национальные интересы.

Как в свое время советская интеллигенция 20-х годов призывала народ отречься от своего прошлого, порвать со своими темными предками, интеллигенция 60-х годов призывает отречься от сталинского прошлого, заклеймить своих отцов. Даже лучшие представители советской интеллигенции, такие, как К. Чуковский, не стеснялись заявлять об этом. В частности, в разговоре с редактором «Литературной газеты» он высказался так: «Я старый интеллигент, не могу сочувствовать тому, что происходит сейчас в литературе. Я радуюсь тому, что «дети» ненавидят «отцов»».*1

*1 Чуковский К. Указ. соч. С.340.

Волна огульного отрицания эпохи Сталина почти повально охватила советскую интеллигенцию, еще раз, таким образом. проявившую свой антирусский характер.

Ядром интеллигенции «малого народа» по-прежнему оставалось еврейство. Пользуясь поддержкой сверху, еврейские деятели открыто выступают против любых проявлений коренной русской культуры, настаивают на участии евреев в любом русском органе печати.

В конце августа 1956 года русский художник В. А. Серов напечатал в «Правде» статью, где пытался защищать национальные корни русского искусства. В ответ на его статью восстала вся еврейская публицистика, привычно обвиняя художника в черносотенстве и антисемитизме.

Обострение национальной борьбы среди интеллигенции в 1962 году привело к реорганизации газеты «Литература и жизнь» и созданию на ее основе газеты «Литературная Россия», что вызвало приступ откровенной злобы со стороны космополитических сил. В. Шкловский, С. Образцов, С. Щипачев демонстрировали свой протест против довольно робкой попытки русских писателей создать умеренный национальный орган, требуя ввести туда целую группу евреев, в частности, воинствующего еврейского националиста 3. Паперного. Образцов, напри-

мер, нагло заявил на совещании, что не будет сотрудничать с новой газетой, пока в ее редакции состоит писатель Г. М. Марков, обвинив его и многих других русских писателей в антисемитизме, угрожая им физической расправой.*1

В 60-х годах в московской организации Союза писателей 65% составляли евреи, кроме того, у многих русских писателей были жены еврейки.*2 Один из старейших русских поэтов той поры Иван Молчанов, когда литераторы «малого народа» исключили его из Союза писателей, дал по адресу К. Симонова такую телеграмму:

У каждой банды свой закон,

Свои пути, свои дороги.

Толстой от Церкви отлучен,

Я отлучен от синагоги.*3

Примерно такое же положение было в творческих Союзах художников, архитекторов, композиторов. Далекие от национальных интересов Русского народа, деятели этих Союзов стремились разрушить национальную самобытность России, административно, насильственно вытесняя ее космополитическими «идеалами».

*1 Чуковский К. Указ. соч. С.329. *2 Чивилихин В. Дневники… С.180. Жены-еврейки, в частности, были у К. Федина, В. Катаева, С. Щипачева, В. Вишневского (Минувшее //Исторический альманах. 1992, N8. С.397). *3 Шевцов И. Великое служение Отчизне //Молодая гвардия. 1996, N 9. С. 184

В этом вытеснении русской культуры невежество и малограмотность руководителей и чиновников хрущевского режима шло рука об руку с представителями интеллигенции «малого народа», поддерживавшими все антирусские начинания того времени.

т2.320-323

***

Самыми шумными кумирами «малого народа» в хрущевский период были несколько еврейских литераторов и один еврейский скульптор. Имена И. Эренбурга, Е. Евтушенко (Гангнуса), Б. Окуджавы, А. Вознесенского, В. Аксенова, Э. Неизвестного подавались русским людям как самые выдающиеся явления современности. Благодаря бесстыдной саморекламе и наглому нахрапу, эти творчески бесцветные личности сумели завоевать доверие коммунистического руководства, сочиняя дежурные партийные стишки вроде этих:

Я, — писал Евтушенко, — если мучат сомненья,

Ища от них исцеленья,

Иду ходоком к Ленину…

Или он же:

Не умрет вовеки Ленин

И Коммуна не умрет.

Или еще он же:

И пусть, не в пример неискренним,

рассчитанным чьим-то словам,

«Считайте меня коммунистом», все жизнь моя скажет вам.

Не обладая творческим талантом, эти деятели привлекали к себе внимание периодическими скандалами, которые сами организовывали вокруг своих имен. Будучи обычными прислужниками космополитического режима, они создавали себе образ «гонимых».

т2.327

***

Уже в 60-е годы США и западные спецслужбы создают себе единомышленников в лице так называемых диссидентов, значительная часть которых являлись генетическими наследниками палачей Русского народа, еврейских большевиков и масонов — Литвинова, Красина, Антонова-Овсеенко и др. Именно на осколки кланов еврейских большевиков ЦРУ возлагает особые надежды. Антирусская радиостанция «Свобода» и подобные ей формируют свои кадры преимущественно из евреев, обозленных потомков пламенных революционеров.

Потомки еврейских большевиков становятся главными исполнителями программы «психологической войны» против России. Участником разработки одной из таких программ был председатель Центрального объединения послевоенных эмигрантов (ЦОПЭ) писатель Г. П. Климов. Объединение это работало рука об руку с ЦРУ и на его деньги. В частности, был подготовлен так называемый Гарвардский проект «спасения страны от большевиков руками троцкистов и меньшевиков», как шутили в ЦРУ.*2 В 60-е годы главные органы психологической войны против СССР были забиты потомками советских и досоветских революционных деятелей, в основном еврейских большевиков.

т2. 359

***

Документы, доклады, выступления для Брежнева и некоторых других членов Политбюро готовились двумя группами приближенных лиц, преимущественно космополитической ориентации (не менее половины из них были евреи), среди которых особо следует назвать: А. Александрова-Агентова, Г. Э. Цуканова, В. Загладина, Г. А. Арбатова, Н. Н. Иноземцева, Е. М. Примакова, А. С. Черняева, А. Н. Яковлева, С. А. Ситаряна, Б. М. Сухаревского и др. В их числе особо выделялись ярый приверженец и защитник сионизма Бовин, *2 а также сторонник идеи мирового правительства, пропагандист космополитизма, агитатор за «манифест Эйнштейна-Рассела» Г. Шахназаров. Негласным вождем брежневских «спичрайтеров» был Ю. В. Андропов.

*2 Известия. 1989, N 239; Известия. 1990, N 26.

Это были, как правило, люди, антирусски настроенные, видевшие в отечественной истории сплошную черную дыру, презиравшие русские национальные традиции и обычаи. Симпатизируя западному образу жизни, они всяческим образом протаскивали его идеи, сначала популяризацией так называемой теории конвергенции, взаимосближения двух систем, а затем под видом концепции «общечеловеческих ценностей» (из нее позднее выросло горбачевское «новое политическое мышление»). Близко знавший их В. Афанасьев писал об одном из этих деяте-

лей: «Георгий Арбатов — академик, директор Института США и Канады, друг Киссинджера, советник и Брежнева, и Горбачева, и Ельцина. Большой недруг Советской Армии и военно-промышленного комплекса. Да, он друг Америки. А России? До сих пор не могу однозначно ответить на этот вопрос. Многое в нем настораживает».*1 Позднейшие события с полной ясностью определили позицию Арбатова как агента влияния США. В предисловии к его мемуарам, изданным в США, заместитель госсекретаря Тэлботт откровенно признает, что господин Арбатов стал другом Америки с 70-х годов. Созданный Арбатовым в 1967 году Институт США, состоявший в значительной степени из отпрысков партийных и советских чиновников (недаром его называли «позвоночным», т.е. на работу принимали только по звонку «сверху»), стал центром собирания антирусских сил и подготовки антипатриотических кадров.*2 В 1978 году Г. А. Арбатов лоббировал для США выгодный американцам проект «Северное сияние», который предусматривал постройку крупного газопровода из Западной Сибири до Архангельска и Мурманска, где предполагалось соорудить заводы по сжижению газа и отправке его на специальных танкерах в США. Российские специалисты доказывали, что в условиях агрессивной среды Севера основные сооружения планировавшегося газопровода должны были прийти в полную негодность как раз к тому времени, когда стоимость газопровода была бы оплачена поставками газа в США. России в наследство остались бы только разрушенная экология трассы, опасно изношенные трубы и компрессоры станции на грани остановки. К счастью, тогда этот проект удалось отклонить.*3

*1 Афанасьев В. Четвертая власть и четыре генсека. М., 1994. С.39. *2 Аналогичную роль с 1966 года играл также Институт мировой экономики и международных отношений с приходом туда директора Н. Н. Иноземцева, тоже «спичрайтера высшего руководства. В начале 80-х годов органы госбезопасности выявили в обоих институтах целую сеть ячеек, ведущих, как тогда говорили, «антисоветскую» (а правильнее — антирусскую) пропаганду. Некоторые сотрудники этих институтов работали на западные спецслужбы. *3 Леонов Н. С. Указ. соч. С.137-138.

Документы, подготавливаемые помощниками-космополитами Брежнева типа Арбатова, Бовина или Иноземцева с научной точки зрения являлись откровенной халтурой, созданной безответственными людьми с полным безразличием за судьбу государства, благу которого они должны бы были служить.

Составленные по определенной схеме, эти документы представляли собой набор привычных штампов. В них совершенно отсутствовал анализ. Зато в обязательном порядке заявлялось о «загнивании» капитализма и приводились липовые данные о «процветании» страны, «благосостоянии» трудящихся. В своем кругу помощники Брежнева не стеснялись смеяться над этой своей «работой». Тем не менее, когда речь заходила об их западнических, антипатриотических пристрастиях, их отношение к подготовке материалов становилось другим. С особой ненавистью помощники-космополиты относились к Сталину, постоянно стремясь ошельмовать его национальную русскую позицию.

т2.382-384

***

Попытки реформирования колхозно-совхозной системы, которые предпринимались партийными органами, только усугубляли положение и вели к дальнейшему раскрестьяниванию. Директивные установки тех лет требовали укрупнения русских сельских хозяйств, а также преобразования части колхозов в совхозы. Если перед смертью Сталина существовало 124 тыс. колхозов, то после смещения Хрущева 38 тыс., а в 70-е годы — 28 тыс.

Для механического укрупнения сельских хозяйств идеологи этой антирусской затеи предлагали изменить саму структуру расселения сельского населения. Для них не имело значения, что «устаревшая» структура расселения русских крестьян была связана для них с вековой историей их предков, могилами дедов и отцов, сложившимся традиционным укладом жизни. Искусственно укрупненным хозяйствам соответствовали механически укрупненные населенные пункты, а сотни тысяч небольших русских сел и деревень должны были погибнуть навсегда. Из среды еврейских большевиков выдвигается целый ряд «ученых», с готовностью обосновывающих эти чудовищные идеи. Одна из таких «ученых» Т. Заславская декларировала в 1970 году: «Необходимо активная целенаправленная работа по сселению мелких и мельчайших поселков… Задача заключается главным образом в том, чтобы найти оптимальные формы и методы сселения мелких поселков и благоустройства крупных сел, придать этому процессу планомерный и организованный характер… По нашим расчетам не менее половины существующих сельских поселков, где проживает до 30% населения, со временем должны быть ликвидированы или превращены в пункты сезонного пользования, а население их должно быть организованно переселено в перспективные села».

Невежественные заявления антирусских теоретиков по сути дела являлись призывами к погрому русской деревни. Сселение крестьян из «неперспективных» в «перспективные» села фактически вело к бегству крестьян из деревни вообще. Молодежь почти полностью отправлялась в город, а в «перспективную» деревню переезжали только пожилые люди. Само собой сокращались приусадебные участки, уменьшалось количество домашнего скота. Если в 50-х годах в личном хозяйстве крестьян было 19 млн. коров, то в 1964 году снизилось до 13 млн., а к середине 80-х -до 10 млн.

т2.387-388

***

В 70-е-начале 80-х годов наступление космополитических сил на русское патриотическое движение носило организованный характер и подготавливалось на самом верху, в окружении членов Политбюро Суслова и Андропова. Репрессивные меры против русских журналов «Молодая гвардия» и «Наш современник», проработка русских писателей и публицистов, судебное преследование патриотов не прекращались, поддерживаемые доносами интеллигенции «малого народа» и выступлениями западных средств массовой информации, координируемых западными спецслужбами.

Сигнал к травле русских патриотов дал агент влияния США, связанный с американскими спецслужбами, А. Н. Яковлев, занимавший в то время пост зам. зав. Отделом пропаганды ЦК КПСС. Этот махровый русофоб в статье на страницах «Литературной газеты» выдвинул против русского патриотического движения грозные политические обвинения, *2 которые по меркам того времени могли обернуться для «обвиняемых» арестом и судом. К счастью для патриотов, статья и обвинения в ней были составлены так бездарно и топорно, что по своей сути бросали вызов всей русской интеллигенции. Л. И. Брежнев, познакомившись со статьей, раздраженно заявил: «Этот говнюк хочет поссорить нас с интеллигенцией».

*2 Яковлев А. Н. Против антиисторизма //Литературная газета. 13.11.1972;

Космополитические силы в ЦК и правительстве препятствуют деятельности русских патриотических организаций, и прежде всего ВООПИКа, «Русского клуба», тормозятся или даже запрещаются публикации произведений русских писателей, философов и публицистов (в частности, А. Ф. Лосева, В. А. Солоухина, М. П. Лобанова и мн. др.).

В 1979 году усиливается организованное преследование русского издательства «Современник» (руководители Ю. Прокушев и В. Сорокин), ориентировавшегося на выпуск книг русских писателей-патриотов, «которым двери таких «русскоязычных» издательств, как «Художественная литература», «Советский писатель», были наглухо закрыты». Как писал И. Шевцов: «Это был настоящий подвиг патриотов, требовавший от них гражданского мужества, принципиальности, выдержки и стойкости в условиях ожесточенной идеологической борьбы с международной и внутренней сионистской кликой духовных и нравственных растлителей».*1 Русское издательство выпустило множество книг таких авторов, как В. Белов, В. Распутин, Ф. Абрамов, В. Шукшин, М. Лобанов.

«Чашу терпения» космополитической клики в ЦК КПСС переполнила публикация романа И. Шевцова «Набат», в котором был остро поставлен еврейский вопрос, подвергнуты критике сионистское подполье и его покровители в ЦК КПСС.*2 За этот мужественный гражданский шаг главный редактор издательства В. Сорокин был снят с работы, против него была развязана кампания грязной клеветы, на некоторое время фактически запрещен выпуск книг русских авторов.

*1 Молодая гвардия. 1996, N10.0.188. *2 Как писал русский историк С. Н. Семанов: «… Шевцов выпустил роман «Набат», где значился «вымышленный персонаж» Мирон Андреевич Серов, которого именовали «крупным государственным деятелем», — зашифровка имени Михаила Андреевича Суслова была слишком уж прозрачной. Далее в романе появлялась его супруга, директор медицинского заведения, которая покровительствовала «сионистам». Реальную супругу Суслова звали именно так, и она много лет возглавляла стоматологический институт» (Вече. 1994, N 52. С.122).

В декабре 1980 года без всяких объяснений с поста главного редактора «Комсомольской правды» снимается видный деятель русского патриотического движения писатель В. Н. Ганичев.

Следующий, 1981, год характеризовался усилением космополитического наступления на патриотические силы. В марте 1981 года Андропов направляет в Политбюро записку, в которой отмечает создание среди интеллигенции движения «русистов». «Под лозунгами защиты русских национальных традиций, — доносил глава КГБ, — они по существу занимаются активной антисоветской деятельностью». Андропов ставил вопрос о скорейшей ликвидации этого движения, угрожавшего, по его мнению, коммунистическим устоям больше, чем так называемые диссиденты.

По новому делу «русистов» уже в апреле 1981 года с поста главного редактора «Человек и закон» увольняется русский историк (в свое время заместитель председателя «Русского клуба») С. Н. Семанов. В августе арестовывается публицист А. М. Иванов, автор известных в патриотических кругах статей в журнале «Вече» и работ «Логика кошмара» и «Рыцарь неясного образа», в которых раскрывается преступная сущность большевистского руководства, а история компартии была справедливо показана как «непрерывная цепь заговоров, переворотов, грубого насилия, задуманных и осуществленных людьми, мечтавшими только о сохранении своей личной власти». Иванов был связан со многими представителями русской интеллигенции, в частности с художником И. С. Глазуновым и историком С. Н. Семановым. Путем подслушивания чекисты, в частности, установили, что Семанов призывал к борьбе с космополитическими силами, справедливо отмечая, что кончился «период мирного завоевания душ. Наступает революционный период… Надо переходить к революционным методам борьбы… Если мы не будем сами сопротивляться, пропадем». В марте 1982 года Семанов был схвачен и отвезен в Лефортово (после допроса отпущен). Вместе с Семановым пострадал еще один сотрудник журнала «Человек и закон» — Рыжиков, составивший ряд документов, в которых выдвигал требование «чистки» высшего партийного аппарата, засоренного сионистами и им сочувствовавшими.

В конце 1981 года космополитические власти разгромили редакцию журнала «Наш современник», уволив двух заместителей главного редактора, в том числе выдающегося русского публициста Ю. Селезнева (вскоре после этого скончавшегося).

На совещаниях в ЦК подвергаются критике такие выдающиеся книги русских писателей, как «Лад» В. И. Белова и «Память» В. А. Чивилихина. Слово «русский» как бы изымается из официального обихода. В «Правде» организуются выступления интеллигентов «малого народа против изучения русской истории и культуры. Осенью 1983 года в «Литературной газете» и «Вопросах литературы» ведутся нападки на ученых, изучающих творчество русских философов Соловьева, Федорова, Флоренского.

Кампания клеветы и травли организуется вокруг ВООПИКа. В 1982 году в официальной газете «Известия» публикуется статья «Пассы вокруг кассы», где Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры подается чуть ли не как преступный центр выкачивания народных средств для присвоения в личных интересах. Эта и последовавшие за ней публикации были направлены на подрыв престижа общественного участия в охране памятников Отечества.

В декабре того же года ВООПИК заставляют «добровольно» отказаться от взносов коллективных членов общества, которые служили основой его реставрационных расходов. В 1983 году ликвидируются производственные мощности ВООГТИКа. Таким образом, подрывается материальная база существования общества, сужается его самостоятельность в охране и восстановлении памятников. В следующем году ВООПИК лишают права вести самостоятельную работу по пропаганде знаний о памятниках истории и культуры, передав ее обществу «Знание».

И наконец, принимается решение о внесении изменений в закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры». В одной из статей аннулируется право ВООПИКа на согласование работ на территориях и в зонах охраны памятников, что привело к снижению законодательной требовательности в вопросах охраны памятников и умалению значения общества. Все это только усилило кризис в деле сохранения культурного наследия России.

В 1983 году космополитические силы организовали антирусский шабаш в связи с выходом в свет в журнале «Волга» (город Саратов) замечательной статьи М. П. Лобанова «Освобождение», которая была написана по поводу романа М. Алексеева «Драчуны», где рассказывалась правда о голоде 1933 года в Поволжье. В статье Лобанова впервые в русской публицистике в СССР осмыслялись масштабы и причины народной трагедии раскрестьянивания. Как писал современник, «эффект от статьи был ошеломляющим — словно в хорошо прогретое солнцем болотце вдруг плашмя упала откуда-то с неба огромная каменная глыба».*1

*1 Московский литератор. 21.4.1989.

Своей яростной реакцией по поводу статьи Лобанова космополитические силы фактически выдавали свою духовную связь с еврейскими большевиками, осуществлявшими геноцид русского крестьянства. По журналу «Волга», допустившему опубликование «крамольной» статьи, было принято решение Секретариата ЦК КПСС (на котором главную роль играл ставленник Суслова М. В. Зимянин), его главного редактора Н. Е. Палькина уволили.

Весьма характерно отношение Запада к преследованию русских патриотов. В отличие от диссидентов, которые на Западе воспринимались как друзья, русские патриоты рассматривались как враги. Западные средства массовой информации, координируемые и финансируемые спецслужбами, «Свобода», «Голос Америки», Би-би-си фактически подстрекали советские власти к преследованию патриотов и с удовлетворением воспринимали гонения на них. Особенно враждебно к русскому движению были настроены еврейские националистические органы и публицисты (например, А. Янов), которые открыто призывали к расправе с патриотами России.

В 70-е-начале 80-х годов возникла негласная спайка космополитических сил в партийных и советских органах и зарубежных русофобов.

Кампания против патриотов и всего русского, начинавшаяся в ЦК, подхватывалась в западных странах, и прежде всего в США и Израиле. Деятели русской культуры видели и понимали это, пытаясь апеллировать к Брежневу (занимавшему двойственную позицию) и к здоровым силам в политическом руководстве (которых ко второй половине 70-х годов в Политбюро уже практически не было). Голосом в пустыне, например, стало письмо великого русского писателя М. А. Шолохова о положении русской культуры, направленное им в марте 1978 года на имя Брежнева. Несмотря на некоторые особенности принятого тогда лексикона, письмо отражало все главные боли и чаяния русских патриотов. «Одним из главных, — писал М. Шолохов, — объектов идеологического наступления врагов социализма является в настоящее время русская культура, которая представляет историческую основу, главное богатство социалистической культуры нашей страны. Принижая роль русской культуры в историческом духовном процессе, искажая ее высокие гуманистические принципы, отказывая ей в прогрессивности и творческой самобытности, враги социализма тем самым пытаются опорочить Русский народ как главную интернациональную силу советского многонационального государства, показать его духовно немощным, неспособным к интеллектуальному творчеству. Не только пропагандируется идея духовного вырождения нации, но и усиливаются попытки создать для этого благоприятные условия.

И все это делается ради того, чтобы, во-первых, доказать, что социализм в нашей стране — это якобы социализм «с нечеловеческим лицом», созданный варварами и для варваров, и, во-вторых, что этот социализм не имеет будущности, так как его гибель предопределена национальной неполноценностью Русского народа — ведущей силы Советского государства.

Особенно яростно, активно ведет атаку на русскую культуру мировой сионизм, как зарубежный, так и внутренний. Широко практикуется протаскивание через кино, телевидение и печать антирусских идей, порочащих нашу историю и культуру, противопоставление русского социалистическому. Симптоматично в этом смысле появление на советском экране фильма А. Митты «Как царь Петр арапа женил», в котором открыто унижается достоинство Русской нации, оплевываются прогрессивные начинания Петра I, осмеиваются русская история и наш народ. До сих пор многие темы, посвященные нашему национальному прошлому, остаются запретными. Чрезвычайно трудно, а часто невозможно устроить выставку русского художника патриотического направления, работающего в традициях русской реалистической школы. В то же время одна за одной организуются массовые выставки так называемого авангарда, который не имеет ничего общего с традициями русской культуры, с ее патриотическим пафосом. Несмотря на правительственные постановления, продолжается уничтожение русских архитектурных памятников. Реставрация памятников русской архитектуры ведется крайне медленно и очень часто с сознательным искажением их изначального облика.

В свете всего сказанного становится очевидной необходимостью еще раз поставить вопрос о более активной защите русской национальной культуры от антипатриотических, антисоциалистических сил, правильном освещении ее истории в печати, кино и телевидении, раскрытии ее прогрессивного характера, исторической роли в создании, укреплении и развитии Русского государства. Безотлагательным вопросом является создание журнала, посвященного проблемам национальной культуры («Русская культура»). Подобные журналы издаются во всех союзных республиках, кроме РСФСР.

Надо рассмотреть вопрос о создании музея русского быта. Для более широкого и детального рассмотрения всего комплекса вопросов русской культуры следовало бы, как представляется, создать авторитетную комиссию, состоящую из видных деятелей русской культуры, писателей, художников, архитекторов, поэтов, представителей Министерства культуры Российской Федерации, ученых-историков, филологов, философов, экономистов, социологов, которая должна разработать соответствующие рекомендации и план конкретной работы, рассчитанной на ряд лет».*1

*1 ЦХСД, ф. 5, оп. 25, д. 96, л. 10-14.

Ничего из того, что предлагал великий русский писатель, выполнено не было. В ответ на письмо подручный Суслова М. В. Зимянин подготовил записку, в которой утверждал, что проблем, поставленных Шолоховым, не существует и что писатель оказался «под каким-то, отнюдь не позитивном влиянием». Партийный чиновник предлагал «разъяснить т. М. А. Шолохову действительное положение дел с развитием культуры в стране и в Российской Федерации, необходимость более глубокого и точного подхода к поставленным им вопросам в высших интересах Русского и всего советского народа. Никаких особых дискуссии по поставленному им особо вопросу о русской культуре не открывать».*1 Такой подход партийной власти к нуждам Русского народа означал, что большая часть функционеров ЦК заняла откровенно космополитическую позицию.

Однако значительная часть русских патриотов об этом не знала и продолжала постоянно апеллировать к высшей партийной власти.

т2.429-435

***

Стремление вытеснить, переродить, подменить великую русскую культуру было всегда самым характерным желанием «малого народа», представлявшего в тот период в своем ядре обломки кланов еврейских большевиков и их родственников, деток и отпрысков денационализированного чиновничьего государственного и партийного аппарата и других солидарных с ними лиц, говоривших о России — «эта страна» и мечтавших о «сладкой жизни» где-нибудь за океаном, в США. Двуличие эгоизм, безнравственность, прислуживание власть имущим и самое главное — ненависть и подленькое презрение к Русскому народу отличали эту социальную группу от всех прочих слоев общества того времени. Молодая поросль «малого народа» в 60-х годах называла себя «чуваками», что на их птичьем языке означало — «человек, уважающий высокую американскую культуру». Было ли слово «чувак» введено в оборот этой, по сути дела, «дикарской среды» зарубежными спецслужбами или каким-нибудь отпрыском советской чиновничьей верхушки, оно схватывало самое главное в их жизни — преклонение перед Западом и презрение к России. Все остальные люди, жившие в СССР, на

языке чуваков именовались либо «совками» (русские люди, не разделявшие восторг чуваков западным образом жизни), либо «чурками» (представители национальных меньшинств).

Лишенные корней и высоких патриотических чувств, искавших случай в жизни уехать на Запад, чуваки в массе отличались пошлостью, дурным вкусом, склонностью к сальным шуточкам и просто «порнографией духа». Впрочем, нахватавшись названий и имен из сферы западной маскультуры, эти люди считали себя весьма просвещенными. Однако, как справедливо отмечал М. П. Лобанов, у этого «просвещенного мещанства» все было мини: «мини-язык, мини-мысль, мини-чувства» и «Родина для них мини».*1 «Малый народ» «творил» свою мини-культуру, мини-поэзию, мини-литературу и искусство и даже мини-идеологию, которая нередко создавалась руками прямых потомков кровавых палачей из Чека.

*1 Молодая гвардия. 1968, N 4. С.299.

С 1973 года директором Института философии АН СССР стал Б. М. Кедров, сын известного еврейского большевика, одного из самых кровожадных руководителей Чека, организатора массовых убийств русских людей М. С. Кедрова. Сын палача не стеснялся восхвалять деяния своего преступного отца. При нем философия была «очищена» от всех, кто так или иначе сохранял русское национальное сознание. Космополитизм и схоластика сковали советскую философскую науку, сделав ее прислужницей сионистских и масонских кругов Запада.

В 60-70-е годы интеллигенция «малого народа» группируется вокруг журнала «Новый мир» и «Литературной газеты». Героями этих «прогрессивных органов» стали «жертвы культа личности 1937 года» и «бойцы ленинской гвардии», уничтоженные Сталиным (чье имя упоминалось всегда с ненавистью). Либеральные органы и особенно «Новый мир» закрывали глаза на трагедию десятков миллионов жертв, погибших в результате планомерного погрома Русского народа с 1917 года

по начало 1930-х годов. Для авторов «Нового мира» и «Литературной газеты» трагедия начиналась только в 30-х годах, когда Сталин объявил войну еврейским большевикам и ликвидировал почти полностью всю их верхушку. Судьба миллионов русских людей — дворян, священников, национальных интеллигентов, крестьян — оставалась за скобкой интересов либеральных органов. С полным равнодушием относились они к чудовищным фактам погрома русской культуры.

И еще что, может быть, сильнее всего придавало «Новому миру» и «Литературной газете» антирусскую направленность — их воинствующий «научный атеизм» в духе комиссаров 20-х годов. В этих органах печати интеллигенция «малого народа» горячо поддерживала погром Русской Церкви и закрытие православных храмов в хрущевское десятилетие.*1

Неудивительно, что именно «Новый мир» и «Литературная газета» первыми выступали с самыми резкими нападками на выдающихся деятелей русской культуры, с отвратительными доносами на патриотов, призывая, по сути дела, к погрому самобытных начал Русского народа.

В 1969 году еврейский критик А. Дементьев опубликовал в «Новом мире» статью «О традициях и народности», которая своей развязностью и «железобетонной фразеологией» поразила даже профессиональных русофобов.2* Дементьев сигнализирует в ЦК КПСС о недопустимом направлении патриотического журнала «Молодая гвардия», от которого «один шаг… до идеи национальной исключительности и превосходства Русской нации над всеми другими, до идеологии, которая несовместима с пролетарским интернационализмом».*3

«Литературная газета» в 1972 году публикует статью одного из злейших врагов Русского народа А. Н. Яковлева, который тогда заведовал Агитпропом ЦК КПСС и прославился погромными действиями против отечественной культуры.*4

*1 Даже такой убежденный «новомировец», как А. Солженицын, признавался, что «либеральный искренне-атеистический «Новый мир» с удовольствием поддерживает послесталинский натиск на Церковь» (А. Солженицын. Бодался теленок с дубом. Париж, 1975. С. 272). *2 Янов А. Русская идея и 2000 год. Нью-Йорк, 1988. С. 153-154. *3 Новый мир. 1969, N 4. С. 222. *4 Яковлев, например, был одним из активнейших противников движения за сохранение русского культурного наследия и создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. При обсуждении вопроса о создании ВООПИКа с чиновниками Бюро ЦК КПСС по РСФСР Яковлев злобно крикнул во время доклада по этой теме В. А. Десятникова, сообщившего о бедственном положении памятников в России и настаивавшего на создании ВООПИКа: «что он говорит, да его гнать надо из ЦК КПСС! » (Свидетельство В. А. Десятникова).

В статье этого отщепенца с ненавистью говорилось обо всем русском. Русский человек, по мнению Яковлева (в его терминологии «справный мужик») выступает «против человечности и свободы». Яковлев всецело одобрил разрушение русского уклада жизни, заявляя: «И то что его (русского человека. — О. П.) жизнь, его уклад порушили вместе с милыми его сердцу святынями в революционные годы, так это не от злого умысла и невежества, а вполне сознательно… А «справного мужика» надо было порушить». Завагитпропом с большевистским пафосом обрушивается на русских писателей и критиков, отстаивавших самобытную русскую культуру, — М. Лобанова, В. Петелина, В. Чалмаева, В. Кожинова и др. И в унисон с авторами варварских проектов сселения «неперспективных деревень» декларирует: «Сегодняшние ревнители патриархальщины, восторгаясь созданным ими же иллюзорным миром, защищают то прошлое в жизни крестьянства, с которым без какого-либо сожаления расстался современный колхозник».

В 1980 году журнал «Новый мир» первым в советской печати опубликовал воспоминания Л. И. Брежнева «Малая земля», а позднее регулярно давал восторженные отклики на это «выдающееся произведение». Восторженными рецензиями на воспоминания Брежнева были заполнены страницы и «Литературной газеты».

Интеллигенцию «малого народа» того периода отличали подпольная оппозиционность советскому режиму (при внешнем лакейском прислужничестве) и тесная связь с так называемым диссидентством. Все диссиденты, за редким исключением, были выходцами из среды «малого народа» (в большинстве своем евреями), несли в себе его характерные черты, преследовали те же цели.

Дети и внуки известных еврейских большевиков становятся самыми яростными критиками советского режима, созданного их кровожадными предками. Внук члена ЦК, изменника Родины Литвинова, сын члена ЦК Якира, племянник члена ЦК, организатора подрывных операций за рубежом Пятницкого (Тарсис), сын бойца ленинской гвардии Б. Окуджава, дочь большевистского комиссара Е. Боннэр и множество других подобных им отпрысков, как и их преступные родственники, пытаются всеми силами очернить историческую Россию и ее коренной народ. Диссидентская деятельность не препятствовала им сотрудничать и с ЦРУ, и с КГБ, нередко одновременно.

Деятельность интеллигенции «малого народа», диссидентов, агентов советских и зарубежных спецслужб переплеталась в немыслимые сочетания: еврейская диссидентка, жена А. Сахарова Е. Боннэр и еврейский поэт Е. Евтушенко сотрудничали с КГБ и вместе с тем были самыми шумными антисоветчиками. Б. Окуджава жил в Париже у диссидентаневозвращенца А. Т. Гладилина, работавшего на ЦРУ, на радио «Свобода», они вместе выступали по телевидению. Изменник Родины, американский шпион А. Щаранский, позднее «национальный герой Израиля», вел активную «правозащитную деятельность», широко рекламируемую по всем зарубежным радиоголосам.

Еще один известный еврейский писатель А. Кузнецов, работавший по «ленинской тематике», добился в 1969 году командировки в Англию, чтобы якобы собрать материал по теме «Ленин в Лондоне», и с шумом остался там, «напечатав в «Дейли телеграф» гнусную самохвальную, фанфаронскую и претенциозную статью «Обращение к людям», «Мои творения».*1 В Лондоне Кузнецов стал постоянным сотрудником ЦРУ, организатором и ведущим антирусских передач радио «Свобода».

В 1969 году еврейский диссидент А. Амальрик выпустил в свет брошюру «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года», в которой с нескрываемым раздражением и ненавистью обрушился на Русский народ, обвинив его во всех бедах. «Во что же верит и чем руководствуется этот народ без религии и морали? — вопрошал Амальрик и отвечал: — Он верит в собственную национальную силу, которую должны бояться другие народы, и руководствуется сознанием силы своего режима, которую боится он сам». Этот еврейский диссидент с пренебрежением отзывался о Русской Церкви, заявляя, что она всегда носила «полуязыческий и служебногосударственный характер», так как Россия «заимствовала христианство не у динамичной и развивающейся молодой западной цивилизации, а у закосневшей и постепенно умирающей Византии».*2 Амальрик постоянно твердил о малокультурности Русского народа, а Г. Померанц утверждал, что Русского народа «вообще уже не стало», особенно как питающей культуру почвы и хранителя национальных традиций».*3 Русские для представителей «малого народа» — быдло, люмпены, которых ничего не интересует, «была бы водка да чем пузо набить».*4

*1 Чивилихин В. Указ. соч. С.184. *2 Амальрик А. СССР и Запад в одной лодке. Лондон, 1978. С.47-48. *3 Белоцерковский В. Свобода, власть и собственность. «Ахберг», 1977. С.34. *4 Там же. С.35.

Во многих случаях деятельность еврейских диссидентов носила откровенно антирусский, погромный характер. Так, например, эмигрировавший в США махровый русофоб, еврейский диссидент А. Янов (до отъезда из СССР сотрудник журнала «Молодой коммунист»), по некоторым данным, по-видимому, кадровый сотрудник ЦРУ, в 70-80-е годы без устали призывал своих соплеменников бороться с Русским народом, «разоблачая» «козни русских патриотов», советовал представителям еврейской интеллигенции постоянно выявлять «черносотенцев».

Другой еврейский диссидент Г. Померанц в 1968 году объявил, что русское патриотическое движение подготавливает еврейские погромы, а «неофициальными разведчиками будущего официального погрома» являются П. Палиевский и В. Кожинов.*1

Подстрекаемые западными спецслужбами, еврейские диссиденты, в их числе Л. Богораз, В. Делоне, П. Литвинов, В. Файнберг, Н. Горбаневская, вышли 25 августа 1968 года на Красную площадь с протестом против ввода советских войск в Чехословакию. Кучка диссидентов выкрикивала оскорбительные для русских людей слова и вызвала возмущение окружающих. В завязавшейся драке незадачливым «правозащитникам» сильно досталось, и только вмешательство милиции спасло их от серьезной расправы возмущенной толпы.

По разным поводам еврейские диссиденты поднимали шум о правах человека в СССР. Финансируемые ЦРУ и другими западными спецслужбами, «правозащитники» старательно отрабатывали тридцать сребреников, преследуя цель разрушения суверенитета России и духовной целостности Русского народа. «Благородные правозащитники» прекрасно понимали, что выполняли работу для ЦРУ. Позднее известная еврейская «правозащитница» В. Новодворская цинично признавалась: «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников».*2

*1 Наш современник. 1996, N7. С.180. *2 Правда. 30.11.1994.

Преобладающая часть «борцов за гражданские права» принадлежала к воинствующим сионистам, скрывавшим свои настоящие убеждения. Лицемерие этих людей было безгранично. Заявляя о необходимости соблюдения гражданских прав, эти «правозащитники» уже нарушали их приверженностью к сионизму, который, согласно резолюции ООН, квалифицировался как проявление расизма и национальной дискриминации. Характерен пример А. Щаранского, которого западная пропаганда объявила образцом «благородного борца за гражданские права». Истинное же лицо этого «борца» проявилось на посту главы расистской организации «Сионистский форум», объединивший бывших советских евреев-сионистов.

В организованной западными спецслужбами кампании борьбы за права человека в СССР в 70-80-е годы ведущая роль отводилась академику Сахарову и его жене Боннэр. Пропагандистская машина США сделала их эффективным инструментом холодной войны против СССР, важным элементом агентуры влияния Запада.

В 1968 году Сахаров публикует на Западе статью «Размышление о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», в которой формулировались западнические, космополитические основы противостояния советскому режиму, что на самом деле было противостоянием России, которую этот диссидент не знал и не любил, считая рабской страной.*1

Мысли и предложения Сахарова представляли собой банальные, отвлеченные рассуждения математика, оперировавшего законами формальной логики. Они не вносили ничего нового и почти во всем были абсолютно чужды (и даже враждебны) национальным интересам России, требованиям назревшей национальной реформы.

Западные радиоголоса на средства спецслужб создавали из поверхностных рассуждений Сахарова нечто «значительное и важное для СССР». Большей части русских людей, а не только КГБ, был ясен подрывной характер, который носили мероприятия Запада, связанные с именем Сахарова. Для многих его имя стало одиозным и презираемым. Это на себе почувствовала даже жена Сахарова Е. Боннэр. В своих воспоминаниях эта еврейская диссидентка рассказывает, как после одного из резких заявлений ее мужа, явно стимулирующего развитие холодной войны, на его имя стал приходить поток писем — «20 в день, 50 в день, 70, 100, дошло до 132 в один день… Сахарова ругали и клеймили всячески, письма были индивидуальные и коллективные. Когда мне друзья говорят, что они инспирированы, я могу противопоставить этому только свою абсолютную уверенность в том, что это пишет советский народ, у него тоже иногда просыпается некая «социальная активность»».*2

Конечно, какая-то часть этих протестов инспирировалась КГБ, но абсолютное большинство их (и это признает сама Боннэр) отражало естественную реакцию простых людей на действия смутьянов, стремившихся сломать их жизнь, ввергнув ее в хаос неопределенности.*3

*1 Например, в одной из своих статей Сахаров заявил: «Существующий в России веками рабский, холопский дух». *2 Боннэр Е. Постскриптум //Нева. 1990, N 5. С.133. *3 Как показали дальнейшие события, простые люди оказались мудрее академика Сахарова.

Сахаров и Боннэр испытывали на себе резкие протесты окружающих. Однажды возмущенные попутчики по вагону Горький — Москва чуть не высадили Боннэр, не захотев ехать с ней в одном поезде. Как описывает это сама жена академика, «одна женщина сказала, что ехать со мной в одном купе не может. Другая и мужчина стали говорить что-то похожее. Кто-то вызвал проводницу. Уже все говорили громко, кричали. Проводница сказала, что раз у меня билет, то она меня выгнать не может. Крик усилился, стали подходить и включаться люди из других купе, они плотно забили коридор вагона, требовали остановки поезда и чтобы меня вышвырнуть. Кричали что-то про войну и про евреев… Люди в коридоре протискивались мимо купе, заглядывали, что-то кричали. Гнев и любопытство, наверное, были одинаково сильны. Потом проводница вновь появилась и вывела меня в коридор. Мы протискивались мимо людей, и я прямо ощущала физически флюиды ненависти. Она посадила меня в свое служебное купе. Так я доехала до Москвы». Как истинная еврейская националистка, Е. Боннэр охарактеризовала этот случай как еврейский погром (хотя до нее никто и пальцем не дотронулся) и проявление фашизма. «Толпа, погром, фашизм, — заявляла Боннэр, — как все сходится в нашем мире к одному. Мне все время пока стоял крик, пока грозили (высадить. — О. П.)… было жаль, что у меня нет желтой звезды нашить себе на платье».*1 Вот таким образом люди, подобные Боннэр, обвиняли русских в антисемитизме и фашизме только за то, что они не хотели принять чуждую и враждебную им жизненную позицию.

В 1976 году западные спецслужбы инспирировали создание так называемой Московской группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений с СССР. В нее вошли Ю. Ф. Орлов (руководитель), Е. Боннэр, П. Григоренко, А. Марченко, А. Гинзбург, А. Щаранский, М. Ландау, В. Рубин, М. Бернштам и др. Вскоре подобные группы возникли на Украине, в Грузии, Литве и Армении.*2

*1 Нева. 1990, N 5. С.133. *2 Родина. 1989, N 7. С.25.

Целью их стала дестабилизация внутриполитической обстановки в СССР. Снабжаемые с Запада множительной техникой и подкармливаемые за счет «гуманитарных» посылок, члены группы вольно или невольно выполняли составленные западными спецслужбами планы ведения холодной войны против России.

В 1983 году западными спецслужбами и различными антирусскими центрами организуется шумная «сахаровская» кампания. Известный своей неукротимой русофобией, американский президент-масон Рейган объявил Национальный день Андрея Сахарова, «борца за мир и права человека». Кампания проводилась по всем правилам холодной войны. В ней приняли участие ведущие средства массовой информации Запада и множество еврейских диссидентов.

Большую роль в антирусских акциях западных спецслужб сыграло также имя писателя А. И. Солженицына, внесшего заметный вклад в русскую культуру своими рассказами, *1 а также выдающимся историкопублицистическим произведением «Архипелаг ГУЛАГ». Убежденный западник, *2 Солженицын стал легкой добычей антирусских пропагандистов в их работе по разрушению СССР.

Громкая и болтливая реклама личности Солженицына в большинстве своем финансировалась из фондов зарубежных спецслужб, и прежде всего ЦРУ. Массовые публикации во многих странах переводов его произведений, огромные гонорары, являвшиеся по сути дела формой подкупа, *3 естественно, вызвали неразрешимый конфликт не только с официальными органами, но и значительной частью советской общественности, которая вполне искренне рассматривала Солженицына как врага советского образа жизни.

*1 В отличие от рассказов романы написаны им очень посредственно и имеют интерес только с точки зрения выдающейся личности автора. Полной творческой неудачей следует признать серию его книг «Красное колесо». Концептуально они не самостоятельны, так как вслепую повторяют мифы либерально-масонской историографии, оставляя за скобками понимание важнейших составляющих общественного противостояния, связанного с участием евреев и масонов в событиях отечественной истории. На этот недостаток его трудов Солженицыну указывалось неоднократно. Видный русский общественный деятель в эмиграции Н. А. Троицкий направил Солженицыну письмо, в котором советовал при подготовке книги «Август 1914» показать влияние «иудейско-масонского фактора». После этого совета отношение Солженицына к Троицкому резко изменилось. *2 «Я убежден, — заявлял Солженицын В. Каверину, — что Советский Союз неизбежно вступит на западнический путь. Другого пути ему нет! » (Чуковский К. Указ. сочС. 399). *3 В 1974 году, еще до высылки из СССР, Солженицын, по данным КГБ СССР, имел в европейских банках на счетах 8 млн. руб. (Источник. 1993, N 3. С. 88).

Высылка Солженицына в 1974 году стала актом государственной слабости и своего рода победой западной идеологической системы. С юридической точки зрения, многие произведения Солженицына в самом деле нарушали законы СССР и носили явно антисоветский характер. Однако не вполне уверенное в своих силах политическое руководство СССР побоялось проведения гласного суда над Солженицыным.

Идеализируя «западную демократию» и ее «духовные ценности», А. И. Солженицын и ему подобные деятели сыграли роковую роль в развитии тех процессов, которые в конечном счете обернулись крушением СССР. Образ Солженицына, созданный с помощью западных спецслужб и средств массовой информации, стал одним из дополнительных факторов уверенности западных режимов в борьбе против Советского Союза. Во многих публичных выступлениях за рубежом Солженицын призывал усилить напор на СССР, изолировать его, не идти ему на «уступки». Писатель полагал, что западные страны имеют какое-то право вмешиваться во внутренние дела нашей страны, ибо, по его мнению, «советский народ брошен на произвол судьбы», а значит, ему необходимы западные опекуны, вмешивающиеся в нашу жизнь. «Вмешивайтесь, — призывал Солженицын, — вмешивайтесь снова и снова настолько, насколько можете».*1 Справедливости ради следует отметить, что впоследствии Солженицын в отличие от Сахарова не захотел играть ту неблаговидную роль, которая отводилась ему правительством США. Критика Солженицыным западной системы и «Письмо к вождям» в СССР, в которых писатель отходил от принятых в США планов и методов холодной войны против России, вызвали недовольство американских властей.

В духе «диссидентуры», инспирированной западными спецслужбами, развивалась и литература «малого народа», стремившаяся всеми путями очернить, огрубить, осквернить духовное представление о русской жизни, карикатурно-бездушно представить ее самые трагические страницы. Это бездушие к России было самой отличительной чертой литературы «малого народа». Как справедливо писал А. И. Солженицын в отношении поэта А. Вознесенского, но что в равной степени относится ко всей среде подобных ему литераторов «малого народа»: «Нет у вас русской боли». Вот нет — так и нет. Не страдает его сердце ни прошлыми бедами России, ни нынешними… Деревянное сердце, деревянное ухо».*2

Литераторы «малого народа» создавали некую полукультуру, а точнее эрзац-культуру, поп-литературу, которая серьезно угрожала духовному развитию России. Как отмечал К. Чуковский: «Подлинно культурные люди скоро окажутся в такой изоляции, что, напр., Герцен или Тютчев — и все, что они несут с собой, будет задушено массовой полукультурой. Новые шестидесятые годы, но еще круче, еще осатанелее. Для них даже «поп-литература» — слишком большая вершина. Две-три готовых мыслишки, и хватит на всю жизнь».*3

*1 Источник. 1993, N 3. С. 100. *2 Вестник РХД. 1978, N 127. *3 Чуковский К. Указ. соч. С. 371. *4 Летом 1983 года по указанию Андропова за «особые заслуги» Евтушенко получил орден Трудового Красного Знамени. Таким образом, по-видимому, было вознаграждено многолетнее сотрудничество еврейского поэта с КГБ.

Почти все известные литераторы «малого народа» принадлежали к певцам коммунистического режима.

Еврейский поэт Е. Евтушенко выпустил первую книгу стихов, в которых воспевал Сталина (естественно, неискренне), впоследствии подвизался на обличении американского империализма, хотя на самом деле был ярым поклонником американского образа жизни.*4 Как справедливо отмечала С. Аллилуева о западнических стихах Евтушенки, от них несет «за версту провинциальностью и допотопными реверансами перед каждым французским парикмахером».*1

Подобно Евтушенко литератор В. Коротич прославился одним единственным романом, посвященным борьбе с американским империализмом, «Лицо ненависти»; впоследствии переехал жить в США.

Верным ленинцем объявлял себя и А. Вознесенский, с чувством вещавший в своих стихах: «Уберите Ленина с денег».

Литератор-аграрник Ю. Черниченко при Хрущеве воспевал кукурузу и преимущества социалистического сельского хозяйства, при Брежневе призывал к сселению «неперспективных деревень», а в годы «перестройки» — к погрому колхозного крестьянства.

В литературе «малого народа» не последнее место принадлежит Синявскому (псевдоним Абрам Терц). Как справедливо отмечалось, это был типичный продукт советской социальной системы, рожденной большевизмом, пронизанный двоедушием, двоемыслием, двоечувствием, двоесловием.*2 Прошедший через систему советских лагерей, в строительстве которой активное идейное участие приняли предыдущие поколения литераторов «малого народа», Синявский ненавидел Россию и почти в каждом своем «сочинении» стремился ее больнее ударить: «Россия — сука, ты ответишь и за это…», «Либо миру быть живу, либо России». Причем свое извращенно-патологическое представление о России он, как и другие представители «малого народа», пытается распространить на весь великий Русский народ. В одной из своих книг Синявский как бы выдает всю суть культуры «малого народа», рожденного революцией, а в дальнейшем ради торжества ее «идеалов» создавшего концентрационные лагеря и объявившего всеобщий террор. «Малый народ» воспринимает русскую жизнь как блатной на нарах и видит в ней только то, что ему в ней больше всего близко, — насилие, эротику, безобразия, хаос. «Как только вековые устои, — пишет Синявский, — сословная иерархия рухнули и сменились аморфным равенством, эта блатная природа русского человека (правильнее, представителей «малого народа». — О. П.) выперла на поверхность. Мы теперь все блатные. Кто из нас не чувствует в своей душе и судьбе что-то мошенническое? Мы способны прикарманить Европу или запузырить в нее интересной ересью, но создать культуру мы просто не в состоянии. От нас, как от вора, как от пропойцы, можно ожидать чего угодно».*3

*1 Источник. 1993, N 3. С.9. *2 Вопросы литературы. 1990, N10.0.102. *3 Синявский А. Мысли врасплох. Мюнхен. С. 41-42.

М. Шолохов, к которому неоднократно обращались с просьбой помочь улучшить положение Синявского и проходившего с ним по одному делу Даниэля, прямо сказал: «Мне стыдно за тех, кто предлагает свои услуги и обращается с просьбой отдать им на поруки осужденных отщепенцев».

Позднее, уже после выхода из лагеря, Синявский выпустил одну из самых гнусных в истории русофобии книгу — «Прогулки с Пушкиным», содержавшую откровенное глумление над великим русским поэтом. Совершенно фальшивая, манерная и придуманная книга выплескивает ушат мерзких ассоциаций, главная цель которых была опоганить даже не Пушкина, а Россию вообще, великую русскую культуру.

Другой представитель литературы «малого народа» В. Ерофеев посвятил свою «творческую жизнь» воспеванию самой похабной стороны социального дна. Продолжатель жанра «романтики дна» еврейских литераторов начала XX века, Ерофеев подробно изучил надписи в общественных туалетах, «своеобразную поэзию нужников».

Шумным успехом среди интеллигенции «малого народа» пользовался один из ее наиболее ярких представителей еврейский бард В. Высоцкий. Не лишенный песенного таланта и за это принимаемый частью русских людей, деформированных десятилетиями космополитической власти, этот бард, тем не менее, был глубоко чужд России, примешивая в ее народную культуру несвойственные ей уголовные, блатные нотки. Как справедливо писал русский поэт С. Ю. Куняев: «Высоцкий многое отдавал за эстрадный успех. У «златоустого блатаря», по которому, как сказал Вознесенский, должна «рыдать Россия», нет ни одной светлой песни о ней, о ее великой истории, о русском характере, песни, написанной любовью или хотя бы блоковским чувством… Знаменитый бард ради эстрадного успеха, «ради красного словца» не щадил наших национальных святынь… Песни (его)… не боролись с распадом, а наоборот, эстетически обрамляли его».

Литераторы «малого народа» проявили большие усилия для раздувания славы И. Бродского, пытаясь его представить крупнейшим поэтом. Беззастенчиво они обходили русских писателей, убеждая их подписаться под телеграммой в защиту Бродского. И не у каждого из них хватало смелости отказаться. Некоторые боялись, что их отказ будет расценен как проявление антисемитизма, и поэтому соглашались. Явно по этой причине подписался и выдающийся русский литературовед К. Чуковский, который записал в своем дневнике: «Кома (В. В. Иванов, литератор, масон. — О. П.)… предложил мне подписаться под телеграммой к Микояну о судьбе Бродского. Я с удовольствием подписал… Там сказано, будто Бродский замечательный поэт. Это го я не думаю. Он развязный».*1

Выступить с осуждением антисоветских, по сути дела антирусских произведений литераторов-диссидентов и космополитов было большим гражданским мужеством, чем, опираясь на поддержку западных средств массовой информации, клеветать на свою Родину. М. Шолохов не побоялся выступить с осуждением Синявского и Даниэля на XXIII съезде КПСС, позднее на IV Всесоюзном съезде советских писателей, открыто высказался о «ревнителях свободы печати». «Мне стыдно, — писал великий русский писатель, — не за тех, кто оболгал Родину и облил грязью все самое святое для нас. Они аморальны. Мне стыдно за тех, кто пытается взять их под защиту, чем бы эта защита ни мотивировалась».*2

*1 Чуковский К. Указ. соч. С.374. *2 Осипов В. Михаил Шолохов. Годы, спрятанные в архивах. М., 1995. С.77.

Весьма характерным эпизодом в борьбе русских писателей с литераторами «малого народа» была статья «Глухота» поэта И. Лысцова, напечатанная в московской областной газете в марте 1969 года и вызвавшая ярость еврейских критиков. Суть ее состояла в том, что Лысцов показал поэтическую глухоту и бездарность многих авторов альманаха «День поэзии 1968 года». Русских поэтов от участия в этом альманахе оттеснили, а их место бесцеремонно заняли литераторы «малого народа» с его витиеватостью, манерностью, намеренной сложностью стихотворных поделок, претендующих на мастерство, но на самом деле являвшихся посредственной маскировкой скудости, а то и вовсе бессмыслицы содержания.

Альманах стал типичным примером издания, полностью оккупированного «малым народом» и не подпускавшего к нему «чужих», то есть русских поэтов. Лысцов совершенно справедливо отмечает, что глухота многих авторов альманаха вовсе «не физического или музыкального свойства, а сугубо гражданственного ее толкования, когда посредственные «пиесы» и «перезвоны» наших песнопевцев все более и более замыкаются сами в себе, иллюстрируя бесплодные теории «искусства для искусства». С одной стороны, они сплошь и рядом оказываются элегиями личного, «исповедально-возрастного ряда, или стихами о стихах, или же совсем не имеют отношения к нашей жизни, к делам, заботам и нуждам народа, а то и обладают специфическим, на обывателя рассчитанным душком». В статье приводились примеры поэтической манерности, глухоты, оторванности от Русского народа таких поэтов, как М. Зенкевич Ю. Мориц, М. Алигер, Б. Ахмадулина, Р. Рождественский, Б. Слуцкий.

В ответ на справедливую критику последовал коллективный донос поэтов «малого народа» в высшие инстанции; доносчиков поддержали партийная печать и своя критика, в частности, в лице Л. Аннинского, заявившего о некоей угрозе «частичного» проявления русской патриархальной «агрессивности». После этой статьи злопамятная критика «малого народа» травила Лысцова четверть века. Его творчество замалчивалось, упоминания о нем вычеркивались из газетных и журнальных статей, запрещались выступления. Таким же образом критика «малого народа» преследовала замечательного русского поэта Бориса Примерова, «осмелившегося» в своей статье критиковать кумира литераторов «малого народа» А. Вознесенского. Десятилетиями космополитические критики травили Дмитрия Блынского, Николая Рубцова, Анатолия Передреева, Алексея Прасолова, Евгения Маркина, Вячеслава Богданова, Ивана Хабарова, Павла Мелехина и множество других русских поэтов.*1

Интеллигенция «малого народа» желала купаться в лучах известности и славы. Но к концу 70-х годов поэзия и проза «шестидесятников» уже не находили поклонников. Многие распознали их творческое бесплодие и фальшивый пафос. Чтобы вернуть себе внимание бывших поклонников, деятели еврейско-демократического движения вроде Евтушенко, Ахмадулиной, Окуджавы, Рождественского предпринимают в начале 1979 года выпуск литературного альманаха «Метрополь». «Увы, — писал историк С. Семанов, — уровень постаревшей «молодежной прозы» оказался через 15-20 лет столь жалок, что никакого отклика среди интеллигенции не вызвал, произошел политический скандал, и только».*2

*1 Молодая гвардия. 1991, N7. С.261-262. *2 Вече. 1994, N 52. С.123.

Впрочем, этого больше всего и ждали авторы «Метрополя». Обсуждение их «проступка» на страницах советской печати пробудило память о них, уже, было, заснувшую навсегда в общественном сознании. «Гонимые» и «преследуемые» еврейские демократы вновь оказались на слуху в излюбленной ими атмосфере скандала.

Альманах «Метрополь» удивил русское общество отсутствием таланта, безвкусицей, графоманией, самохвальством, игнорированием высокого нравственного уровня, достигнутого великой русской литературой от Достоевского и Толстого до Распутина и Белова. В альманахе приняли участие все «столпы» литературы «малого народа»- А. Вознесенский, Б. Ахмадулина, Ф. Искандер, Ю. Алешковский, В. Ерофеев, А. Битов, В. Аксенов и тому подобные личности. Стремясь идти вровень с «высокой американской культурой», авторы альманаха дали подборку «произведений», чуждых и враждебных вековым духовным традициям Русского народа. Ориентируясь на задворки западной маскультуры, участники «Метрополя» как бы декларировали «порнографию духа». Основное направление альманаха было вульгарно-фрейдовское, рассчитанное на бесстыдную рекламу и эпатаж. «Свобода и раскрепощенность» выражались не в художественных формах, а обилии гнусных, пошленьких физиологических описаний, нагромождении грубых непристойностей. Как справедливо отмечал С. Залыгин, «целый ряд авторов этого альманаха… просто не являются писателями и не могут делать профессиональную литературу… Это не литература, это нечто другое».

Однако с помощью зарубежных голосов псевдолитература, представленная в альманахе, объявлялась на весь мир вершиной российской прозы и поэзии, а его в основном бездарные и непристойные авторы самыми талантливыми писателями СССР, преследуемыми антисемитской властью.

т2.464-478

***

Период 60-70-х годов характеризовался значительным усилением сионистских настроений среди советских евреев, инспирируемых зарубежными сионистскими центрами. Израильская и американская пропаганда взяла на вооружение тезис о «пробуждении у молодежи еврейского сознания» и эмиграционных настроений. В Иерусалиме работала двухгодичная школа по подготовке сионистских пропагандистов. Окончившие школу направлялись по различным каналам в СССР и восточноевропейские страны для националистической обработки и склонения евреев к выезду в Израиль.*1

По переписи населения 1970 года в СССР насчитывалось 2151 тыс. евреев. Но эта цифра не включала так называемых скрытых евреев, общее число которых составляло до 10 млн. человек.*2

*1 Исторический архив. 1994, N1. С. 195. *2 Smith Н. The Russians. P. 636.

С того времени, когда Андропов стал председателем КГБ и до его смерти, с его разрешения из СССР выехало 100 тыс. евреев.

Сионизм и сопутствующий ему как протест против этой расистской идеологии антисемитизм стали серьезной проблемой во многих городах СССР. КГБ неоднократно занимался секретным изучением этого явления, в связи с чем большой интерес представляет подготовленное одним из молодежных информаторов КГБ секретное донесение о сионизме и антисемитизме в студенческой среде города Одессы. «Данная проблема, — сообщает информатор, — является одной из главных для Одессы. Громадный процент «легальных» евреев и еще большее число евреев замаскировавшихся, но не переставших исповедовать основные принципы своей нации, накладывают отпечаток на сознание каждого одесского студента. Основные черты еврейской нации — материализм, стремление пробиться наверх любой ценой, проникновение во все щели, поддержка друг друга во всех критических ситуациях — оказывают немалое идеологическое влияние на молодого студента.

Контакт ежедневный и ежечасный с евреями, с одной стороны, возбуждает в студенчестве сильную неприязнь к этой нахальной и беспринципной нации, но другая сторона вопроса — принятие многими студентами еврейских взглядов на жизнь. Именно отсюда те беззастенчивые высказывания о партии и необходимости вступления в нее… Незаметно студент начинает все явления окружающего мира воспринимать с материально-стоимостной точки зрения, а это делает его совершенно незащищенным от доводов западной пропаганды.

Евреи очень любят поддерживать легенду о жестоком антисемитизме в Советском Союзе, потому что на ней можно выгодно спекулировать. Очень многие лодыри, бездарности и пр. в разговорах с автором обзора относили свои неудачи на счет антисемитизма. Однако в отношении к студенчеству можно говорить лишь об оборонительном антисемитизме, поскольку в группах еврейское засилье чувствуется очень сильно. Конкурентоспособные, пробивные евреи оттесняют русских и украинцев, формируя тем самым у них четкие антисемитские настроения. Иногда противоречия обостряются, и в узком кругу русские и украинцы говорят друг другу, что «Гитлер кое-чего не успел сделать». Однако в повседневной жизни им приходится сдерживать свои эмоции и терпеть «жидовское засилье».

В связи с этим интересна реакция на распространившийся в Одессе 6 июня 1967 года слух о еврейском погроме на Слободке. Русские и украинцы не скрывали удовлетворения по поводу того, что евреям испортили праздничное настроение, и выражали одобрение подобных действий. Израильская агрессия резко повысила сионистские настроения в студенческой среде и еще больше усугубила национальные трения. Масса произраильских сионистских анекдотов, ликование евреев вызвали струю антисемитских настроений.

Молодежи не хватает эрудиции и умения обобщать, чтобы достойно ответить сионистским элементам, высчитывающим процент евреев среди великих. Основным аргументом сионистов в таких спорах является Маркс. Именно сионистская среда подхватила слух о еврейском происхождении Ленина. В чистом виде сионизм не воспринимается основной массой студенчества. Но евреи очень умно подменяют ярлык «еврейский» на ярлык «одесский», и такая замена способствует широкому внедрению еврейского в быт студенчества. Русские и украинцы танцуют «одесский» танец «Семь сорок» во всех городах, куда они приезжают как гости, и большинство из них не подозревают, что это — еврейский «Фройлехс». Героем Одессы становится Беня Крик, ее олицетворением — Илья Файндильберг и Исаак Бабель, а имена Ивана Микитенко и Владимира Сосюры, тоже начинавших свой путь в Одессе, практически не упоминаются. Такие популярные передачи, как КВН, тоже служат источником сионистских настроений — самые веселые и находчивые — Лившиц, Хаит, Призанд.

Однако сионистские настроения в еврейской среде — явление временное. Официальная жесткая линия, о которой все евреи говорят с ужасом и страхом как о своем будущем, во многом бы способствовала уничтожению влияния евреев. Это почти единодушное мнение нееврейской части студенчества».*1

В 60-х годах русское общество впервые узнает о еврейском происхождении Ленина, объяснившем многие пристрастия и настроения «пролетарского вождя».

В архивах обнаруживаются документы о том, что дед Ленина по материнской линии был крещеным евреем по имени Израиль, а в роду у отца Ленина встречались калмыки. М. Шагинян, совершившая это открытие, сообщила об этом директору Института марксизма-ленинизма Поспелову (Фогельсону). Тот пришел в ужас: «Я не смею доложить об этом в ЦК». Разгорелся скандал, в результате которого работники архива, позволившие исследователям познакомиться с документами, были уволены, а сами документы изъяты «без оставления копий».*2

*1 Исторический архив. 1994, N 1. С.191. *2 Отечественные архивы. 1992, N 4. С.65-83.

т2.482-484

***

Космополитизация верховной власти после прихода Горбачева резко усилила позиции интеллигенции «малого народа» и сионистских кругов, которые, как когда-то в 20-е годы, вдруг снова почувствовали себя главной действующей силой общества. Вместе с тем и новая власть уже не стесняется идти на прямое сотрудничество с этим антирусским слоем, тем самым показывая свое настоящее лицо.

В течение двух-трех лет средства массовой информации оказались в буквальном смысле слова оккупированными интеллигенцией «малого народа». Поколения «чуваков» выплеснули наружу весь свой «внутренний мир» — убогий, эгоистический, полный презрения и ненависти к нашей стране и Русской Церкви. Дурной вкус, пошлость, склонность к сальным шуткам, сценам или просто порнография постепенно заполонили телевидение и страницы печатных изданий.

Под видом борьбы за гласность шло откровенное очернение всей русской истории, ее выдающихся деятелей и великих событий.

В первые годы перестройки главными героями средств массовой информации становятся справедливо репрессированные Сталиным «бойцы ленинской гвардии», и прежде всего знаменитые еврейские большевики Троцкий, Свердлов, Каменев, Зиновьев, и др. Кровавые палачи Русского народа объявляются носителями чуть ли не самых идеальных человеческих качеств.

Из тайных клоак извлекаются антирусские «произведения» и публикуются массовыми тиражами. Издаются книги, являвшиеся оскорблением Русского народа, и в частности: «Жизнь и судьба» В. Гроссмана, «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Прогулки с Пушкиным» Синявского (Абрама Терца).

«Русская душа, — невежественно заявлял в своем романе еврейский писатель Гроссман, — тысячелетняя раба, девятьсот лет просторы России были немой ретортой рабства… подобно тысячелетнему спиртовому раствору, кипело в русской душе крепостное, рабское начало… развитие Запада оплодотворялось ростом свободы, а развитие России оплодотворялось ростом рабства».

«Российский народ, — неслось со страниц журнала «Огонек», которым руководил назначенный А. Н. Яковлевым еврейский литератор Коротич, — всегда жил в положении раба как народ. И психология раба до сих пор имеет место».

Роман Рыбакова «Дети Арбата» выражал глубокую ностальгию наследников большевистских комиссаров по времени, когда им принадлежала абсолютная власть над Русским народом, а всякое проявление русского национального сознания каралось как контрреволюционное выступление. Испытывая досаду на русских людей, которые все же сумели стряхнуть с себя ненавистных комиссаров, роман пронизан острой ненавистью ко всему русскому и в отдельных местах автор не гнушается прямыми оскорблениями, например при изображении сибирских крестьян.

Литераторы «малого народа» с особой ненавистью нападали на русские святыни, чернили Русскую Церковь, оскорбляли великих русских писателей, композиторов, художников. В 1988-1989 годах мишенью их нападок становится Пушкин. Книга-пасквиль Синявского «Прогулки с Пушкиным» была впервые издана на деньги западных спецслужб за границей, *1 а в 1989 году в отрывках появилась в журнале «Октябрь», которым руководил еврейский литератор Ананьев.

*1 «»Прогулки» Синявского (Терца), — отмечал русский эмигрант-писатель Р. Гуль в статье «Прогулки хама с Пушкиным», — это ветвь в венике, извините, для сортира. Сейчас ее ставят на стол в вазу в качестве розы. Зачем? Любой ценой, даже ценой самого неимоверного паскудства, обелить, реабилитировать Синявского-Терца, приживить его к стволу нашей культуры. Есть садовники, которым Абрам Терц очень нужен. Видимо, для перестройки».

Публикация вызвала всеобщее возмущение русской общественности. Писатели, в ведении которых находился журнал, потребовали отставки русофоба-редактора. Однако Ананьев обратился за помощью к Горбачеву, и тот вопреки всем законам поддержал клеветника.

Космополитические журналы «Огонек», «Октябрь», «Нева», «Новый мир», «Юность» и т.п. обрушивают на русского читателя ворох русофобских статей, авторы которых глумятся над патриотизмом и восхваляют предателей Родины.

«Патриотизм, — заявлял литератор Ю. Черниченко, — это свойство негодяя». Патриотизм, презрительно вторил ему другой литератор «малого народа» Б. Окуджава, — зоологическое чувство, которое присуще даже кошкам.

В 1986 году еврейский писатель Д. Гранин опубликовал повесть «Зубр», в которой рассказал о советском гражданине Н. В. ТимофеевеРесовском, ученом-генетике, осужденном за измену Родине — за сотрудничество во время войны с фашистами (попытка создания оружия массового поражения против СССР). В этой повести изменник Родины показан как невинно осужденный, как жертва сталинского режима. Книга Гранина широко пропагандировалась интеллигенцией «малого народа» как выдающееся произведение. Пропагандой предательства стал также созданный на основе этой книги документальный фильм «Рядом с Зубром», который только за один 1989 год был показан на телеэкране 5 раз.*1

*1 Советская Россия. 10.3.1990. *2 Соратница В. Новодворской по Демократическому союзу.

Смакование непристойностей, порнографии, внедрение всякого рода «сексуального просвещения» стало неотъемлемой чертой многих телевизионных программ и средств печати. В Москве по инициативе известной еврейской правозащитницы В. Дебрянской*2 возникла «Ассоциация сексуальных меньшинств», которая провела ряд демонстраций, в том числе на Красной площади. В Ленинграде было зарегистрировано общество гомосексуалистов и лесбиянок. При поддержке телевидения и журнала «Огонек» стала выходить газета сексуальных меньшинств «Тема», официально зарегистрированная Моссоветом. В нарушение российских и международных законов из газеты можно было получить информацию об «изысканнейших наслаждениях» педофила, испытывающего извращенную сексуальную страть к детям. Редактор «Темы» Р. Калинин излагал свою позицию так: «Мы против насилия, но если это происходит по взаимному согласию, это норма в любом возрасте… Где берут? Есть свои каналы, ребенок стоит 3-5 тысяч».

Интеллигенция «малого народа» на телевидении и в печати неуклонно проводит мысль о неизбежности расчленения страны. Например, ведущий популярную передачу тех лет «Взгляд» А. Любимов дал обширный сюжет из Калининграда, называя этот город Кенигсбергом, всячески подчеркивая его немецкое происхождение и с одобрением указывая на то, что Калининградская область (до войны часть Восточной Пруссии) уже начала активно заселяться немцами.*1 Регулярно публикуются статьи, разжигающие национальную рознь, особенно в отношении Русского народа.

Ярким примером разжигания межнациональной розни деятелями «малого народа» стала постановка пьесы «Поминальная молитва» Г. Горина на сцене Московского театра им. Ленинского комсомола (главный режиссер Марк Захаров). Обычный для этого театра кич с плясками и песнями отличался особой русофобской направленностью. Как отмечал русский писатель С. Золотцев: «Русские показаны в спектакле тупым и диким быдлом, готовым чуть что — рубить евреев… Центральная, донельзя натуралистическая, даже для крепких нервов тяжелая сцена — погром! Толпа пьяных русских мужиков, ведомая дамой, которая, конечно же, вопит: «Вперед, истинно русские патриоты! «, врывается в еврейский дом, на свадьбу и топорами убивает маленьких детей, громит, рушит, топчет всех и вся».*2 Цель этой постановки — восстановить евреев против русских, создать условия для развития сионизма.

Провоцирование сионистских настроений среди евреев стало одной из краеугольных установок антирусской коалиции, рассматривавшей еврейское движение как главную силу по расшатыванию СССР и созданию в нем оппозиционно-подрывных центров.

Как заявлял редактор журнала «Континент» В. Максимов в интервью израильскому журналу «Узы»: «Успех сионистского движения в СССР действительно повлиял на деятельность, а иногда и на возникновение других национально-освободительных движений в нашей стране — и есть немало таких движений. Активисты таких движений поняли, что успех евреев в достижении их основной цели… объясняется, в первую очередь, образом действий, организацией движения, правильным использованием мирового общественного мнения и свободной прессы на Западе. Я уверен, что демократическое движение в России выиграло в результате успеха сионистского движения».*3

*1 Широнин В. Указ. соч. С.164. *2 Молодая гвардия. 1991, N 10. С.268. *3 Цит. по: Русский голос (Нью-Йорк). 24.5.1990.

Сионизм стал локомотивом возникновения многих других подрывных организаций. Его действия координировались в рамках антирусской коалиции и зарубежных спецслужб. Недаром уже в первые годы перестройки активизировалась строго засекреченная израильская спецслужба «Натива», возглавляемая бывшим еврейским диссидентом, покинувшим СССР в 60-х годах, Яковым Кедми (Я. Козаков). «Натива» специализировалась по борьбе с Россией, ведению подрывной деятельности в СССР и по мобилизации советских евреев на борьбу за дело сионизма. По данным израильского публициста Р. Давида, «когда-то в юности, вскоре после своей болезненной эмиграции в 1969 году, Яша (Яков Кедми. — О. П.) мечтал вернуться в Москву командиром оккупационных войск и комендантом Кремля».*1 В 1988 году Кедми вернулся в СССР одним из двух членов израильской делегации по установлению дипломатических отношений. Глава секретной спецслужбы «установил тесные связи с советскими государственными чиновниками всех уровней… Одним из его секретов был контроль над сионистскими кругами и организациями, а эти круги достаточно мощны».*2 «Натива» и другие сионистские организации взяли на себя роль «ускорителей перестройки», посредников между космополитическим режимом Горбачева и антирусской коалицией Запада.

*1 Цит. по: Молодая гвардия. 1996, N 10. С.170. *2 Там же.

В январе 1987 года Всемирный еврейский конгресс организовал в Израиле конференцию по проблемам «Еврейской самобытности и еврейской культуры в СССР». Однако главной темой всех выступлений было создание и расширение деятельности сионистского подполья в России с его последующей легализацией.

Через год в СССР создается сионистский центр под вывеской «Общество дружбы и культурных связей с государством Израиль», одним из руководителей которого стал все тот же глава «Нативы» Я. Кедми. В 1988-1989 годах по договоренности между председателем Всемирного еврейского конгресса Э. Бронфманом и Э. Шеварднадзе в Москве возникла еще одна сионистская организация — Еврейский культурный центр им. Михоэлса.

В конце 1989 года в Москве созывается всесоюзный съезд 198 еврейских организаций из 73 городов СССР, который учредил Конфедерацию еврейских объединений и организаций («Ваад»), которая в полном своем составе вошла во Всемирную сионистскую организацию. На следующий съезд «Ваад» прибыли представители уже 283 еврейских организаций из 95 городов СССР, которые потребовали от советского правительства выступить с инициативой в ООН по отмене решения о признании сионизма разновидностью расизма, разорвать Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и республикой Ирак, закрыть дипломатическое представительство арабского государства Палестины в Москве т.е. подчинить внешнюю политику Советского Союза идеологическим установкам Израиля.

Активность сионистских кругов постепенно усиливалась. На съезде сионистских организаций в Москве участвовали представители 108 местных сионистских организаций (т.е. не скрывавшие, как многие другие еврейские националистические организации, своих сионистских целей), объединявшие, по данным их представителей, около 20 тыс. членов в 53 городах. Съезд декларировал свое намерение бороться за власть, выдвигал своих кандидатов на выборах в органы власти.*1

За 1989-1990 годы в СССР возникает целый ряд крупнейших сионистских организаций, ставящих своей целью подрывную работу против России и Русского народа. Вслед за Союзом сионистов СССР (1989) легазизуется международная сионистско-масонская организация «Бнай Брит», образуется влиятельное сионистское общество «Иргун Цийони» (1989). Как во многих западных странах, создается фашистская, военно-террористическая сионистская организация «Бейтар», ориентированная на воспитание молодежи в погромном националистическом духе ненависти ко всем неевреям (гоям). Лекции, которые читаются юным погромщикам, внушают мысль о необходимости физического уничтожения всех тех, кто не признает превосходства «великой еврейской нации» над другими народами.*2

В течение двух-трех лет сионизируются многие органы советской печати («Московские новости», «Огонек», «Известия», «Московский комсомолец», «Вечерняя Москва» и др.) и телевидение. Состав редакций, темы, которые они поднимают, интерпретирование событий с сионистских позиций, разжигание национальной розни превращают их в организации борьбы за интересы еврейских националистов и фашистского государства Израиль.

Среди антирусских, погромных органов печати одно из ведущих мест заняла «Еврейская газета» (бывший «Вестник еврейской советской культуры»), главный редактор которой член КПСС, сионист и русофоб Т. Голенпольский не постеснялся, например, печатно заявить, что Достоевский для евреев — прежде всего антисемит, а затем уже писатель.*3

Так постепенно сионизируясь, интеллигенция «малого народа» возвращалась к своим истокам.

*1 Бюллетень ТАСС. 1990, N29. X 1. *2 Молодая гвардия. 1991, N 10. С.264. *3 Золотцев С. Минуты века роковые //Молодая гвардия. 1991, N 10. С.270.

т2.522-527

***

Космополитические силы внутри России пытаются «обновить» Православие, придав ему католические и протестантские черты. При поддержке партийных идеологов в Церкви укрепляются обновленческое и экуменическое течения, пытающиеся воспользоваться перестройкой, чтобы навязать Православию «еретическую реформу»: русификацию церковной службы (отказ от церковно-славянского языка), введение нового календаря и сближение с неправославными конфессиями. Возникает своего рода Союз воинствующих обновленцев и экуменистов, состоявший в основном из крещеных евреев, наиболее активными членами которого стали священники Александр Борисов, Александр Мень, Виталий Боровой, Георгий Кочетков, Глеб Якунин, Иоанн Свиридов.

Членами этого Союза русское православное возрождение и национальное движение воспринимались как катастрофа, а любой отвергавший экуменизм оценивался как фашист. Как писал активист экуменизма и обновленчества Александр Мень: «Произошло соединение русского фашизма с русским клерикализмом и ностальгией церковной (пишет священник?! — О. П.). Это, конечно, позор для нас, для верующих, потому что общество ожидало найти в нас какую-то поддержку, а поддержка получается для фашистов… Куда ни сунешься, с кем ни поговоришь: этот — монархист, этот — антисемит, этот — антиэкуменист и так далее».

Несмотря на все усилия обновленцев и экуменистов, им не удалось нарушить полноту церковной жизни, замутить чистоту православной веры. Для абсолютного большинства верующих они оставались кучкой раскольников, презираемых и отвергаемых Народом Божьим как еретики.

т2.562

***

В борьбе за власть над Русским народом «Демократическая Россия» использовала все самые низкие и преступные методы — ложь, клевету, шантаж, обман, провокации. Чтобы дискредитировать своих противников в глазах избирателей, сторонники космополитических сил распространяли нелепые, оскорбительные слухи, без указания типографии печатали клеветнические листовки. Некоторых русских кандидатов пытались запугивать физически бандиты, нанятые сторонниками «Демократической России».

Борьба с патриотическим движением приобрела хулиганские формы. Осенью 1989 года особняк, который занимал патриотический журнал «Наш современник», был разрисован шестиконечными звездами и грубо намалеванными надписями: «Россия — родина свиней», «Белов мертвец», «Скоро все вы подохнете с голода». Антирусские силы организовывали провокацию за провокацией, стремясь дискредитировать русское движение.

Постоянному преследованию со стороны космополитов и еврейских националистов подвергается Екатеринбургское общество русской культуры «Отечество» (председатель журналист Ю. В. Липатников). Провокаторы обвиняют Общество в антисемитизме за то, что оно распространяло материалы о кровавых преступлениях Я. Свердлова и требовало возвращения столице Урала исторического названия — Екатеринбург.

19 января 1990 года литературное объединение «малого народа» «Апрель» организует националистическую провокацию против русских патриотов. Руководители этого объединения, в частности известные русофобы Е. Евтушенко, Ю. Черниченко, пригласили на свое заседание (проводившееся обычно за закрытыми дверями) в Центральном Доме литераторов несколько представителей одного из патриотических клубов Москвы, реакцию которых на подобное сборище было легко прогнозировать. Простые русские парни, возмущенные наглыми выпадами «апрелевцев» по адресу Русского народа, естественно, возмутились и наговорили немало резкостей организаторам сборища, которые только этого и ждали. Хорошая подготовка акции наводила на мысль о том, что она была спланирована заранее под руководством сотрудников западных спецслужб, набивших руку на организации подобных провокаций. Буквально на следующий день в большинстве средств массовой информации в СССР и за рубежом начинается оголтелая кампания по дискредитации русского патриотического движения, а незначительный инцидент в ЦДЛ представляется как еврейский погром. Провокаторы из «Апреля» требуют привлечения к суду и сурового приговора всем русским патриотам. Был схвачен и брошен в тюрьму один из «гостей» «Апреля» простой русский рабочий К. Смирнов-Осташвили. Космополитические средства массовой информации создают из этого «дела» «жупел» русского патриотического движения как якобы «опасного и преступного». К организации судебного процесса привлекаются опытные юристы-фальсификаторы, в частности А. Макаров, впоследствии разоблаченный в клевете с использованием фальшивых документов. Организаторы антирусской провокации призывают посадить на скамью подсудимых членов многих русских патриотических организаций, заодно и руководство Союза писателей России, и прежде всего В. Распутина, В. Белова, Ю. Бондарева. Одновременно преследованию подвергаются и другие патриоты: А. Романенко — в Ленинграде, Ю. Липатников — в Свердловске, Ю. Бровко — в Москве. В Верховном Совете СССР два представителя Межрегиональной группы А. Гельман и В. Гинзбург настаивают на разработке и принятии законодательного акта об антисемитизме, предусматривающего чуть ли не введение особых трибуналов. Космополитические деятели, перебрав весь возможный запас унизительных обвинений по адресу русских, дошли до того, что стали обвинять народ, спасший мир от фашизма в «фашизме».*1

*1 Еще осенью 1989 года известный русофоб, зять Н. С. Хрущева Н. Шмелев, незадолго до этого предложивший создать ВЧК для расправы с «противниками перестройки», объявил, например, что внутри российских профсоюзов «возникло фашистское движение» (Россия. 1989, N 1); с подобными же наглыми нападками на Русский народ выступал близкий родственник другого видного большевика, академик-русофоб  С. С. Шаталин (Правда. 8.2.1990).

Русские люди именовались в космополитической прессе «фашистами» и «расистами» или же — с сугубо биологическим презрением — «детьми Шарикова», т.е. происходящими от псов. Это напоминало гитлеровскую пропагандистскую терминологию относительно русских как «низшей» славянской расы.

Регулярному расистскому поношению подвергалось все историческое прошлое России — дореволюционное и послереволюционное.

Россия — «тысячелетняя раба», «немая реторта рабства», «крепостная душа русской души», «что может дать миру тысячелетняя раба?» — эти клеветнические клише относительно России и Русского наро да, в которых отрицался не только факт, но сама возможность позитивного вклада России в мировую историю и культуру, определяли собою отношение центральной периодической печати и ЦТ к великому героическому народу-труженику, взявшему когда-то на свои плечи беспримерную тяжесть созидания многонационального государства.

«Русский характер исторически выродился, реанимировать его значит вновь (?) обрекать страну на отставание, которое может стать хроническим». Само существование «русского характера», русского этнического типа недопустимо по этой чудовищной логике! Русский народ объявлялся лишним, глубоко нежелательным народом. «Это народ с искаженным национальным самосознанием», — заключали о русских политические деятели и журналисты из «Демократической России». Желая расчленить Россию, упразднить это геополитическое понятие, они называли ее «страной, населенной призраками», русскую культуру — «накраденной» (! ), тысячелетнюю российскую государственность — «утопией». Как отмечали русские писатели в открытом письме в Верховный Совет СССР: «Стремление «вывести» русских за рамки homo sapiens приобрело в официальной прессе формы расизма клинического, маниакального, которому нет аналогий, пожалуй, средь всех прежних «скрижалей» оголтелого человеконенавистничества». «Да, да, все русские… люди — шизофреники. Одна их половина — садист, жаждущий власти неограниченной, другая — мазохист, жаждущий побоев и цепей» — подобная «типология» русских тиражировалась московскими «гуманистами» в прессе союзных республик — для мобилизации всех народов страны, в том числе и славянских, против братского Русского народа. Русофобия в средствах массовой информации СССР догнала и перегнала зарубежную антирусскую пропаганду.*1

*1 Письмо писателей России. //Московский литератор. 2.3.1990.

Дискриминированный в реальных гражданских правах, ошельмованный как «раб», как «фантом», или «призрак», русский человек в то же время сплошь и рядом нарекался «великодержавным шовинистом», угрожающим другим нациям и народам.

Для этого лживо, глумливо переписывалась история России так, что защита Отечества, святая героика русского патриотического чувства трактовались как «генетическая» агрессивность, самодовлеющий милитаризм. «А с кем только ни воевала?! — сокрушается насчет России член Политбюро ЦК КПСС, агент влияния США А. Яковлев в «Литературной газете». — И все это в памяти. Все это формирует сознание, остается в генофонде… Психологически — наследие отягчающее».

Активисты «Демократической России» нагнетают в стране атмосферу страха перед якобы грядущим насилием по отношению к евреям, распускают лживые слухи о еврейских погромах.

В центральных и районных газетах тиражируется ложь, сочиненная космополитами о «погроме», учиненном в Центральном Доме литераторов «боевиками» общества «Память», о прямой связи этого «погрома» с выступлениями писателей России на своем VI пленуме, о готовящемся «всесоюзном еврейском погроме». В телепередаче «Взгляд» были продемонстрированы и соответствующим образом откомментированы звуко- и видеозапись скандала в ЦДЛ, причем, идеологами «погрома» назывались журнал «Наш современник» и другие русские патриотические органы печати, а в телепередаче «До и после полуночи» трибуна была предоставлена руководителям «Демократической России» А. Мурашову и Ю. Щекочихину, поведавшим миллионам зрителей об опасности грядущих еврейских погромов и призывавшим привлечь к уголовной ответственности русских патриотов. В том же тоне высказался в программе «Время» и еще один космополитический деятель Г. Боровик, призвавший привлекать к судебной ответственности «погромщиков» и их «вдохновителей» из числа русских писателей.

Массированная пропагандистская атака на русское патриотическое движение, осуществлявшаяся почти всеми средствами массовой информации в стране, дистабилизировала положение в обществе и создала все условия для захвата власти в стране космополитическими силами.

т2.600-603

***

Пришедшие к власти космополитические силы по многим характеристикам были сродни еврейским большевикам 1917-1920-х годов. Их объединяла общая ненависть к России и Русскому народу. Как и у большевиков, приход к власти космополитов был связан с поддержкой иностранных спецслужб. Как и большевики, деятели космополитического режима ринулись устраивать свои личные дела за счет государственного достояния России.

Появление на политической арене основоположников криминально-космополитического режима Ельцина ознаменовалось невиданными в истории России расхищением государственного имущества и коррупцией. Идеологи и руководители Межрегиональной депутатской группы и «Демократической России», составившие властное окружение Ельцина, кинулись захватывать особняки, квартиры, дачи, присваивать разное государственное имущество, расхищать казну в масштабах, сравнимых, может быть, только с грабежом достояния Российской Империи еврейскими большевиками в 1917-1920-х годах. Но если большевики, захватывая государственное имущество, только пользовались им в ущерб Русского народа, то пришедшие к власти деятели космополитических сил «Демократической России» оформляли его в свою личную собственность. Самыми крупными расхитителями, уже в первые месяцы «узаконившими» свое право на воровство и коррупцию, стали ведущие фигуры окружения Ельцина — Р. Хасбулатов, Г. Бурбулис, Г. Попов, А. Мурашов, С. Станкевич, А. Собчак, Г. Старовойтова, М. Полторанин, В. Шумейко.

Соратник Ельцина по Верховному Совету (тогда они еще дружили), чеченский общественный деятель Р. Хасбулатов (который уже имел хорошую жилплощадь в Москве) приказал выбрать самую лучшую квартиру в Москве и приватизировал ее на свое имя.*1 Подобные присвоения квартир, дач и особняков из государственного фонда осуществили многие соратники Ельцина. Да и сам он в трудное для народа время стал возводить себе личный особняк в Горках-10, рядом с дачей М. Горького.

Ближайший соратник Ельцина, бывший преподаватель научного коммунизма Г. Бурбулис, также специалист в области приватизации государственного имущества, фигурировал в уголовном деле о так называемой красной ртути, которая стала предметом многих валютных афер. По сведениям, приводимым зам. Генерального прокурора России Н. Макаровым, по предложению Бурбулиса монопольное право на изготовление и продажу этого вещества было предоставлено коммерческой организации екатеринбургского концерна «Промэкология». Впоследствии его имя было также связано со скандалом вокруг российской государственной компании «Русское видео», ставшей ареной жестоких криминальных разборок и убийств.*2

Другой ближайший соратник Б. Ельцина В. Шумейко, по данным Генеральной прокуратуры России, совершил ряд должностных преступлений, связанных с присвоением государственного имущества в особо крупных масштабах. В частности, он распорядился заключить контракт внешнеэкономического объединения «ВАМО» с фирмой «Телемонд Лтд» на поставку детского питания в Россию. Для оплаты этих поставок Шумейко письменно дал указание перевести деньги на счет швейцарской фирмы. Однако контракт этот не был реализован, а валютные средства, по сведениям прокуратуры, «использовались инофирмами в своих интересах». Шумейко проходил как главное действующее лицо и по уголовному делу о незаконной передаче на бланке «ВАМО» нескольких квартир в Монако, принадлежавших государственной организации «Росагрохим» (стоимостью около 30 млн. французских франков). Распоряжение о их передаче было подписано Шумейко.*3 Кроме этих уголовных дел известна связь Шумейко с аферистом Д. Якубовским, который, в частности, подарил соратнику Ельцина за какие-то услуги дорогой мебельный гарнитур.

*1 Независимая газета. 17.4.1992; квартира эта была построена для Л. Брежнева, однако ему она показалась очень большой (440 кв. м — стоимость более 1 млн. долл.) и он от нее отказался, *2 Раззаков Ф. Бандиты времен капитализма. М., 1996. С.206, 210. *3 Там же. С.232.

Еще один друг Ельцина М. Полторанин, бывший партийный журналист, сотрудник «Правды», был впоследствии уличен в махинациях, связанных с российской собственностью за границей. Он способствовал тому, что Российский Дом науки и культуры в Берлине стоимостью около 700 млн. долл. и земельный участок, на котором он расположен, могли перейти в собственность немецкой фирмы.*1 Только вмешательство правоохранительных органов остановило эту преступную сделку.

Советник Ельцина Г. Старовойтова была связана с финансовыми махинациями ее бывшего мужа, еврейского коммерсанта М. В. Борщевского, которому она составляла деловую протекцию, опираясь на влияние своего патрона. Своим придворным генералам Грачеву, Волкогонову, Кобецу, Шапошникову Ельцин разрешил купить государственные дачи по ценам, в 10-50 раз меньше их настоящей стоимости, т.е. незаконно передал из государственного имущества десятки миллионов рублей по ценам тех лет.*2

В Москве на выборах в Моссовет победила также «Демократическая Россия». Новым председателем и заместителем председателя Моссовета были избраны соратники Ельцина Г. Попов и С. Станкевич, оба космополиты, люди абсолютно аморальные и нечистые на руку, прошедшие «школу» института Крибла. Г. Попов подвизался в МГУ на ниве «научного» обслуживания детей высокопоставленных родителей*3 и пользовался среди настоящих ученых славой «прохиндея».

*1 Раззаков Ф. Указ. соч. С.210. *2 Советская Россия. 10.4.1993. *3 Помогал писать диссертации невестке Гришина и внуку Хрущева, дочерям академиков Аганбегяна и Шаталина и целому ряду других крупных партийных и советских чиновников (Советская Россия. 16.12.1990).

При нем взяточничество в среде городского чиновничества было легализовано. В интервью газете «АиФ» Г. Попов ответил на вопрос «Может ли политик быть честным человеком?» следующим образом: «В политике главное — цель. Если я политик, то имею право маневрировать для достижения цели.» А на вопрос о том, безнравственна ли политика вообще, Попов ответил: «Почему? Она, наоборот, нравственна. Какой бы был прогресс, если бы не было политики?! Но это особый тип нравственности». Попов одобрительно отозвался о создании специальных тарифов на услуги чиновников, назвав это «уже иной, более культурной системой». По словам Попова, он всегда нервничает, когда не знает, «кому сколько надо дать, хотя хочется за что-то отблагодарить человека. А по тарифам было бы просто: скажем 10-20% от стоимости сделок. И все довольны друг другом. Можно ли это назвать коррупцией? Можно. Но можно и дополнительной оплатой хороших услуг».

Заместитель Г. Попова С. Станкевич, обучавшийся несколько месяцев в США в рамках секретной программы ЦРУ по подготовке агентов влияния, позднее был арестован с поличным за получение взятки в 10 тыс. долл. и бежал к своим покровителям в Америку.

Назначенный Г. Поповым на должность начальника московской милиции, один из руководителей «Демократической России» и также соратник Ельцина А. Мурашов фактически открыто разрешил московским милиционерам брать взятки, которые, по его мнению, стали частью заработной платы. В интервью корреспонденту газеты «Голос» он откровенничал:

«Корр.: Сколько сегодня получает рядовой милиционер в районном отделении?

Мурашов: Тысячи четыре, но это — в кассе. На самом деле он получает гораздо больше. По экспертным оценкам -от 10до20 тысяч.

Корр.: Вы хотите сказать, что от 6 до 16 тысяч в месяц милиционер «прирабатывает»?

Мурашов: Ну, у гаишников эта цифра побольше, у следователей поменьше. Многое зависит от района, сотрудник отделения на Арбате, конечно, имеет много больше, чем в Коровине. Но и там тоже есть точки, где можно поживиться.

Корр: То есть практически каждый милиционер готов взять предложенные деньги от любой структуры?

Мурашов: Нет, не от любой и не всякие предложенные, а только сравнительно безопасные деньги, прошедшие по отработанным каналам».*1

Один из руководителей «Демократической России», еврейский общественный деятель И. Заславский стал председателем Октябрьского райсовета города Москвы. В короткий срок он узурпировал власть в районе и стал распоряжаться государственной собственностью, расположенной на его территории, как своей личной. Он стал одним из главных инициаторов создания совместного предприятия «Центр КНИТ Калужская застава», 60% акций которой принадлежат французским фирмам. Последние получили право на сверхльготных условиях за символическую плату арендовать на 99 лет крупный участок земли с находящимися на нем жилыми домами, что вызвало чуть ли не восстание жителей этих домов.*2

*1 Раззаков Ф. Указ. соч. С.92. *2 Советская Россия. 19.1.1993.

В нарушение всех российских законов вместо государственных органов власти И. Заславский организовал в районе ряд фирм — «Ассистент» (Ш. Какабадзе), «Фирит» (Ю. Фогельсон), «Пятерка» (Д. Шустерман), «Грядущее» (И. Заславский, М. Мазо, И. Гезенцвей, И. Шлейфман), «Медицинская лига» (И. Заславский), «Арабский культурно-деловой клуб» (И. Заславский), «Вечерние зори» (И. Заславский) и др., наделив их правом: разгосударствления предприятий района; осуществлять владение, пользование и распоряжение предприятиями, зданиями и сооружениями на территории района; передавать их в пользование, аренду или в собственность; устанавливать цены и взимать плату, оставляя себе не менее 5% получаемой прибыли. Эта система привела к огромным злоупотреблениям и расхищению государственной собственности в особо крупных размерах.*1

В Ленинграде депутатом Ленсовета, а затем и его председателем стал А. Собчак. Так же как и Г. Попов, он сделал хорошую карьеру в науке путем различных махинаций и прислуживания советской номенклатуре. Во время перестройки создал кооператив, работе которого способствовал, используя свое служебное положение народного депутата. Деятельность Собчака на посту председателя Ленсовета характеризовалась ростом коррупции и незаконных операций с городской недвижимостью, передачи муниципальной собственности иностранным фирмам.

Связанные с западными спецслужбами и антирусскими центрами, основоположники криминально-космополитического режима многими месяцами проводили свое время за границей. Представители «Демократической России» в депутатском корпусе РСФСР постоянно выезжали за инструкциями и с отчетами за рубеж. На долю этой группы приходилось около 80% всех зарубежных депутатских поездок.*2

*1 Советская Россия. 13.3.1991. *2 Там же. 5.6.1991.

К лету 1990 года, укрепив свои позиции и контролируя большинство депутатов Верховного Совета РСФСР, «Демократическая Россия» приступает к выполнению планов мировой закулисы по расчленению СССР.

12 июня 1990 года Верховный Совет РСФСР принял Декларацию о независимости, верховенстве республиканских законов над законами Союза, постановление о собственной финансово-кредитной и налоговой системе.

Провозглашение «независимости» Российской Федерации Верховным Советом РСФСР было коллективным актом государственной измены, так как фактически означало выход ее из состава СССР — преемника Российской Империи, а также признание произвольных административных границ, нарезанных еврейскими большевиками в ущерб интересам Русского народа. Изменники-депутаты таким образом подтвердили «законность» антирусской национальной политики большевиков, создавших на территории Российского государства различные псевдогосударственные образования: Советскую Украину, Советскую Белоруссию, Советский Казахстан, Советский Узбекистан.

Провозгласив независимость и суверенитет РСФСР, депутаты-изменники во главе с Б. Ельциным начали демонтаж исторического центра Русского государства, разрушение основ центральной власти Русского народа. Впервые со времен татаро-монгольского ига московская власть «добровольно» отказывалась от главного источника своего политического и экономического могущества, перечеркивала результаты многовековой политики собирания земель вокруг Москвы.

Провозглашение «независимости» РСФСР дало толчок к регулируемой из Вашингтона цепной реакции по расчленению СССР.

т3.606-611

***

Криминально-космополитический режим, пришедший к власти в 1991 году, имел много общего с большевистским режимом эпохи революции и гражданской войны.

Оба режима пришли к власти в результате государственной измены и предательства интересов Русского народа.*2

Оба режима были тайно связаны с иностранными правительствами и спецслужбами, использовали их деньги и помощь.

Оба режима возглавлялись преимущественно нерусскими людьми (во многих случаях евреями) и рекрутировали свой кадровый костяк вне Русского народа.

Оба режима под прикрытием благих намерений ограбили Русское государство и народ, проводя целенаправленную антирусскую политику.

Первое российское правительство, созданное криминально-космополитическим режимом после августовского государственного переворота в 1991 году, было в чистом виде антирусским, все главные, ключевые должности в нем, как и при большевиках, занимали евреи: Е. Гайдар (первый вице-премьер), А. Чубайс (зам. премьер-министра), А. Козырев (министр иностранных дел), П. Авен (министр внешнеэкономических связей), Е. Примаков (руководитель внешней разведки, впоследствии министр иностранных дел), Г. Бурбулис (госсекретарь).

Ближайшими советниками президента Ельцина стали также евреи Лившиц (впоследствии министр финансов), Е. Ясин (впоследствии министр экономики), К). Батурин (впоследствии секретарь Совета обороны), Сатаров, Е. Боннэр, В. Костиков, губернатор Нижнего Новгорода Б. Немцов.

Как позднее отмечал бывший руководитель Комитета по печати Б. Миронов: «Если вы возьмете ближайшее окружение президента, это люди не коренной национальности России. Отсюда их непонимание, невозможность усваивать национальные идеи».*3

*2 Весьма характерно, что в начале 1992 года Ельцин выпустил из бывших советских тюрем всех своих единомышленников по государственной измене. Своим именным указом он помиловал множество изменников и шпионов, осужденных в разное время по статье 64 «Измена Родине». На свободе оказались государственные преступники, предавшие Родину, имевшие на своей совести гибель и поломанные судьбы сотен русских людей. Так, один из помилованных, завербованный американской разведкой сотрудник ГРУ Чернов стал виновником ликвидации всей советской агентуры ГРУ на территории Франции в середине 70-х годов (Известия. 6.3.1992). *3 Аль-Кодс. 1994, N 25.

Большое количество евреев заседает и в Государственной Думе, они численно преобладают в таких партиях, как «Выбор России», «Яблоко» и им подобных партиях сторонников криминально-космополитического режима. Подавляющее большинство этих депутатов, естественно считали себя не представителями Русского народа, а выразителями воли евреев.

Депутат Госдумы от партии «Выбор России» А. Гербер в интервью газете «Москва-Иерусалим» заявила, например, что считает себя в Думе представителем российских евреев, что она «постоянно тоскует по Израилю», что для нее Россия — «эта страна, а Израиль — моя страна».*1

Засилье евреев в правительстве, администрации президента и Госдуме дало основание еврейскому публицисту Л. Радзиховскому заявить, что «евреи имеют больший удельный вес в русской политике и бизнесе, чем в политике и бизнесе любой другой христианской страны».*2

Первое правительство криминально-космополитического режима, так же как и еврейские большевики в 1917 году, заняло непримиримую позицию в отношении Русского народа и его национальных интересов. Хорошо знавший команду Е. Гайдара еврейский политик Г. Явлинский удивлялся ее непорядочности. «Меня поражало, — писал он, — с какой нелюбовью и даже ненавистью эти люди относились к своей стране. Они говорили: все равно здесь все плохо, здесь «совок», здесь все гадость. Сейчас мы зажжем очистительный огонь инфляции, все здесь разрушим, а потом начнем строить. У них не было никакой опасливости перед тем, что они затевали. Им не нужен был ничей опыт, кроме их личного, совершенно недостаточного для мероприятий такого масштаба, как они планировали.

Они абсолютно не понимали, что помимо геополитических связок между республиками, помимо межличностных отношений между лидерами государств, помимо проблем экономической выживаемости народного хозяйства, то есть помимо очевидного, есть еще человеческие отношения, родственные, дружеские, социальные, есть все, что делало нас страной. Их представления об этом были просто убийственными. Когда они говорили: что же, мы будем делать реформу с узбеками или с украинцами? — мне все хотелось спросить: мы сами-то кто такие? У вас же Россия — это сколько наций и народностей, это и мордва, и татары, и ханты, и Дагестан, и чукчи, и якуты, и украинцы между прочим тоже. Почему вы с таким цинизмом и с таким снобизмом относитесь ко всем остальным?».*3

*1 Аль-Кодс. 1994, N 25. *2 Новое русское слово (Нью-Йорк). 17.1.1996. *3 Цит. по: Очнись, Россия, и восстань. М., 1994. С.51.

Для выполнения тех преступных задач, которые ставил перед собой Б. Ельцин, требовались люди именно таких качеств, как Е. Гайдар, Чубайс или Козырев, — непорядочные, нечестные, ненавидевшие страну, неразборчивые в средствах, равнодушные к страданиям десятков миллионов людей.

Как позднее признавался тот же Г. Явлинский, хорошо знавший политическую кухню президента Ельцина, «у Бориса Николаевича и его ближайшего окружения были четкие политические установки, которые они считали приоритетными и хотели реализовать в любом случае. Прежде всего это одномоментный (в прямом смысле — в один день), не только политический, но и экономический развал Союза, ликвидация всех мыслимых координирующих экономических органов, включая финансовую, кредитную и денежную сферу. Далее, всесторонний отрыв России от всех республик, включая и такие, которые в то время не ставили такого вопроса, например Белоруссию, Казахстан. И ряд других установок — в том числе, естественно, введение множественных ограничений на свободную торговлю и рыночные отношения с бывшими союзными республиками… Таков был политический заказ».*1

Выполнить этот заказ с готовностью взялась команда Гайдара-Бурбулиса. Сам Е. Гайдар — одна из самых отвратительных фигур далеко

не первого ряда российской истории по своему «нравственному» потенциалу, близкая проходимцам на русской политической арене вроде Гришки Отрепьева. Внук садиста-большевика А. Гайдара (любившего собственноручно убивать захваченных им людей), дитя советской номенклатуры, любимый ученик афериста от экономической науки С. Шаталина, приспособленец и карьерист, мало чем выделявшийся из многих подобных ему космополитических служителей аппарата, Е. Гайдар первоначальную ставку делал только на КПСС и сумел достигнуть к 33 годам должности одного из руководителей главной коммунистической газеты «Правда».*2 Тесно связанный с американскими должностными лицами и спецслужбами, Гайдар уже в конце 80-х годов вступил на путь измены, став одним из важных звеньев агентуры влияния США.

*1 Литературная газета. 1992, N44. *2 Главный редактор «Правды» Фролов назвал Гайдара «надеждой партийной журналистики» и поставил его заведовать отделом экономики (Независимая газета. 29.10.1994).

Как агенты влияния были подготовлены и многие другие члены команды Гайдара. Тесно связанный с ЦРУ сотрудник израильской спецслужбы «Моссад» Д. Сорос организовал на «свой счет» пребывание и обучение команды Гайдара в США.*1

Внешняя и внутренняя политика криминально-космополитического режима первые два года своего существования полностью подчинялась национальным интересам США. В 1992 году руководитель правительства Е. Гайдар каждые три недели приезжал в американское посольство на конфиденциальные встречи с послом Р. Штраусом для отчета и инструкций. Нередко вместе с Гайдаром на ковер к американскому послу приезжали и другие министры российского правительства, а порой и сам президент Ельцин, которого Штраус, в частности, инструктировал перед выступлением в американском конгрессе.*2

Выполняя установку американской администрации на ликвидацию России как великой державы и расчленение ее на ряд самостоятельных обособленных территорий, Гайдар открыто провозглашал: «Мы выступаем за дешевое, небольшое государство».*3 Внешняя политика России потеряла самостоятельность и пошла в фарватере американской. Российское Министерство иностранных дел стало своего рода одним из подразделений Государственного департамента США, а министр Козырев — подчиненным американского госсекретаря. Переписка Козырева с госсекретарем США, частично опубликованная в печати, напоминала диалог начальника и подчиненного.

Не менее пикантные отношения складывались у команды Гайдара и с правительствами других стран Запада, настаивавших на односторонних уступках России. Министр гайдаровского правительства, проводя

в Японии тайные переговоры о передаче этой стране российских Курильских островов, жил в гостинице, питался, приобретал вещи, а счета оплачивало японское правительство.*4

*1 Кто есть кто. 1994, N 6. *2 Мегаполис-экспресс. 5.8.1992. *3 Вечерняя Москва. 24.1.1994. *4 Илюхин В. И. Спасти Россию. М., 1995. С.48. *5 Например, Российский центр по приватизации при правительстве РФ возглавляли два гражданина США (в частности Б. Гарднер) (Московский комсомолец. 2.2.1996).

На работу в федеральном аппарате были приглашены сотни американских советников, многие из которых были одновременно и кадровыми сотрудниками ЦРУ. Особенно много таких «советников» работало в Госкомимуществе, Министерстве по внешнеэкономическим связям, Министерстве экономики. В Госкомимуществе, которым руководил А. Чубайс, по программам этих советников*5 была осуществлена приватизация общегосударственной собственности Русского народа, значительная часть которой попала в руки зарубежных (прежде всего  американских) корпораций, была расхищена государственными чиновниками и представителями различных теневых и мафиозных структур.

Очень характерен рассказ одного арабского коммерсанта о своем посещении Госкомимущества с деловым предложением. Коммерсант позвонил в приемную Чубайса, где ему ответили, что прежде чем идти на прием, надо сначала встретиться и изложить свое дело Джону Хею. «Кто это такой?» — с удивлением спросил коммерсант. Ему ответили, что это американец, эксперт-советник Чубайса. «Что за странный порядок, — подумал коммерсант, — хочешь обсудить государственный вопрос с российским министром — доложись сначала американскому советнику. В это трудно поверить». Но, явившись утром в Госкомимущество, коммерсант действительно встретил этого советника американца. Джон стоял у лифта и деловито объяснялся с другим американцем. Поднялись в лифте, пришли в кабинет Джона, он занял рабочее место и изъявил желание выслушать «просителя». Но тут зашел еще один американец… Беседа длилась минут 12, и в комнату еще не раз заглядывали американские коллеги Джона.

Джон Хей разъяснил коммерсанту: мы будем продавать на приватизационные чеки все имущество на аукционах, следите за объявлениями. И добавил еще: изложите, мол, суть вашего проекта на бумаге, а я доложу Чубайсу. Ошарашенный таким приемом, коммерсант никак не мог уяснить, где все это происходит — в Москве или Вашингтоне? «Неужели народным российским имуществом распоряжаются вот эти молодые американские ребята? Почему их здесь так много? Кто их пригласил? Кто им платит, этим американским экспертам-советникам, они ведь занимают ключевые посты? И откуда они так хорошо знают русский язык? Кстати, все институты по изучению русского языка в США находятся под опекой ЦРУ и ФБР».*1

Если до августа 1991 года представители космополитической власти захватывали в свою собственность квартиры, дачи, особняки, то после августа — заводы, фабрики и комбинаты, институты, нежилые и жилые здания и другие виды общегосударственной собственности Русского народа.

Подобно большевикам, создавшим институт комиссаров, наделенных абсолютной властью и направлявшихся на определенные участки военной, хозяйственной, финансовой и культурной жизни, криминально-космополитический режим воссоздает систему тех же комиссаров под видом так называемых уполномоченных, *2 т.е. лиц, облеченных отимени государства особыми правами для деятельности в определенной области экономики, торговли, туризма, шоу-бизнеса.

*1 Воля России. 1993, N 9; Советская Россия. 1. 12.1992. *2 Строго говоря, система уполномоченных при космополитах, как и система комиссаров при большевиках, возникла несколько ранее. Комиссарство, как мы знаем, было введено еще масонским Временным правительством, также и уполномоченные начали использоваться с 1987 года. Однако уполномоченные конца 80-х и уполномоченные начала 90-х годов так же резко отличаются друг от друга, как комиссары Временного правительства от комиссаров большевиков.

Уполномоченные эти были людьми, близко стоящими к власть держащим, нередко связанными с ними давними незаконными махинациями, а то и просто теневиками или представителями преступных группировок, получавшими право «стать уполномоченными» за огромные взятки. Немалую долю уполномоченных составляли родственники, друзья, близкие знакомые власть предержащих.

Еще до начала так называемой массовой (чековой) приватизации все ключевые составляющие российской государственной экономики были захвачены фактически в личную собственность бывшей советской номенклатурой (высшим государственным чиновничеством) и теми, кого эта номенклатура «уполномочила» осуществить захват.

В первую очередь была захвачена (приватизирована) вся инфраструктура российской общегосударственной экономики: управление промышленностью, банковская система и система распределения. Вместо министерств появились концерны, вместо государственных банков на основе их капиталов — коммерческие (по сути дела, частные) банки, вместо госснабов и торгов — биржи, совместные предприятия и торговые дома.

В исследовании, проведенном Институтом социологии РАН, подробно рассмотрено, каким образом происходил захват (приватизация) общегосударственной собственности в частные руки*1: министерство упразднялось, на его обломках создавался концерн в виде акционерного общества (в том же здании, с той же мебелью и теми же кадрами); министр уходил в отставку; контрольный пакет акций переходил в руки государства, остальные акции распределялись между руководством министерства; главой концерна становилось, как правило, второе или третье лицо упраздненного министерства. Так появился на свет могущественный Газпром (руководитель В. С. Черномырдин).

*1 Известия. 10.1.1996.

Иногда на базе финансового управления министерства создавался коммерческий банк, председателем правления которого становился бывший начальник финансового управления министерства (или его заместитель). Так было с Нефтехимбанком, Промрадтехбанком и другими «отраслевыми» банками.

Большая часть крупных банков была образована с помощью приватизации отделений бывших спецбанков. Из семейства промстройбанков выделились Промстройбанк РФ, Промстройбанк Санкт-Петербурга, Московский индустриальный банк, Московский межрегиональный комбанк и сотни других. Из семейства жилсоцбанков произошли Мосбизнесбанк, Уникомбанк, КБ «Мурман», Свердлсоцбанк и др. То же самое призошло и с системой агропромбанков.

Кроме отраслевых и бывших спецбанков, на этом этапе приватизации были созданы так называемые новые банки: «Инкомбанк», «Менатеп», «Кредобанк», «Столичный» и др. Уже при своем создании эти банки были «уполномоченными», и их капиталы в значительной степени имели государственное происхождение.*1

*1 Известия. 10.1.1996.

Интегрировавшая в космополитический режим бывшая советская номенклатура без особых сожалений бросилась «продавать» свою власть за личное обладание национальной собственностью. Более того, совместно с космополитической властью бывшая советская номенклатура стала торговать общенациональной собственностью, предоставляя права уполномоченного на определенную деятельность тем, кто мог за нее больше заплатить. Такая «продажа» могла состояться не только благодаря огромной взятке, но и за счет устройства близких (жены, дочери, сына и др.) такого «продавца» (а иногда и его самого) на теплое место во вновь образуемую коммерческую структуру.

Как пишет исследователь новой российской «элиты» О. Крыштановская: «Кроме прямой приватизации (как, например, это происходило со спецбанками), в которой главным действующим лицом была технократическая часть номенклатуры (хозяйственники, профессиональные банкиры и проч.), присходило и как бы спонтанное создание коммерческих структур, непосредственного отношения к номенклатуре вроде бы и не имевших. Во главе таких структур появлялись молодые люди, изучение биографий которых никак не наводило на мысль об их связях с номенклатурой. Однако их головокружительные финансовые успехи объяснялись только одним: не будучи сами «номенклатурой», они были ее доверенными лицами, «трастовыми агентами», иначе говоря — уполномоченными. Постепенно это слово все шире входило в оборот и стало применяться официально: для закрепления особой привилегии — обслуживать государство. Если раньше — в советские времена — привилегии носили денежно-вещевой характер (дача, машина, ателье, продукты), то новая система привилегий стала деятельностной. Самой большой льготой 90-х годов в России стало разрешение заниматься такой коммерческой деятельностью, которая приносила сверхприбыли. То есть разрешение быть богатым.

Основными представителями нового класса были спецэкспортеры и уполномоченные банки. Именно им было разрешено становиться крупными, концентрировать капиталы, получать наивысшие прибыли.

В экономике произошел раскол на «уполномоченный сектор» и остальные отрасли. Уполномоченными, то есть близкими к государству, контролируемыми государством, стали экспортные отрасли (нефть, газ, металлы, лес и некоторые другие) и финансовые институты. Именно эти отрасли давали самые быстрые прибыли».*1

Состав уполномоченных криминально-космополитического режима (кроме собственно бывшей советской номенклатуры) складывался из следующих трех основных групп: 1. Родственники и близкие бывшей советской номенклатуры.

2. Теневики, цеховики, представители преступных группировок, платившие за право быть уполномоченными из своих преступных капиталов*2 или в обмен за «обслуживание» определенной деятельности криминально-космополитического режима.

*1 Известия. 10.1.1996. *2 Уже на начало 1991 года капитал дельцов теневой экономики составлял 140-170 млрд. руб. (Советская Россия. 9.2.1991).

3. Лица, связанные с иностранным капиталом, представляющие интересы западных корпораций и спецслужб. Главным рычагом влияния этой категории уполномоченных стал подкуп должностных лиц путем открытия им многомиллионных счетов и покупки недвижимости за границей. Львиную долю этой группы составляли лица еврейской национальности, поддерживаемые мощными группировками международного еврейского финансового капитала.

В течение 3-4 лет от 60% до 75% общенациональной российской собственности перешло в частное владение или под контроль космополитических или криминально-теневых структур, чуждых интересам России и Русского народа. Такого моментального и масштабного ограбления (и одновременно фантастического обогащения немногих) не знал ни один другой народ за всю мировую историю.

Именно это стало основой жесткого антирусского контроля криминально-космополитического режима, многие представители которого объединяли в своем лице огромную политическую и экономическую власть.

Практика назначения уполномоченных (чуждых национальным интересам России) и их баснословное обогащение таким же образом осуществлялись и на уровне регионов. Лидером здесь закономерно стала Москва, где возникла Московская группа (холдинг мост-группы, строительные, торговые и финансовые учреждения) под управлением мэра Москвы Ю. Лужкова. Установилась невиданная по своей мощи власть, которой не обладали ни московские генерал-губернаторы, ни советские первые секретари МГК КПСС. «Лужков превратил столицу в холдинг под своим контролем, который цепко монополизировал всю городскую оптово-продовольственную торговлю, транспорт, строительство, — самые важные для города функции… Генерал-губернатор был всего лишь чиновником на «государевой службе», партийный секретарь — слугой социалистического государства, а мэр Москвы сегодня уже не чиновник и не слуга, а один из хозяев нашей бывшей общенародной собственности. Главная основа его могущества — это концентрация в одних руках почти бесконтрольной административной власти и крупного капитала».*1

Экспроприация общенациональной российской собственности криминально-космополитическим режимом баснословно обогатила его политических лидеров. Вожаки космополитического режима от Ельцина, Гайдара и Черномырдина до Бурбулиса, Шохина, Козырева и прочих российских министров стали обладателями фантастических состояний, особняков и поместий (в том числе за рубежом), счетов в иностранных банках. Существуют сведения о наличии в иностранных банках многомиллионных долларовых вкладов у В. Шумейко, О. Сосковца, А. Чубайса, В. Мостового, П. Грачева, Ю. Лужкова и других высокопоставленных должностных лиц.*2

*1 Независимая газета. 11.11.1994. *2 Илюхин В. И. Указ. соч. С. 85; НТВ «Итоги». 12.1.1997.

Самой распространенной формой коррупции высших должностных лиц криминально-космополитического режима стали махинации, а фактически аферы с государственными бюджетными средствами, «прокрутка» их в свою пользу, а нередко и прямое присвоение.

«Государственные деньги, — рассказывал бывший начальник отдела службы безопасности президента РФ полковник В. Стрелецкий, — перекачивались, превращались в «нал», уходили за рубеж. Так росли и крепли… коммерческие структуры, которые сами по себе без патронажа государственных чиновников действовать не могли. Наиболее известные среди патронов: Вавилов — первый заместитель министра финансов; А. Чубайс — вице-премьер российского правительства; П. Авен — министр внешних экономических связей, то есть люди, близко стоящие к государственным деньгам. Из этих людей сформировалась «финансовая группа», цель которой одна — быть поближе к бюджетным средствам».

Полковник Стрелецкий приводит ряд примеров преступных махинаций высших должностных лиц (среди которых А. Чубайс, П. Авен Вавилов) с деньгами государственного бюджета, в результате чего они оказались в их личном кармане. «Ярким подтверждением этого, — пишет Стрелецкий, — стал арест бывшего председателя правления «Интурбанка» налоговой полицией. Что там произошло? 3, 5 миллиона долларов, полученных от государства, они переводят за рубеж, в Хельсинки, якобы там покупают недвижимость, а деньги числятся здесь на балансе «Интурбанка», а там оформлено на физических лиц. Еще один пример. Вавилов, первый заместитель министра финансов, выделяет 40 млн. долларов на строительство жилищно-оздоровительного комплекса на проспекте Вернадского. Под этот проект создали соответствующую коммерческую структуру. Под этот же проект банк «Национальный кредит» получил деньги. А затем они исчезли. Этот же банк получает от Сбербанка России векселя на 100 млн. долларов. После эти векселя вывозят за границу и продают иностранцам. Близится срок оплаты — конец 1996 года, а значит, приближалась грандиозная финансовая катастрофа: иностранец предъявляет векселя Сбербанку, и что имеют вкладчики?»*1

Руководитель администрации президента Филатов построил себе дом, который стоит более миллиона долларов, а руководитель правительства В. Черномырдин воздвиг себе и сыну роскошные дачи. «Полстраны нищих, наверно, нужно было собрать, — рассказывал о черномырдинских дачах В. Стрелецкий, — чтобы они заработали столько денег».*2

*1 Мир новостей. 25.11.1996. *2 Московский комсомолец. 15.10.1996.

Глядя на политических лидеров и их уполномоченных, брать взятки и расхищать общенациональную российскую собственность стали почти все государственные чиновники. Как мне доверительно рассказывал один высокопоставленный государственный чиновник, «сейчас в нашем аппарате трудно найти хотя бы одного честного человека, кто бы при возможности не воровал и не брал взяток. Проще всех (государственных чиновников. — О. П.) разделить на тех, кто попался на этом (их меньшинство) и тех, кто не попался». Взяточничество государственных чиновников на всех уровнях стало общепринятой нормой. Идеологами взяточничества и воровства, открыто провозглашавшихся, стали высокопоставленные должностные лица вроде бывшего мэра Москвы Г. Попова или советника президента, а затем министра финансов Лившица. Последний, например, без всяких шуток заявил по телевидению в мае 1994 года: «Стабилизации в экономике не будет, пока не разворуют всю государственную собственность».*1 В Москве, начиная с Г. Попова, взятки стали брать все, от мелких чиновников до первых лиц. То и дело возникали скандалы, когда городских руководителей хватали за руки с поличным, например, Дорогомиловского, Крылатского, Преображенского, Ясеневского префектов.*2

Когда сотрудника Федеральной службы безопасности (ФСБ), занимающегося вопросами коррупции в высших эшелонах власти, спросили, где больше берут взяток в окружении президента, в правительстве или Госдуме, он ответил: «Я не могу сравнивать. Скажу одно: любой наш сотрудник в течение получаса составит список на несколько страниц, к кому можно идти и давать взятку».*3

*1 ОРТ. 23.5.1994. *2 Московская правда. 11.1.1994. *3 Совершенно секретно. 1995, N 15. С.4-6.

О повальной коррупции и преступных связях высших должностных лиц дают показания многие бывшие сотрудники российских спецслужб, близко столкнувшиеся с этим явлением, например полковник службы безопасности президента РФ Стрелецкий. «Государственная власть, свидетельствует он, — срослась с криминалом… Вот мы узнаем, что Гусинский пытается впихнуть в аппарат тогдашнего главы администрации Сергея Филатова своего зама — Хаита. Тот ставит визу: оформить. Коржаков докладывает президенту, что Хаит тесно связан со структурами, которые близки к спецслужбам Израиля. Филатов получает документ с личной резолюцией Ельцина: «Не допускать и близко! » И что же — Хаита оформляют в Центр специальных президентских программ. Ничего удивительного. Сам Сергей Филатов был окружен еще более сомнительными людьми…. Коммерсант Рамбом Гаврилов, баллотировавшийся в Госдуму, но не прошедший, судим. Как только подружился с Филатовым, запросы о его судимости из ГИЦ МВД РФ стали приходить чистыми. Этого человека разрабатывал УФСБ Ставропольского края на предмет причастности к двум заказным убийствам. Он близок к спецслужбам Израиля. А Филатов лично вручает ему орден. А вслед за этим Гаврилов направляет в Москву бригаду строителей, которая занимается возведением дачи для Филатова на Николиной Горе.

Достаточно этого? Нет? Еще пример. Пишем письмо Черномырдину: в процессе проведения оперативно-розыскных действий нам стало известно, что один из ваших помощников организовал на Западе фирму, является ее учредителем вместе с администрацией вашей родной Оренбургской области и, таким образом, нарушает закон о госслужбе, подпадает под действие закона о коррупции. Просим разобраться. Начинается кипучая деятельность, якобы по его снятию. Сейчас опять при деле. Государственном.

Докладываем о другом помощнике: ворует, лоббирует интересы сомнительных фирм, тоже нарушает закон о госслужбе, десятки миллионов долларов лежат на счете в западном банке. Молчание. До сих пор работает.

Нынешний вице-премьер Большаков. Организовал не менее десятка фирм, где является соучредителем, имеет долю. Докладываем президенту. Реакция странная: Большакова повышают в должности».*1

*1 Мир новостей. 25.10.1996.

ФСБ располагает множеством примеров практически повальной коррумпированности чиновников криминально-космополитического режима. Вот довольно распространенные случаи.

Первый пример. Жена работает в коммерческой структуре и получает в три раза больше остальных сотрудников, муж курирует отрасль, где эта структура имеет интересы. Другой пример. Отец — начальник налоговой полиции, семнадцатилетняя дочь «трудится» в компании консультантом по вопросам налогообложения и получает в пять раз больше отца за некие тайные услуги по уклонению от налогообложения. Еще пример. Высокопоставленный чиновник подписывает бумагу о выделении 3 млн. долл. (15 млрд. руб.) на внедрение новой технологии на таком-то комплексе. Директору комплекса объясняет, что деньги он получит, но на месяц позже означенного срока. Благодарный директор согласен подождать, лишь бы дали. А деньги поступают в уполномоченный банк и там крутятся. За неделю (при 140% годовых) набегает 408 млн. руб. По договоренности половина остается банку, половина — чиновнику (банк может оформить невозвратный кредит и т.п., а обналичить деньги нет проблем). «Покрутились денежки с месяц, вот уже набежало детишкам на молочишко». Внедрение подождет, а чиновнику надо достроить в ближайшем Подмосковье свои четыре дачи (типа «Фрегат»), общая стоимость которых достигает 800 тыс. долл. Часть денег чиновник отмывает через оффшорные компании на Кипре и в Гонконге и переводит на счета в западных банках.

Вице-премьер российского правительства А. Большаков, пользуясь своим должностным положением, создал ряд коммерческих структур, где был учредителем. В некоторых имел до 80% доли. Подключил ко всему своего сына. Соратник еврейского политика А. Чубайса финансовый аферист С. Лисовский, пользуясь своей близостью к главе администрации президента Ельцина, незаконно вывез из России капитал и вместе с итальянской мафией вложил в дело.*1

В 1994 году была поймана с поличным на крупных взятках, махинациях с финансами и недвижимостью одна из видных деятельниц и идеологов криминально-космополитического режима Б. Куркова. За льготы, которые Куркова предоставляла коммерческим структурам, те передавали ее мужу десятки миллионов рублей».*2 Схватили за руку на крупной взятке одного из главных политических советников Ельцина С. Станкевича, который после этого случая бежал с семьей в США и купил там дом. Взяточничество и воровство одного из главных идеологов криминально-космополитического режима мэра Москвы Г. Попова сделали его имя символом коррупционера и расхитителя государственной собственности. О нем даже американский посол Штраус, знавший о его махинациях из разведданных ЦРУ, *3 выразился так: «Попов старый сукин сын. Он способен украсть все, что не прибито гвоздями».*4 Думаю, что эти слова в равной степени характеризуют всех деятелей криминально-космополитического режима.

*1 Московский комсомолец. 15.10.1996. *2 Правда. 26.3.1994. *3 ЦРУ скрупулезно изучало воровство и коррупцию в высших и средних эшелонах власти, собирало компромат на первых и высших должностных лиц, чтобы оказывать на них политическое давление в интересах США. По словам одного из бывших директоров ЦРУ, Россией правит «клептократия». *4 Интервью. 1993, N 1.

***

«Еврейский вопрос в России за последние годы, — пишет еврейский публицист Л. Радзиховский, — претерпел интересные изменения. Из 150 млн. жителей России примерно тысяч 600 — евреи по паспорту. Еще свыше миллиона — «полукровки». Если добавить членов их семей, то мы получаем не менее трех миллионов человек, находящихся в «еврейской сфере». Думаю, что почти 800 000-1 000 000 из них сосредоточены в Москве (до 10 процентов населения).*1

Однако дело не только в численности. Евреи сегодня составляют огромную часть российской элиты — художественной, интеллектуальной (это, впрочем, было всегда в течение последнего века), а также политической и коммерческой.

Политики: Жириновский, Явлинский, Чубайс, бывший министр иностранных дел Козырев и новый министр Примаков, министр экономики Ясин, помощники президента Лившиц, Сатаров, губернатор Нижнего Новгорода Немцов, первый вице-премьер правительства Москвы Ресин, знаменитый генерал Рохлин и т.д. и т.п. С некоторой натяжкой в этот ряд может быть включен и Гайдар. Такое изобилие евреев было абсолютно немыслимо в течение последних десятилетий.

Евреи составляют и огромную часть ранней капиталистической элиты страны. Почти все крупнейшие банки Москвы возглавляют евреи. Банк «Столичный» — Александр Смоленский, «Мост-банк» — Владимир Гусинский, «Менатеп» — Михаил Ходорковский, «Российский кредит» — Виталий Малкин, «Альфа-банк» — Петр Авен и Михаил Фридман… К числу крупнейших предпринимателей России относят того же Владимира Ресина — короля московского строительства, а также скандально известного певца Иосифа Кобзона, постоянно обвиняемого в связях с мафией, Бориса Березовского и других. Одним словом, евреи сегодня в России, после 20 лет непрерывной эмиграции молодых и самых энергичных из них, оказались сильнее, чем 20 лет назад. Больше того, рискну предположить, что евреи имеют больший удельный вес в русской политике и бизнесе, чем в политике и бизнесе любой другой христианской страны».*2

*1 К этой приводимой Л. Радзиховским статистике уместно добавить данные об эмиграции евреев из России. За 1989-1994 годы на «историческую родину» отбыло 500 тыс. евреев (Московская правда. 8.6.1994). *2 Новое русское слово 17.1.1996.

Стремительное возвышение евреев в политической и экономической жизни России 1990-х годов имеет такой же внутренний смысл, как и приход к власти и господство еврейских большевиков после 1917 года, потянувших за собой сотни местечковых обитателей бывшей черты оседлости. Как и первое большевистское еврейское правительство 1917 года, так и первое еврейское правительство криминально-космополитического режима 1991 года пришло к власти в результате государственного переворота и измены Родине.

Как и еврейские большевики, еврейские деятели криминально-космополитического режима сделали главную ставку на своих соплеменников. Под патронатом Гайдара, Чубайса, Авена, Козырева, Примакова, Ясина, Лившица и других еврейских политиков 60%*1 общенациональной российской собственности, созданной трудом многих поколений Русского народа (составляющего 85% населения Российской Федерации), было незаконным, а точнее, преступным, образом переведено во владение нескольких десятков еврейских кланов финансовых аферистов и теневиков.

Как и большевики в 1917-1918 годах, деятели криминально-космополитического режима в 1991-1997 годах экспроприировали подавляющую часть общенациональной собственности великой страны.*2

Экспроприация (на языке преступного режима «приватизация») общенационального достояния Русского народа в собственность еврейских кланов была самым крупным в истории человечества уголовным, политическим и экономическим преступлением, крупнейшей аферой, результатом преступного сговора еврейских политиков и еврейских дельцов, поддержанных международным капиталом.

Расхищая национальное богатство России и присваивая его, еврейские кланы объявили всему миру, что оно ничье, как будто в стране умерли все русские, создавшие это богатство. Один из главных участников преступления еврейский финансовый аферист Березовский в беседе на израильском телевидении прямо заявил: «Это богатство было ничье, не принадлежало никому. Это было государственное».*3

*1 Эту цифру («60% российских капиталов принадлежат еврейскому бизнесу») назвал в интервью израильскому телевидению (2-й канал, 3.10.1996) еврейский финансовый аферист Малкин (банк «Российский кредит»). *2 Исходя из доли русских в населении Российской Федерации, принадлежащая им собственность составляла не менее 85%. *3 Израильское телевидение, 2-й канал, 3.10.1996. *4 Там же. Подробнее механизм аферы, именуемой «приватизация», будет рассмотрен в главе 78.

Представители еврейских кланов стали самыми важными фигурами в институте «уполномоченных» (комиссаров) еврейского правительства. «Своя» власть, и, конечно, не бескорыстно, с готовностью переводила в собственность еврейских бизнесменов богатство, созданное трудом Русского народа. Как признавался в Израиле тот же Березовский: «Чиновник (конечно, «свой», например, П. Авен. — О. П.) может одной росписью определить — тебе принадлежит или не тебе. Не будем обсуждать, плохой механизм приватизации или хороший. Моя точка зрения лучше (для Березовского. — О. П.) быть не могло».*4 В результате незаконного перераспределения собственности Русского народа во владение группы Березовского и других еврейских кланов создаются огромные личные состояния, которые были многократно умножены махинациями со средствами государственного бюджета и аферами по скупке приватизационных чеков, выпуску акций дутых предприятий и т. п, Один из бывших руководителей службы безопасности президента РФ Стрелецкий рассказывает: «Все коммерческие и финансовые структуры, которые сейчас на слуху, вроде бы появились как грибы, незаметно, но на самом деле выросли они на бюджетных государственных деньгах. Я говорю о «Мост-банке» Гусинского, структурах Березовского, бывшего министра внешней экономики Авена и др. Как это произошло? Государственные деньги перекачивались, превращались в «нал», уходили за рубеж».*1

Символом еврейского капитала 90-х годов стал известный аферист Березовский, абсолютно аморальный человек, уголовного склада, способный на любое преступление.*2

*1 Мир новостей. 25.11.1996. *2 Как свидетельствует бывший начальник службы безопасности президента РФ генерал Коржаков: «Спустя полгода после знакомства, в 1993 году, Березовский начал уговаривать меня убить г-на Гусинского. Рассказывал про него страшные вещи. Где-то компрометирующие документы добывал. Лично я Гусинского тогда в глаза не видел. Но я знал, что он хотел со мной встретиться и объясниться. Но после рекомендаций Березовского я избегал встречи. Потом у Березовского появилась новая версия врага — Юрий Михайлович Лужков. Будто все беды у нас от Лужкова, а Гусинский задумал сделать его президентом.

Наконец, Березовский еще две жертвы наметил — очень уж ему не нравились Иосиф Давидович Кобзон и Лисовский. Он тогда такую хитроумную операцию придумал, как их убрать, что я стал даже сомневаться: может, Борис Абрамович сумасшедший?» (Лица. 1996. Октябрь, N 4).

Учитывая такую кровожадность Березовского, можно предположить, что ряд заказных убийств предпринимателей и банкиров случились не без его участия. Пишу эти строки и поневоле опасаюсь за свою жизнь.

Его возвышение связано с рядом громких афер. В частности, Березовский руководил созданием так называемой дилерской сети по продаже автомобилей «ЛогоВАЗ». В результате оказался разоренным Волжский автомобильный завод, ибо деньги за проданные машины ему не попали. Под руководством этого же афериста было создано общество «АВВА», которое продало акций на 3 трлн. руб. Общество создавалось для налаживания производства народного автомобиля, но в результате его функционирования сотни тысяч вкладчиков потеряли свои деньги, а Березовский стал еще богаче. Крупный финансовый ущерб нанесло хозяйничанье Березовского на 1-м канале ОРТ, долги которого в результате этого достигли гигантских размеров.

Бывший пресс-секретарь президента РФ П. Вощанов, хорошо знающий аферы Березовского, публично попросил его ответить на вопросы, касающиеся своей прошлой деятельности:

«Первый связан с операциями «ЛогоВАЗа», касающимися торговли реэкспортными «Жигулями». Второй — о гигантской финансовой пирамиде Всероссийского автомобильного альянса, которая ничуть не ниже известной «МММ» (кстати, Мавроди, по некоторым сведениям, является собственником почти 40% акций «ЛогоВАЗа»). Хотелось бы, чтоб господин Березовский рассказал о том, как, используя Коржакова, выбил у президента фантастические льготы для гигантского мыльного пузыря под названием «создание народного автомобиля». Об ОРТ ничего говорить не хочу, но пусть все же новый радетель национальной безопасности ответит на обвинения Счетной палаты, которая утверждает, что первый канал — величайшая финансовая афера. Есть и другие вопросы — о деятельности Объединенного банка, о Сибнефти, об Аэрофлоте. Наконец, о недвижимости в Израиле».*1

Деятельность других еврейских аферистов развивалась в том же духе. Преступными методами еврейские кланы сколотили огромный капитал, главными отличительными чертами которого стали непродуктивность его для российской экономики и паразитизм.

Прежде всего еврейский капитал, контролируя около 60% российской экономики, не создает ни одного рубля национального богатства, а, наоборот, откачивает это богатство за границу, обрекая российское производство на умирание.*2 Еврейские банкиры не заинтересованы в развитии нашей страны, а рассматривают ее только как источник сверхобогащения.*3 Практически все они являются одновременно гражданами других стран (прежде всего Израиля) и готовы в любой момент покинуть Россию. По официальным данным, 98% всех банковских капиталов (на 2/3 контролируемых еврейскими кланами) инвестируется не в промышленность, а в краткосрочные торговые кредиты, чаще всего в торговые кредиты до месяца.*4 Это означает, что при той структуре товарооборота, которая сложилась в России после 1991 года, когда подавляющая часть товаров завозится из-за границы, еврейский капитал фактически финансирует иностранную промышленность, создавая в зарубежных странах новые рабочие места и отнимая работу у российских тружеников. Более того, прибыли, полученные еврейским капиталом в результате продажи иностранных товаров в России, откачиваются им за границу.

*1 Комсомольская правда. 5.11.1996. *2 За пять лет развития еврейского капитала промышленное производство страны сократилось на 60%. *3 «Таких доходов, таких прибылей, которые можно зарабатывать в России, нигде нет», — хвастался перед израильской телеаудиторией (2-й канал, 3.10.1996) подручный афериста Гусинского некто Хаит, тесно связанный со структурами, которые близки к спецслужбам Израиля (Мир новостей. 25.11.1996). *4 Данные приведены видным специалистом, бывшим генералом КГБ Н. С. Леоновым (Русский Вестник. 1996, N 49/51).

На базе антирусской деятельности еврейского финансового капитала к 1995-1997 годам возникла еврейская финансовая олигархия, ставшая главным тормозом экономического и политического развития нашей страны, встроенным механизмом «гарантированного технологического отставания» России. Финансируя иностранную промышленность откачивая полученные прибыли за границу и таким образом лишая российскую экономику промышленных капиталовложений, еврейская финансовая олигархия подрывает не только настоящее, но и будущее нашей страны.

Создание еврейской финансовой олигархии в России приветствовалось мировой закулисой, один из главных печатных органов которой, английская газета «Файнэншл тайме», дала пространную информацию о ней. На страницах влиятельной газеты сообщалось, что в январе 1996 года во время мирового экономического форума в Давосе группа ведущих российских бизнесменов и политиков во главе с А. Чубайсом при поддержке самых могущественных сил Запада на тайном совещании сформулировала «альянс в целях изменения будущего их страны».*1

*1 Financial times. 1.10.1996.

Члены этого альянса решили любой ценой бороться за сохранение криминально-космополитического режима. «Они пришли к общему выводу, что сделать это можно только с Ельциным и при ведущей роли Чубайса». «Эта встреча, — отмечала «Файнэншл тайме», — привела не только к победе Ельцина на выборах, но создала новый центр власти в России, объединив магнатов, формирующих новый капитализм в стране и бывших до этого свирепыми соперниками». Та же самая тесно связанная группа из семи бизнесменов (как в свое время Политбюро. О. П.) теперь встречается еженедельно и тесно сотрудничает с А. Чубайсом. Ее члены вполне открыто изображают себя в качестве главной движущей силы российской политики. Последовавшее после назначения Потанина возвышение Березовского консолидирует их хватку за власть. Помимо Березовского в группу входят Потанин (бывший глава ОНЭКСИМбанка), Гусинский («Мост-банк»), Ходорковский («Менатеп»), Авен и Фридман («Альфа-банк»), Смоленский (банк «Столичный»). Шесть этих людей и стоящие за ними финансовые группы, по словам Березовского, контролируют около 50% экономики страны. Все эти банкиры рассматривают себя как своего рода творение Чубайса, поскольку их преуспевание основано на проведенных им «реформах». «Моя позиция вполне естественна: я являюсь продуктом приватизации, — заявил Березовский. — Вот почему чисто ментально я так близок к Чубайсу». Ныне вместе с президентской дочерью Татьяной Дьяченко Чубайс служит этим бизнесменам своего рода посредником в плане доступа к больному лидеру. «Еврейские бизнесмены создали выдающуюся политическую машину для процветания и продвижения рыночной экономики, так же как и для обслуживания собственных финансовых интересов. Они не только играют важную роль в правительстве и в Кремле, но также контролируют две основные телевизионные сети и растущее число общенациональных газет, которые они эффективно используют для достижения своих целей».*1

Возвышение евреев в политической и экономической жизни страны сопровождалось стремительным ростом их националистических сионистских организаций, раскинувшихся широкой сетью по всей территории нашей страны. К 1995 году они объединяли около 50 тыс. человек во всех крупных городах России.

В начале 1995 года еврейские националисты и сионисты собрались на учредительный съезд новой организации — Российский еврейский конгресс. Президентом конгресса стал финансовый аферист Гусинский («Мост-банк»), видную роль в организации заняли два его сподвижника на ниве присвоения национального богатства Русского народа В. Малкин («Российский кредит») и М. Фридман («Альфа-банк») все члены еврейской финансовой олигархии. Само заседание конгресса прошло с большой помпой — первый заместитель главы президентской администрации Красавченко зачитал приветствие от Ельцина, выступали Лужков, послы Израиля, США, ФРГ. От Израиля был главный раввин Ицхак Кулитц, от США — известные политики и предприниматели. На вечернем приеме, сообщалось в еврейской печати, присутствовала «вся Москва» — вся артистически-предпринимательская «тусовка».*2

*1 Financial times. 1.10.1996. *2 Новое русское слово. 17.1.1996. *3 Так считают, например, и многие евреи. Уже упомянутый мной еврейский публицист Л. Радзиховский прямо так и говорит: «Новые («свои») политические элиты» (Там же. 17.1.1996).

С самого начала утверждения криминально-космополитического режима, который многими отождествляется с еврейской властью*3 еврейские религиозные и националистические организации пытаются унизить Русский народ, глумятся над его святынями и древними обычаями.

1 декабря 1991 года еврейские религиозно-националистические организации, возглавляемые раввинами, осуществляют страшное преступление перед Русским народом — ритуальное осквернение великой святыни Русского народа — Московского Кремля. Впервые со времени  своего основания Кремль стал местом проведения ритуального праздника чужой религии — иудейского праздника Хануки. Надругательство над святыней Русского народа было санкционировано президентом и Верховным Советом РСФСР.*1 Раввины и хасиды с торжеством приплясывали возле кремлевских православных соборов, во Дворце съездов устроили концерт, выступали лидер еврейских религиозных националистов М. М. Шнеерсон, агент влияния США Е. Боннэр и тому подобные личности. Кощунственному акту надругательства над русскими святынями организаторы ритуала придали международное значение. Для этого был устроен телемост с Нью-Йорком, Парижем, Лондоном и другими городами.

Одновременно с подготовкой и проведением праздника Хануки еврейские религиозные националисты — хасиды организовали в Москве погром в Государственной библиотеке имени Ленина. Не имея никаких юридических оснований, хасиды нагло требовали выдать им из фондов библиотеки коллекции книг, являвшиеся национальным достоянием России.*2

*1 Среди российских политиков не нашлось ни одного, кто бы открыто выступил против демонстративного осквернения русских святынь. Только Союз православных братств направил российским властям телеграмму, в которой, в частности, говорилось: «Намечаемое на воскресение 1 декабря празднование иудейского праздника Хануки в самом сердце российских православных святынь — в стенах Московского Кремля — является беспрецедентным глумлением над Православием, кощунственным попранием вековых традиций Православной Церкви и всего Русского народа». Ответа на телеграмму не последовало. Около сотни русских патриотов организовали пикеты под лозунгом «Общечеловеческое преступление — превратить святой Кремль в синагогу! » Возмущенные москвичи демонстративно рвали иудаистские брошюрки о праздновании Хануки. *2 Первоначально еврейские должностные лица из российского правительства — Шохин и Бурбулис, а также председатель Верховного Совета РСФСР Хасбулатов тайно подписали разрешение на выдачу этих книг хасидам. Однако после огласки этого должностного преступления Госарбитраж отменил разрешение.

Получив отказ, они организовали хулиганское нападение на библиотеку. Как рассказывал свидетель событий заведующий отделом рукописей ГБЛ В. Дерягин: «На следующий день (19 ноября 1991. О. П.)… хасиды, а с ними было восемь американских граждан (среди них — профессора) и один израильский, пришли в ГБЛ с огромными ящиками для упаковки книг. Приехало американское телевидение. Хасиды исполняли ритуальные танцы, вели себя «раскованно», курили, плевались, а когда старый человек, дежурный по библиотеке, сделал им замечание, ударили его по лицу, сбили с ног, стали избивать. С милиционера, бросившегося на помощь, сорвали погон, топтали фуражку… Но «сверху» милиции был дан приказ: никакого насилия. Я спросил у стоявшего неподалеку второго секретаря американского посольства: все американцы такие хамы, как ваши профессора, — пьют виски в библиотеке, плюются, курят? И что бы сказали мне, русскому профессору, веди я себя так да еще и, подобно хасидам в ГБЛ, заночуй на ковре в кабинете директора библиотеки Конгресса?»*1 17 февраля 1992 года хасиды совершили еще один русский погром — настоящее бандитское нападение на главную российскую библиотеку. Как рассказывали очевидцы, в половине одиннадцатого утра к самому входу в «Ленинку» подкатил автобус, который высадил около тридцати хасидов и бейтаровцев во главе с американцем Левинсоном. На пути кипящей ненавистью толпы встал постовой милиционер Сергей Сорокин. Хасиды били его ногами, били головой об пол, душили шарфом. На пол летели шкафы, столы и стулья. На помощь милиционеру пытался прийти случайно оказавшийся в здании библиотеки читатель. Он был также избит.

Прибывшие вовремя омоновцы оттеснили толпу к выходу. Хасиды выскочили на улицу и спешно скрылись все в том же автобусе.

«Считайте это предупреждением», — были их последние слова.*2

Еврейские националисты пытаются терроризировать русское патриотическое движение фальсифицированными судебными исками. В начале того же 1992 года они подают в суд на журнал «Наш современник» и заместителя его главного редактора, замечательного русского публициста А. И. Казинцева. Против русского журналиста был нанят известный еврейский адвокат Г. Резник, прославившийся подобными тяжбами. Однако политического процесса против «Нашего современника» еврейским националистам организовать не удалось. Сразу же выяснилась несостоятельность их претензий.

Еврейские националисты дошли до такой наглости, что пытались вмешиваться во внутренние дела Русской Церкви. Первый съезд Конгресса еврейских организаций и общин заявил, например, о своем намерении обратиться к Патриарху Алексию II с требованием «принять неотложные меры в связи с публикациями митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна».*3

*1 Литературная Россия. 29.11.1991. *2 Советская Россия. 18.2.1992. Сержант С. Сорокин, честно выполнивший свой долг, госпитализирован с черепномозговой травмой и переломом костей носа. Пол огромного подъезда ГБЛ был залит кровью избитых людей. Но никто из погромщиков к уголовной ответственности привлечен не был. *3 Молодая гвардия. 1996, N 10. С.147.

Созданные в годы правления криминально-космополитического режима средства массовой информации практически полностью оказались в руках еврейских дельцов и журналистов. Их направленность  приобрела откровенно антирусский характер, чуждый традициям и обычаям великой страны. Газеты, журналы, телеэкран заполнили порнография, жестокость, культ насилия, пошлость, сальные местечковые шуточки, а также самые отвратительные образцы западной маскультуры, основанные на бесстыдной эксплуатации низменных чувств человеческой природы и дурном вкусе. В политическом плане еврейские

СМИ тиражировали обман, фальсификацию, клевету, надругательство над святынями и высокими чувствами русских людей.*1 В целом средства массовой информации криминально-космополитического режима являли собой гремучую смесь коммунистического агитпропа и западных форм оболванивания личности. Продажные журналисты, вроде Е. Киселева, С. Доренко, Сорокиной, Голембиовского, Гусева, Е. Яковлева, еще пять лет назад подобострастно внимавшие инструкциям ЦК КПСС, стали яростными сторонниками «свободной» печати, существующей на деньги еврейских финансовых аферистов и западных спецслужб.

Еврейские дельцы искали в средствах массовой информации только прибыль и возможность поквитаться со своими конкурентами и политическими оппонентами. «Я, — например, заявлял Гусинский, — прежде всего смотрел на средства массовой информации как на средство вложения капитала… механизм защиты своих и только своих интересов».*2 «Мы, — вторил ему Березовский, — были первыми, кто осознал, как СМИ могут помочь в реализации различных шагов, которые мы хотим предпринять».*3 А цели этих еврейских аферистов, как я уже показал выше, резко расходились с интересами Русского народа, ибо были направлены на расхищение национального богатства нашей страны.

Гусинский при покровительстве Лужкова вместе с ТОО «Итоги» (руководимым журналистом-русофобом Е. Киселевым) учреждают телерадиокомпанию НТВ, которой по распоряжению президента и правительства (занимался вице-премьер Шумейко) был передан 4-й канал телевидения.*4 Кроме НТВ, Гусинский покупает газету «Сегодня» (гл. редактор еврейский журналист Дм. Остальский), спонсирует «Московский комсомолец» и «Литературную газету».*5

*1 В океане лжи и фальсификаций криминально-космополитических средств массовой информации существовали небольшие островки правды, чести, порядочности и патриотизма, воплощенные в телепередачах русской информационной программы «600 секунд» (1987-1993; создатель и ведущий А. Г. Невзоров) и еженедельных публицистических выпусках «Русский дом» (создатель и ведущий А. Н. Крутов). *2 Беседа на израильском телевидении, 2-й канал, 3.10.1996. *3 Financial times. 1.11.1996. *4 Кто есть кто. 1994, N 3. *5 Кучеренко В. Москва — империя тьмы. М., 1995. С.212.

Другой еврейский финансовый аферист — Березовский — купил 16% акций 1-го канала российского телевидения ОРТ и стал его фактическим хозяином, так как номинальный хозяин ОРТ — государство — отстранилось от финансирования этого канала.*1

*1 Мир новостей. 4.11.1996.

Многие передачи российского телевидения, особенно 1-го и 4-го каналов, приобрели откровенно антирусский, в некоторых случаях ритуально антирусский характер. Так, 7 сентября 1992 года по первому каналу для миллионов телезрителей показали посещение художественной галереи «Реджина-арт» (Москва) группой «чернобородых лиц» и совершенное ими ритуальное убийство свиньи. Тут же она была расчленена и ее окровавленные куски розданы участникам действа. Характерно, что перед тем как свинья была тщательно вымыта и заколота, один из участников ритуала, указывая на свинью, заявил: «Она (свинья) являет образ России, вечно комплексующей, наполненной вечными комплексами, которые нельзя разрешить, а можно только разрубить! «

Все без исключения крупнейшие российские ежедневные и еженедельные газеты находятся в руках еврейских журналистов и финансируются преимущественно из средств еврейской финансовой олигархии.

Главные российские газеты

(данные на середину 90-х годов)

+————————+————————-+———————+

|Название газеты         | Фамилия главного | Национальность |

|                                            | редактора | |

+————————+————————-+———————+

|Известия                     | И. Голембиовский | еврей |

|Независимая газета   | В. Третьяков           | еврей |

|Сегодня                       | Д. Остальский        | еврей |

|Коммерсант-дейли    | В. Яковлев               | еврей |

|Общая газета              | Е. Яковлев               | еврей |

|Литературная газета | А. Удальцов             | еврей |

|Московские новости | В. Лошак                  | еврей |

|Московский комсомолец | П. Гусев            | еврей |

|Вечерняя Москва       | А. Лисин                 | еврей |

+————————+————————-+———————-+

В развитии еврейской печати большую роль сыграло правительство Москвы и лично мэр Лужков. «Московские новости», например, получили от столичных властей за символическую плату (фактически в подарок) здание в 6 тыс. кв. м, где тут же обосновался еврейский банк «Столичный» (руководитель А. Смоленский). В этом банке одну из главных административных должностей заняла жена главного редактора «Московских новостей» Лошака.*1 Так финансовые аферы шли рука об руку с продажностью, коррумпированностью журналистов криминально-космополитического режима.

Утверждение власти еврейской финансовой олигархии сразу же изменило поведение интеллигенции «малого народа». Если раньше она стремилась не выделяться из общей массы российской интеллигенции, мимикрировала под нее, то после разрушения СССР «смело» объявила себя главной «революционной силой», ничего не имеющей общего с «этими совками». В течение двух-трех лет еврейская и околоеврейская интеллигенция резко, даже воинственно противопоставила себя русской интеллигенции, как и всему Русскому народу, претендуя на роль «интеллектуальной хозяйки» страны. Как торжественно заявлял Л. Радзиховский: «Еврейская и околоеврейская интеллигенция являлась в России одним из главных носителей западно-либеральной идеологии, стала идеологом этой революции».*2

Не гнушаясь самыми постыдными, подлыми методами, опираясь на поддержку криминально-космополитического режима, подкуп, запугивание, шельмование, интеллигенция «малого народа» захватила власть практически во всех творческих союзах, кроме Союза русских писателей России, где получила достойный отпор. Еврейские и околоеврейские писатели не захотели жить в общем доме с русскими и вышли из него, образовав свой еврейский союз, а также антирусскую литераторскую организацию Пен-Центр, связанную с масонскими структурами Запада.

«Совестью» интеллигенции «малого народа» всегда были так называемые правозащитники (диссиденты). Однако события перестройки и разрушения СССР воочию показали истинное лицо этих «правозащитников». Многие из них оказались просто негодяями и проходимцами, связанными с западными спецслужбами, вроде В. Новодворской, не постеснявшейся публично назвать себя «внештатным сотрудником ЦРУ», *3 или С. Ковалева, помогавшего дудаевским бандитам и закрывавшего  глаза на массовые убийства русских в Чечне.

*1 Кучеренко В. Указ. соч. С. 243. *2 Новое русское слово. 17.1.1996. *3 Нилов В. В борьбе за Россию. Флорида, 1996. Т.3. С.258.

После разрушения СССР Запад перестал платить «диссидентам» за их подрывную работу и все они в одночасье испарились с политической арены. Как справедливо отмечалось: «Запад, который яростно защищал права каждого диссидента, каждого «пятидесятника», каждого правозащитника, сразу же после распада СССР потерял всякий интерес к защите прав человека или этнических групп на обширной территории бывшего Советского Союза. Никто сейчас не вспоминает о «третьей корзине», никого не беспокоят массовые нарушения прав граждан по признаку их этнической принадлежности или религиозных верований, не волнуют тысячи убитых и искалеченных, миллионы обездоленных беженцев. «Права человека» как понятие исчезли из арсенала внешнеполитических отмычек сразу же, как только была достигнута политическая цель: уничтожение своего главного противника — СССР».*1

Столкнувшись с «правозащитниками», русские люди увидели их духовное убожество, невежество, жадность, но главное — патологическое русофобие. Весьма характерна для мировоззрения интеллигенции «малого народа» «идеология» В. Новодворской.*2

«Совкам (т.е. русским людям. — О. П.), — пишет эта бывшая «правозащитница», — ничего нельзя объяснить, ибо они и есть тот самый лучший, спелый, отборный плод славяно-византийско-скифской традиции. Варягам (так Новодворская именует еврейскую и околоеврейскую интеллигенцию. — О. П.) было плохо до 1991 года, совкам плохо теперь. А их смрадное море мы осушаем. Начался отлив, совки могут дышать только жабрами».*3

А вот еще несколько высказываний этой пламенной еврейской революционерки и бывшей «правозащитницы», которые очень характерно выражают антигуманность и невежественность интеллигенции «малого народа» (так думают 99% из них): «Апартеид — это правда, а какие-то всеобщие права человека — ложь».*4

*1 Леонов Н. С. Указ. соч. С.165. Из всех диссидентов только небольшая часть сумела честно признать подрывной, антигосударственный характер «правозащитной» деятельности. «Мы, — сказал А. А. Зиновьев, — метили в коммунизм, а попали в Русский народ» (Выступление по ВГТРК 28.2.1994). *2 В. Новодворская — член еврейского Союза российских писателей и антирусской литераторской организации Пен-Центр, наряду с такими именитыми русофобами, как Евтушенко, Окуджава, Ананьев и т.п. *3 Новое русское слово. 26.10.1993. *4 Цит. по статье В. Максимова «Сдача и гибель русской интеллигенции» //Правда. 19.4.1994; 30.11.1994).

«Русские в Эстонии и Латвии доказали своим нытьем, своей лингвистической бездарностью, своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали».

«Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников. А то как бы не срубить сук, на котором мы теперь сидим».

«Капитализм дает права с большим разбором, и далеко не все. Права на социализм в продаже нет».

«Право — понятие элитарное. Так что или ты тварь дрожащая, или ты право имеешь. Одно из двух».

«И не надо про совесть! Нет у человека никакой совести. У отдельных продвинутых экземпляров — есть, а у большинства — нет».

«Почему это в Америке индейцы не заявляют о своем суверенитете? Видно, в свое время белые поселенцы над ними хорошо поработали. А мы, наверное, в XVII-XVIII вв. что-то со своими «ныне дикими тунгусами» недоделали. И если я отдам жизнь за свободу Балтии, Украины, Грузии, то когда какая-нибудь цивилизованная страна вздумает завоевывать Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, где установились тоталитарно-фашистские режимы, я их благословлю на дорогу. Жаль, что Россия не может считаться цивилизованной страной. Трем вышеупомянутым государствам на роду написано быть колониями, ибо они не воспользовались во благо дарованной нами свободой. Хорошо бы, Англия ими поживилась».

«Нужно говорить с Россией очень сурово, ничего ей не уступать, держаться нагло и независимо».

«Я абсолютно не могу себе представить, как можно любить русского за леность, за его ложь, за его бедность, за его бесхребетность, за его рабство. Но это, может, не все его качества».

Подобно своим соплеменникам эпохи 20-х годов, еврейские революционеры 90-х кинули клич о необходимости перестройки «менталитета» Русского народа на новых началах. В области образования интеллигенция «малого народа» выдвигает много «новых» идей: преодоление тоталитаризма, плюрализм школ, формирование новой «ментальности и «толерантного сознания», выработку у учащихся навыков в американском духе «желания бороться и самоутверждаться», изменение «сознания ближайших поколений нации».*1

*1 Литературная Россия. 8.7.1994.

Главная цель «реформаторов» — полностью уничтожить все элементы русского национального сознания. «Тут говорили о национальном самосознании, — заявил на одном из совещаний «главный специалист по литературе» Министерства образования РФ Т. Колганов, — а нам не надо тянуть в школу национализм… надо прекратить давление на школу: раньше ей навязывали идеологию, а теперь так же навязывают духовность… Товарищи ученые, ну помогите понять нам, что это такое духовность?» Уничтожая национальное самосознание русских, мудрецы «малого народа» предлагают внедрение в российские школы «общеевропейского самосознания» и даже перековку русского языка на новый лад. Зам. министра образования РФ, некто В. К. Бацын высказывает такую мысль: русский язык является до сих пор «орудием милитаристской общности».*1

*1 Цит. по: Литературная Россия. 8.7.1994.

Резко упал творческий уровень интеллигенции «малого народа». Если ранее ее поддерживал опыт и высокий внутренний потенциал русской творческой интеллигенции, позволявшей ей держаться на плаву, то после «революционного обособления» оказалось, что «король был голый». Сама по себе интеллигенция «малого народа» за редким исключением оказалась не способна на истинное творчество и рождала только кич.

Низкопробность и низменность интересов и тем, недостаток образованности и культуры, пошлость, унылая серость, переходящая в воинствующую бездарность, подражательность западным «образцам» (чаще всего кичевой маскультуре) и, конечно, ползучая русофобия захлестнули экран, сцену, выставочные залы, толстые журналы. За десятилетие после начала перестройки творческая интеллигенция «малого народа» не сумела создать ни одного выдающегося произведения, достойного упоминания в положительном смысле, которое могло хоть как-то приближаться к творческим достижениям 40-70-х годов.

Творческая интеллигенция «малого народа» делает своими героями бандитов, убийц, проституток, наркоманов, примитивно пытается эстетизировать преступность и порок. Различные варианты «Интердевочек», фильмы о «всесильной мафии», «парнуха» и «чернуха» наваливаются на зрителя и читателя. «Революционеры» откровенно издеваются над русскими людьми, показывают их в карикатурном виде, самыми черными красками.

Характерный пример творческого бессилия интеллигенции «малого народа» — фильм А. Михалкова-Кончаловского «Курочка-ряба». Незнакомый с русской деревней иностранец описывает ее только черными красками как непролазную грязь и беспробудное пьянство. Главная мысль фильма — объявить виновным всех бед Русский народ, выказать презрительное и высокомерное к нему отношение. Весьма показательно, что при обсуждении фильма в телестудии в прямом эфире (1994) крестьяне села, где Михалков-Кончаловский снимал фильм, осмеяли недобросовестного режиссера, раскрыв его убогие методы показа русских людей. Оказывается, он попросил снять их обычную одежду и заставил обрядиться в старье, рваные, замасленные телогрейки, чтобы они соответствовали выдуманному им образу. Простыми, незамысловатыми фразами крестьяне разобрали этот фильм по косточкам, спокойно и без злобы показав его автора как «обыкновенного халтурщика». Конфуз был полный.

Антирусскую халтуру поставили на поток многие российские театры. Особенно здесь выделялся московский театр «Современник», руководимый еврейским режиссером Г. Волчек. Как писали газеты об одном из подобных спектаклей этого театра: «Почему герои так ненавидят свою страну, Россию? Сколько злого выплескивается в адрес Отчизны, сколько обвинений в ущербности, сколько унизительных слов! «*1

Демонстративно противопоставляя себя русским, деятели культуры «малого народа» на глазах теряли художественное чувство, талант, меру, превращаясь в заурядных ремесленников. Еврейский советский режиссер Э. Рязанов, поставивший в 50-70-е годы целый ряд талантливых фильмов, пользовавшихся заслуженным признанием, после 1985-го не сумел создать ничего достойного. Возвращение к своим еврейским корням обернулось для Рязанова творческой трагедией. Искусство Рязанова превратилось в дешевый еврейский кич, представляющий какой-то интерес только для очень узкого круга зрителей. А сам режиссер стал чем-то вроде ярмарочного комиссионера, стремящегося сбыть залежалый товар, рекламируя по ТВ, по-видимому за хорошую плату, разные сомнительные личности и организации.

Интеллигенция «малого народа» с завидным упорством пыталась вытеснить на периферию общественного сознания все, что относилось к коренной русской культуре и ее выдающимся деятелям.

Еврейский литератор Е. Евтушенко, например, составил в 1995 году антологию русской поэзии XX века, где представил преимущественно еврейских поэтов и поэтов «малого народа». Замечательный русский поэт Н. Старшинов назвал эту антологию «оскорблением русской поэзии».*2

*1 Московская правда. 10.12.1993. *2 Литературная Россия. 7.6.1996

Выдающиеся русские писатели вытесняются из толстых журналов, а на их место приходят многочисленные еврейские и околоеврейские литераторы 2-3-й руки, вроде А. Нуйкина, Н. Шмелева, Л. Жуховицкого, В. Войновича, М. Жванецкого и т.п. Произведения этих авторов распространяются даже через международную компьютерную сеть «Интернет», таким образом подменяя настоящее представительство русской литературы посредственными самозванцами.

По мере развития и укрепления власти криминально-космополитического режима криминализировалась и интеллигенция «малого народа». Это проявлялось в тесной связи и даже дружбе многих ее представителей с закоренелыми бандитами и убийцами, более того, эти интеллигенты нередко имели с ними совместный бизнес. Недавние певцы комсомола и партии стали певцами преступного мира, создавая фальшивые образы «благородных» бандитов и убийц. Большая часть фильмов, клипов, эстрадных песен, сочиняемых интеллигенцией «малого народа», была ориентирована на обслуживание бандитской, преступной среды. Идеализация, романтизация и даже эстетизация бандитов, убийц и деятелей разных преступных группировок — самая характерная черта «искусства» «малого народа» первой половины 90-х годов. Широко известны факты связи с главарями преступных группировок и отдельными бандитами певца И. Кобзона, актера Р. Быкова, глазного врача С. Федорова, литератора Ф. Медведева и мн. др.

С. Федоров, например, ходатайствовал о досрочном освобождении главаря бандитов Япончика (В. Иванькова), *1 а Р. Быков помог этому бандиту уехать в США.*2. Медведев написал целый роман «Мемуары из казино «Савой»», где рассказывал о своей «красивой» жизни в криминальной среде и тесной связи с преступными «авторитетами». Громкий скандал, закончившийся судом, разыгрался с некоей А. Витухновской, членом антирусского Пен-центра, задержанной за распространение наркотиков и связь с наркомафией.

Посещение бандитских сходок или похорон стало особым шиком для многих интеллигентов «малого народа». В августе 1993 года на похоронах погибшего от пули родного брата известного московского бандита О. Квантришвили (позднее тоже убитого) присутствовали, например, известные артисты и спортсмены: И. Кобзон, 3. Соткилава, А. Гомиашвили, В. Васильев, И. Ярыгин, А. Якушев, А. Тихонов и др.*3

Одним из самых позорных актов, показавших настоящее антирусское, антинародное лицо интеллигенции «малого народа», стало «письмо 42″*4 ее самых известных представителей, направленное 5 октября 1993 года Б. Н. Ельцину сразу же после зверского расстрела из танков защитников Дома Советов. Составленное в экстремистских тонах в жанре одновременно и подстрекательства и доноса, письмо содержало требование немедленной расправы со всеми инакомыслящими, запрещения всех русских партий, немедленного закрытия всех русских газет, проведения скорого суда по типу военного трибунала над руководителями русского сопротивления.

*1 Раззаков Ф. Указ. соч. С. 93. *2 Московская правда. 23.11.1995. *3 Московский комсомолец. 13.8.1993. *4 Известия. 5.10.1993.

Преступное письмо было подписано следующими представителями интеллигенции «малого народа»: А. Адамовичем, А. Ананьевым, Б. Ахмадулиной, Г. Баклановым, Т. Бек, А. Борщаговским, В. Быковым, Б. Васильевым, А. Гельманом, Д. Граниным, К). Давыдовым, Д. Даниным, А. Дементьевым, М. Дудиным, А. Ивановым, Р. Казаковой, С. Калединым, Ю. Карякиным, Ю. Левитанским, Д. Лихачевым, Ю. Нагибиным, А. Нуйкиным, Б. Окуджавой, В. Оскоцким, А. Приставкиным, Л. Разгоном, А. Рекемчуком, Р. Рождественским, В. Савельевым, В. Селюниным, Ю. Черниченко, М. Чудаковой. Такая реакция представителей интеллигенции «малого народа» объяснялась их паническим страхом за то, что русские люди потребуют от них ответа за преступные деяния против нашего Отечества в период перестройки и разрушения СССР. Во многих местах письма чувствовался знакомый пафос, который в начале 30-х годов вдохновил литераторов «малого народа» на написание позорной книги по истории строительства Беломорканала. Более того, некоторые места «письма 42» и позорной книги, воспевающей рабский труд русских заключенных («каналоармейцев»), почти текстуально совпадали.

т2. 658-687

***

Не меньший урон Россия понесла в области просвещения. Самая развитая в мире система просвещения, позволившая России первой запустить спутник Земли, первым выйти в космос русскому человеку, в 90-х годах в значительной степени разрушилась. Криминально-космополитический режим поставил своей целью полностью уничтожить прежнюю российскую школу, создав на ее месте космополитическую систему образования, ориентированную на отбор и подготовку кадров для нужд западных стран.

Руководство российского Министерства образования состоит из космополитов и воинствующих русофобов, намеренно разрушающих все лучшее, что было создано поколениями русских педагогов. Министерство совместно с «Фондом Сороса» осуществляет совместную программу вестернизйции русской школы. На масштабно организованных по всей России занятиях по повышению квалификации работников образования преобладали западные преподаватели и инструкторы, навязанные «Фондом Сороса».

На средства «Фонда Сороса» за 1992-1994 годы было создано 200 новых учебников, учебных пособий, хрестоматий по всему спектру гуманитарных дисциплин для школ и вузов.*2 В этих новых учебниках грубо искажаются, фальсифицируются факты русской истории, шельмуются и очерняются выдающиеся деятели Русского народа. Все гуманитарные трактовки событий русской жизни ведутся с позиции иудомасонских взглядов на мир, чуждых православному, русскому человеку. Все авторы новых учебников, созданных на деньги Сороса, принадлежат к интеллигенции «малого народа» (чаще всего евреи).

т2.767

***

За время правления криминально-космополитического режима были убиты многие тысячи русских патриотов. Конечно, больше всего их погибло во время государственного переворота сентября-октября 1993 года (об этом пойдет речь в следующей главе). Однако и в другие годы с момента прихода к власти Ельцина наносился немалый ущерб Русскому народу, от рук убийц гибли самые лучшие его представители.

Вот только некоторые самые известные случаи: 10 февраля 1990 года на московской кольцевой автодороге был найден убитым (сбит автомобилем) видный русский ученый Е. С. Евсеев, посвятивший многие свои исторические работы изучению преступлений сионизма; 26 апреля 1991 года убит в тюрьме (повешен) русский общественный деятель К. В. Смирнов-Осташвили, заключенный в тюрьму по доносу антирусской организации «Апрель»; 21 мая 1991 года насильственная смерть постигла выдающегося русского ученого А. К. Цикунова (А. Кузьмич), раскрывшего глаза многим русским людям на механизм экономического ограбления России; 6 октября 1991 года в Санкт-Петербурге убит выстрелом в голову известный русский поэт, певец Игорь Тальков, его убийца Шляфман бежал в Израиль; в 1992 году при неясных обстоятельствах после возвращения из США на операционном столе скончалась видный русский ученыйюрист Г. И. Литвинова, одна из первых бросившая открытый вызов космополитическому режиму; 12 августа 1993 года в Челябинске, во время командировки, убит (сбит машиной) редактор русской патриотической газеты города Екатеринбурга «Русский союз» Ю. В. Липатников; 24 августа 1993 года в Санкт-Петербурге зверски убит (множественные ножевые ранения) и сброшен в воду русский поэт, активист национально-патриотического движения В. Цикарев.

24 апреля 1994 года в Москве, накануне представления своей книги «Убийство Есенина», был убит и сброшен в воду русский писатель и поэт И. В. Лысцов; 30 июня 1994 года в Ижевске убит основатель патриотической газеты А. В. Красноперов; в октябре 1994 года в Москве при не вполне ясных обстоятельствах скончался выдающийся русский журналист, главный редактор газеты «Литературная Россия» Э. И. Сафонов, годом позже при таких же обстоятельствах умер замечательный русский публицист Ф. Я. Шипунов; 6 декабря 1994 года в Санкт-Петербурге убиты при покушении на руководителя Народно-республиканской партии России Ю. Беляева два его охранника.

Этот список можно было бы продолжать долго. Кроме убитых имелось еще множество пострадавших от покушений и нападений. Масштабность этих случаев свидетельствовала о непрекращающейся борьбе криминально-космополитического режима с русскими патриотами, напоминавшей революционный террор 1905-1907 годов против «Союза Русского Народа».

т2.770-771

***

Телецентр «Останкино» был с утра занят частями МВД. Незадолго до прибытия первых манифестантов к этим частям присоединилось и заняло огневые позиции спецподразделение «Витязь» под командованием подполковника С. И. Лысюка, ставшее основным исполнителем карательной акции.

В 19.12 начался расстрел, которым командовал зам. Куликова П. В. Голубец. Был открыт шквальный огонь на поражение по безоружным людям. Уже через несколько минут вся площадь перед телецентром была усеяна трупами погибших и сотнями раненых. Только по официальным данным, в Останкине погибло 68 и госпитализировано с огнестрельными ранениями 486 человек. На самом деле число убитых и раненых было больше. Боевики «Витязя» отличались особой жестокостью и садизмом. Раненых безоружных людей, находившихся в беспомощном состоянии, они умерщвляли, добивая ножами. У многих жертв перерезаны вены рук и ног. Среди погибших у телецентра были раненые, раздавленные БТР. Это подтверждает судмедэкспертиза, есть тому и живые свидетели. Зафиксированы случаи смерти от применения боеприпасов с отравляющими веществами.

Известны случаи пыток и истязаний. Так, 3 октября около 21.30 от телецентра в 111-е отделение милиции на Локомотивном проезде была доставлена 19-летняя девушка, студентка 3-го курса Государственного технологического университета с огнестрельным ранением в ногу. Судебномедицинская экспертиза установила, что смерть ее наступила мгновенно около 6 утра 4 октября от пулевого ранения в затылок, при этом на груди — 4 пулевых ранения от плеча до плеча, выбиты зубы, все лицо в ссадинах и кровоподтеках, отрезаны красивые длинные волосы. По описанию в морге, она числилась как женщина 45 лет с седыми волосами. И волосы у нее действительно не могли не стать седыми после такой смерти в 111-ом отделении милиции, где как раз и находился штаб спецназа «Витязь». Поддерживавшие заговорщиков средства массовой информации лживо представили события в Останкине как вопиющий акт вандализма и насилия со стороны защитников Конституции и повод для штурма Парламента. Особенно зловещую роль в распространении этой заведомой лжи и нагнетании антипарламентской истерии сыграли председатель ГТРК «Останкино» В. И. Брагин, председатель ВГТРК О. М. Попцов, М. Н. Полторанин, В. Ф. Шумейко, дикторы Н. Сванидзе, С. Сорокина, Т. Худобина, А. Шашков, В. Виноградов, С. Возианов, А. Нехорошев, Т. Миткова, Е. Киселев, а также Г. Явлинский, адвокат А. Макаров, актриса Л. Ахеджакова, Г. Хазанов и другие участники антиконституционного заговора.*1

*1 Гласность. 11.10.1996.

Почти всю ночь с 3-го на 4 октября возбужденные кровью представители криминально-космополитического режима и интеллигенции «малого народа» призывали с телеэкрана к расправе над русскими людьми. Видные еврейские политики Гайдар, Явлинский, Немцов с перекошенными от ненависти и страха лицами требовали беспощадно уничтожать защитников Белого Дома.

Тем временем в министерствах внутренних дел и обороны и Генеральном штабе обсуждались последние детали военной части заговора.

Со стороны МВД руководителями заговора были В. Ф. Ерин (министр), В. И. Панкратов (начальник ГУВД Москвы), А. С. Куликов (командующий внутренними войсками), П. В. Голубец (зам. командующего внутренними войсками), С. И. Лысюк (командир отряда спецназа «Витязь»), а также генералы МВД В. А. Огородников, А. А. Шкирко, А. Баскаев, В. И. Коваленко, В. А. Дурбанеев и др.

Со стороны Министерства обороны и Генштаба в заговоре участвовали генералы П. В. Грачев (министр обороны), К. И. Кобец (зам. министра обороны), Г. Г. Кондратьев, А. П. Ситнов, В. Т. Чуранов, Барынькин, Л. В. Кузнецов.

Общая численность войск, участвовавших в заключительной акции государственного переворота, составляла 67 тыс. человек, в том числе 40 тыс. военнослужащих внутренних войск и МВД, 18 тыс. военнослужащих Главного управления охраны президента РФ, 9 тыс. военнослужащих Министерства обороны. Им были переданы 10 танков, 80 БТР, 20 БПМ, 12 БРДМ, свыше 60 БМД.

На расправу с русскими людьми, защищавшими государственную законность, заговорщики бросили элитные подразделения Московского военного округа — 2-ю гвардейскую мотострелковую (Таманскую) дивизию (командир В. Г. Евневич), 4-ю гвардейскую танковую (Кантемировскую) дивизию (командир Б. Н. Поляков), 27-ю отдельную мотострелковую бригаду (командир А. Н. Денисов), 106-ю воздушно-десантную дивизию (командир Е. Ю. Савилов), 16-ю бригаду спецназа (командир Е. В. Тишин), 218-й отдельный батальон спецназа (командир В. Д. Колыгин). Кроме армейских частей на расправу с русскими людьми были брошены отряды «Бейтара». Начальник ГУВД Панкратов предоставил «Бейтару» часть БТРов спецназа, деятельностью которого в этих событиях руководил В. Боксер.

Расстрел Белого Дома, в котором находились, по данным Руцкого, около десяти тысяч человек, в том числе женщины и дети, начался внезапно, без каких-либо предупреждений или переговоров. Никаких предложений сдаться или вывести из здания женщин и детей не было, никаких ультиматумов о капитуляции Парламенту не выдвигалось. Как свидетельствовал Генеральный прокурор РФ А. Казанник, «допросив тысячу военнослужащих, мы получили следующие доказательства: никаких мирных переговоров в промежуток времени между событиями 3го и 4-го октября не велось — был отдан приказ штурмовать немедленно… В паузе между случившимся третьего и тем, что произошло четвертого октября, никто не предупреждал людей, оставшихся в Белом Доме о начале обстрела и штурма, то есть доказательства ведения каких-либо переговоров нет. Следовательно, события 4-го октября надо квалифицировать как преступление, совершенное на почве мести».*1

Расправа над безоружными русскими людьми началась с атаки БТРов, укомплектованных экипажами еврейской военно-террористической организации «Бейтар».*2 Первыми очередями из бейтаровских БТРов было убито около сорока безоружных людей, ночевавших в палатках возле Белого Дома. Бронированные машины наезжали на палатки, давили там не только спящих мужчин, но и женщин, и детей (ибо немало русских людей приехало на защиту Белого Дома с семьями). Случайно оставшихся в живых расстреливали из пулеметов. Бейтаровские БТРы разметали огнем и походную часовенку с молящимися женщинами и убили священника.*3

Затем вся огромная огневая мощь обрушилась на здание Белого Дома. Офицеры Кантемировской дивизии составили добровольческие офицерские экипажи для танкового обстрела. Замарав офицерскую честь за большие деньги, они нанялись обстреливать Белый Дом боевыми снарядами кумулятивного действия. Возникавшая при разрыве этих снарядов внутри здания ударная волна была столь сильной, что у жертв разрывалась голова. Стены внутри Белого Дома были забрызганы человеческим мозгом.*4

*1 Деловой мир. 1994, N 95 (928). С. 26. *2 Иванов И. Анафема. Записки разведчика //Завтра. 1994. Спецвыпуск N 2. С. 46. *3 Там же. *4 Независимая газета. 30.10.1993.

На крышах домов заговорщики и связанные с ними западные спецслужбы разместили своих снайперов, которые обстреливали не столько защитников Белого Дома, сколько мирных москвичей, пытаясь создать впечатление того, что стрельба по ним идет из здания парламен та. Особенно сильный снайперский обстрел велся с крыши посольства США, *1 что свидетельствовало о непосредственном участии правительства США в государственном заговоре против законной российской власти.

Вооруженные силы заговорщиков устроили настоящую бойню безоружных людей. На весь Белый Дом имелось несколько десятков автоматов, но и их приказом Руцкого не разрешалось использовать против наступающих путчистов. Руцкой категорически запретил открывать огонь за пределами Белого Дома и по целям вне здания. Как и 3 октября, действовал приказ огня не открывать. Оружие разрешено было применять только внутри здания, и то лишь в случае проникновения в него штурмующих частей. Этот приказ постоянно повторялся по внутренней сети радиооповещения Белого Дома и рациям. Зато путчисты обстреливали Белый Дом из всех видов оружия, танков и БТРов постоянно до 5 часов 30 минут 5 октября. Стрельба была прекращена на два-два с половиной часа, когда боевые подразделения «Альфа» и «Вымпел»*2 выводили депутатов, журналистов, женщин. Сразу же после этого бойня возобновилась. Солдаты и спецназовцы, многие пьяные, шли по коридорам Дома, убивая всех попадавшихся на их пути, добивая раненых — «действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева (МО) и Барсукова (ГУО): уничтожить находившихся в Белом Доме». Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры заговорщиков. Барсуков официально приказал «Альфе» уничтожать находящихся в Белом Доме, Грачев — танкистам, Тульской и Таманской дивизиям, Ерин — ОМОну и Дзержинской дивизии. Были уничтожены все оставшиеся в здании люди за исключением милиционеров и местных рабочих. Тела расстрелянных тайно вывезены и уничтожены. Доказательство того, что приказ был выполнен, — это то, что, по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента не обнаружено (!!! ). Официально объявлены в качестве погибших только убитые на улице.*3 Всего войсками заговорщиков было убито в Белом Доме и возле него не менее полутора тысяч безоружных людей.

*1 Иванов И. Указ. соч. С.46; как сообщали свидетели, сотрудники Министерства безопасности «особо выделили обнаглевших снайперов с крыши посольства США и советовали не подставлять им спину, поскольку те никому из «наших» (заговорщиков. — О. П.) не подчиняются» (Независимая газета. 30.10.1993). *2 В отличие от всех перечисленных выше подразделений бойцы «Альфы» и «Вымпела» вели себя достойно и не позволили расправиться с депутатами, как того хотели заговорщики, получившие от Ельцина инструкции уничтожить всех. *3 Иванов И. Указ. соч. С.90.

Еще трупы невинно убитых русских людей лежали теплыми и неубранными в комнатах и коридорах, а наемные войска заговорщиков начали грабеж. Тащили все, что возможно утащить, — от содержимого карманов жертв до видео- и оргтехники, компьютеров, телевизоров и т.п. Офицеры и солдаты подразделений, участвовавших в заговоре, получили баснословные денежные вознаграждения, а многие офицеры квартиры и дачи из «фонда президента».

Криминально-космополитический режим праздновал победу. Через несколько часов после окончания бойни его «духовные отцы» хасиды на крови павших исполнили возле Белого Дома ритуальную пляску Суккота. Враги Русского народа, и прежде всего еврейско-космополитическая интеллигенция (в том числе Д. С. Лихачев, Б. Ахмадулина, Г. Бакланов, А. Нуйкин, Б. Окуджава, А. Приставкин, Л. Разгон и т.п.), требовали от руководителей государственного переворота кровавой расправы над русскими патриотами, запрещения всех оппозиционных партий и органов печати. А самый крупный представитель интеллигенции «малого народа» (когда-то стоявший на позициях русской интеллигенции) А. И. Солженицын по поводу зверского расстрела Белого Дома с удовлетворением заявил: «В Москве, к счастью, сделан шаг к освобождению от коммунизма».

т2.785-789

***

В декабре 1994 года криминально-космополитический режим вверг Русский народ в бессмысленную и опасную для России войну в Чечне.

На этой территории Российского государства с помощью западных спецслужб в 1991 году был установлен антирусский режим генерала Дудаева, горского еврея, *1 связанного с ЦРУ еще по службе в Эстонии. Опорой режима стали чеченские преступные группировки и просто уголовники, выпущенные Дудаевым из тюрем. Впервые в мировой истории возникла «государственность», главным финансовым источником которой кроме денег американского правительства стали воровство, грабеж, рэкет. Под руководством «правительства» Чечни осуществляются мафиозные махинации с российской нефтью, поступавшей на нефтеперерабатывающий завод в Грозный, торговля наркотиками*2 и оружием, подпольное печатание российских денег, фабрикация фальшивых банковских авизо и другие финансовые аферы, ограбление поездов, проходящих через Чечню, создание гастрольных банд, похищение людей с целью выкупа.*3 Грозный становится своего рода столицей преступников всего мира.

*1 Аргументы и факты. 1996, N 3. *2 В чеченском селении Шали, например, существовала фабрика, производившая в год 30 т героина, распространявшегося отсюда по всему свету (Наш выбор. 1996, N 2). *3 В справке, подготовленной аналитической службой МВД РФ в декабре 1994 года, в частности, говорилось:

«Анализ оперативной информации свидетельствует о повсеместном нарушении в Чечне прав и свобод граждан, беспрецедентном росте преступности. Правоохранительные органы Чечни устранились от расследования преступлений, в том числе тяжких. На территории Чеченской республики ежегодно совершается до 600 умышленных убийств.

На Грозненском отделении Северокавказской железной дороги за 1993 год нападению подверглись 559 поездов с разграблением около 4 тыс. вагонов и контейнеров на сумму 11, 5 млрд. руб. За 8 месяцев 1994 года совершено 120 вооруженных нападений, в результате которых разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили более 11 млрд. руб.

Правительство России вынуждено было прекратить движение по территории Чеченской республики с октября 1994 года.

Чечня как рассадник преступности способствует ее экспорту во все регионы страны. На 1 декабря 1994 года объявлены в федеральный розыск за совершение преступлений 1201 человек чеченской национальности, в том числе в Москве — 64 чел., Санкт-Петербурге — 15 чел., республике Дагестан — 61 чел., Ставропольском крае 83 чел., Ростовской области — 38 чел.

Совершались террористические акции с захватами заложников и угонами воздушных судов в октябре 1991 года, в марте 1992-го, в декабре 1993-го, в мае, июне, июле и октябре 1994 года в Ростове-на-Дону и аэропортах городов Минеральные Воды и Махачкала.

В 1993 году в Российской Федерации изъято фальшивых денежных купюр на сумму 9, 4 млрд. руб., из которых 3, 7 млрд. руб. проходит по делам с прямым или косвенным участием лиц чеченской национальности,

При активном участии чеченских преступных группировок были организованы хищения денежных средств на сумму около 4 трлн. руб. За шесть месяцев текущего года в кредитно-финансовой сфере выявлено три тысячи хищений, сумма предотвращенного ущерба составила 900 млрд. руб. Из числа преступников, причастных к хищениям, 42% являются жителями Чечни» (Правда. 17.12.1994).

Укреплению преступного режима в 1991-1992 годах способствовали руководители российского правительства Гайдар и Бурбулис. По их указанию Дудаеву предоставили 200 самолетов разных типов, 50 современных танков, огромные склады первоклассного оружия и боеприпасов.*1

*1 Илюхин В. Указ. соч. С. 32.

Получив оружие, дудаевский режим с негласного одобрения Гайдара-Бурбулиса начал открыто преследовать русских. Их убивали целыми семьями, мучили и пытали, насиловали женщин. У многих отобрали квартиры и дома. Только за 1991-1994 годы чеченские бандиты убили и замучили десятки тысяч русских людей, вынудив остальных покинуть земли, которые Русский народ обустраивал более полутора веков, создав в этих диких районах современную промышленность и транспортные коммуникации. К концу 1994 года на территории большей части Чечни из русских остались только старики и инвалиды, не имеющие ни сил, ни средств покинуть эти места.

Военные действия в Чечне были спровоцированы мировой закулисой и поддержаны российскими финансовыми кланами и преступными группировками, заинтересованными в транспортировке российской нефти через Чечню.

Главный замысел мировой закулисы состоял в том, чтобы сделать Чечню, а позднее и весь Северный Кавказ детонатором расчленения России, усилить антирусские настроения и создать все условия для введения на Кавказ войск НАТО. Последнее было связано не только с задачами расчленения России, но и с установлением контроля над прикаспийскими нефтяными месторождениями, которые, по оценке ОПЕК и Мирового энергетического агентства, станут после 2005 года одним из главнейших поставщиков нефти на Запад. Весьма характерно, что начало военных действий в Чечне Ельцин согласовал с президентом США Клинтоном, занявшим в этом вопросе обычную для американского правительства двуличную позицию. Объявив, что разрешение конфликта в Чечне является внутренним делом России, он по секретным каналам отдал распоряжение о тайной поддержке дудаевскому режиму. Через Турцию, Пакистан, Саудовскую Аравию — стратегических союзников США — в Чечню хлынул поток денег и оружия.

Весьма характерно, что в этой войне дудаевцев готовили загодя. Первые чеченские бандформирования начали сколачивать и обучать еще в Турции (член НАТО) в марте 1991 года (50 человек, среди них выпущенный из тюрьмы уголовник Ш. Басаев). К концу 1992 года количество боевиков, подготовленных в Турции, перевалило за тысячу. Еще больше боевиков обучалось в Пакистане и Азербайджане при финансовой поддержке Саудовской Аравии. К декабрю 1994 года с помощью денег мировой закулисы дудаевский режим сколотил настоящую армию, состоявшую из 15 тыс. хорошо обученных боевиков, 30 тыс. ополченцев, 3-4 танковых бригад, 2-3 авиационных дивизий, огромного числа минометов, гранатометов, до тысячи единиц средств противовоздушной обороны, современных средств связи.*1

Сразу же после начала военных действий в Чечню были направлены тысячи наемников из Афганистана, Таджикистана, Иордании, Саудовской Аравии, Азербайджана и даже Украины, и Прибалтики. Наемники получали высокую помесячную оплату в долларах, а также премиальные: 200 долл. — за одного убитого русского солдата, 1000 долл. — за офицера.*2

На эти специально обученные бандформирования Ельцин кинул российские военные подразделения, составленные в основном из новобранцев. В результате уже в первый месяц войны погибли сотни русских солдат, ставших разменной монетой в той грязной игре, которую вела мировая закулиса с российским криминально-космополитическим режимом. В окружении Ельцина и в Министерстве обороны были шпионы (дудаевского режима? ЦРУ?), регулярно сообщавшие в штаб Дудаева сведения о предстоящей операции Русской Армии.*3 Российские средства массовой информации, и прежде всего телевизионные программы НТВ и ОРТ, с первых дней заняли откровенно антирусскую, предательскую, продудаевскую позицию, представляя в своих сообщениях русских солдат и офицеров в черном свете и намеренно закрывая глаза на зверства и бесчинства чеченских боевиков. Многие журналисты, информировавшие о событиях чеченской войны, были подкуплены Дудаевым.*4

*1 Наш выбор. 1996, N 2. *2 Командиры бандформирований получали очень большие деньги. Так, например, руководитель террористической акции, повлекшей гибель десятков людей в городе Кизляр в Дагестане (январь 1996-го), зять Дудаева, бывший член Чеченского обкома ВЛКСМ С. Радуев купил себе в Болгарии бывшую дачу Т. Живкова (Наш выбор. 1996, N 2). *3 Должностные лица из окружения Ельцина вспоминали случаи, когда их секретные докладные, направленные в единственном экземпляре «на самый верх», становились известны Дудаеву. В 1995 году планировались акции по уничтожению Дудаева. Для этого на территорию Чечни высадились четыре спецназовские группы с целью определить точное расположение Дудаева и при возможности его уничтожить. Все четыре группы сразу же попали в руки противника и были вырезаны. Их маршруты, как оказалось, дудаевцы заранее хорошо знали (Известия. 23.3.1996). *4 Известны случаи, когда Федеральная служба безопасности арестовывала курьеров, провозивших деньги для подкупа журналистов. В 1995 году ФСБ задержала некоего А. Даниленко, доставлявшего в Москву из Чечни 800 тыс. долл. для подкупа журналистов (Русский Вестник. 1996, N 49/51).

Особенно подлую роль в отношении русских солдат сыграли так называемые правозащитники из партии Гайдара «Выбор России» Ковалев и Юшенков. Они бесстыдно и лживо обличали русских солдат за «нарушение» прав мирного населения и вместе с тем делали все, чтобы скрыть от мировой общественности чисто бандитский, уголовный характер дудаевских наемников, творимые ими массовые зверства против русских.

Не желавшие особенно рисковать своей жизнью, чеченские боевики использовали в борьбе против Русской Армии мирное население. Во время военных действий они пускали впереди себя женщин и детей и стреляли из-за их спин по русским солдатам.

Несмотря на неблагоприятные условия и враждебную атмосферу, созданную вокруг русских подразделений, воевавших в Чечне, уже к лету 1995 года 9/10 чеченских бандформирований были разгромлены, бандиты были загнаны в горы и их разгром был предрешен. Тогда Дудаев посылает в русский город Буденновск Краснодарского края отряд наемников под руководством уголовника Ш. Басаева для захвата заложников из мирного русского населения. Бандиты захватывают буденновский родильный дом и требуют остановить военные действия против недобитых остатков бандформирований Дудаева. В поддержку бандитов выступает и Запад. Спустя сутки после захвата заложников в роддоме Буденновска, накануне предстоящего разгрома дудаевцев, премьер-министр Канады Б. Третьей зачитал Б. Ельцину совместное заявление лидеров «большой семерки», в котором выдвигались требования (фактически ультиматум) вывести войска из Чечни и начать переговоры с Дудаевым.*1

*1 Век. 1996, N 7.

Ельцин выполнил условия этого ультиматума. Русские войска были отведены. В течение нескольких месяцев Дудаеву была обеспечена передышка и дана возможность восстановить численный состав бандформирований, запас боеприпасов, оружия и техники, а также построить новые укрепления. Из Афганистана, Пакистана, Турции, Азербайджана прибыли новые отряды наемников.

После восстановления боевого потенциала Дудаев продолжил военные действия. Однако через год ситуация повторилась. Дудаевские банды снова были разгромлены, а Русская Армия контролировала большую часть территории Чечни. Тогда бандитами была повторена операция по массовому взятию заложников. На этот раз бандиты захватили сотни заложников в городе Кизляр (Дагестан). Руководил захватом зять Дудаева С. Радуев. Террористы убивали мирных жителей и требовали остановить разгром чеченских бандформирований. И снова на поддержку бандитов встала «большая семерка». В Чечню была прислана миссия ОВСЕ во главе с Т. Гульдиманом, занявшая откровенно продудаевскую позицию.

Судьба чеченской войны решалась вне России. Уже в начале 1996 года руководителям мировой закулисы стало ясно, что их главная задача — использовать Чечню для детонации процесса расчленения России — не была выполнена. Более того, ставился вопрос о самом существовании антирусского режима в Грозном. Чеченская война выматывала силы не только России, но и тайных западных покровителей дудаевского режима. Всего, по нашим расчетам, на ведение этой войны против России США, НАТО и их стратегические союзники истратили не менее 5-6 млрд. долл., причем значительная часть из этих средств была просто разворована преступниками из чеченского руководства, на которое делал свою тайную ставку Запад. Затянувшаяся чеченская война вместе с тем лишала огромных доходов некоторые российские финансовые кланы и преступные группировки, перекачивавшие российскую нефть через Чечню на Запад.

Осенью 1996 года под нажимом Запада криминально-космополитический режим пошел на подписание крайне невыгодных и унизительных для России хасавюртовских соглашений, согласно которым русские войска полностью выводились из Чечни, а Россия де-факто признавала независимость преступной, антирусской «чеченской республики». Подписание антигосударственного документа Ельцин поручил секретарю Совета безопасности РФ А. Лебедю, беспринципному политику, связанному с еврейским финансовым кланом Березовского.

В результате чеченской войны, по официальным данным, было убито 3896 военнослужащих федеральных войск, ранено 17 892, пропало без вести 1906 человек. Потери бандитов и иностранных наемников были значительно выше, составляя около 40 тыс. убитыми, сильно пострадало мирное население. Всего во время боевых действий в Чечне с декабря 1994-го по сентябрь 1996 года, по различным оценкам, погибло 80-100 тыс. человек.

т2.800-805

***

На окончательное «урегулирование» взаимоотношений с чеченскими бандформированиями Ельцин и Чубайс направили заместителя секретаря Совета безопасности, одного из главных представителей еврейской финансовой олигархии Березовского, *2 преследовавшего в первую очередь свои интересы в «нефтяном бизнесе» и тесно связанного с западными мондиалистскими структурами.

*2 Кроме российского Березовский имел еще и израильское гражданство.

В результате такого «урегулирования» интересы мировой закулисы и международных нефтяных дельцов возобладали над интересами Русского народа.

Реклама